Опубликовано: 1006

Самое яркое лицо MTV

Несколько лет назад Тая Катюша была самой яркой ведущей казахстанского музыкального телеэфира. Во всех смыслах – одни только волосы красного цвета чего стоили! Затем она переехала в Москву, стала VJ на MTV, где ведет программу “Доступный экстрим”. Кстати, красные волосы канули в Лету, теперь Тая Катюша – брюнетка. А разговор наш неожиданно начался с рассуждений… о театре. Точнее, с упоминания, что автор этих строк вечером собрался в

“Табакерку”.

Врагов нужно знать в лицо

– “Табакерка” – плохой театр, – убеждена моя собеседница.

– Почему?

– Потому что Табаков – хороший актер, но плохой режиссер и художественный руководитель. У нас театр воспринимается исключительно как развлекательное времяпрепровождение и зрелище. Люди идут не на режиссера, а на название спектакля на афише, на конкретных актеров. Но именно режиссер показывает нам свое прочтение произведения. Текста без прочтения не существует. Вернее, он есть, но, не прочитав, нельзя узнать, что там.

Первые три года в Москве я ходила в театры буквально на всё. Чтобы знать своих врагов в лицо. В последний год уже специально брала места с краю, поближе к выходу, чтобы можно было встать, уйти и никого не беспокоить. У нас только художественные руководители никуда не уходят. Я вот не понимаю, как у такого человека, как Александр Калягин, могло оказаться сразу два здания театра Et Cetera – на Новом Арбате и на Чистых Прудах – огромных и никому не нужных. Но при этом отобрали здание у Анатолия Васильева (протестовавшего известнейшего театрального режиссера уволили из созданного им же театра “Школа драматического искусства”. – Авт.), да так, что он вообще уехал из страны.

– Ты сказала “враги”…

– Ну да, а кто они мне? Идеологические враги. Самозванцы, прячущиеся за искусство.

Не нравится мат со сцены

– Кстати, в твоей анкете на сайте MTV в разделе “Не любит” написано “Драматургию братьев Пресняковых”. Они чем не угодили?

– Тем, что они хотят просто развлекать. Но вы же драматурги, а не шуты гороховые! Мне не нравится, когда со сцены МХТ имени Чехова звучит мат (речь о спектакле Кирилла Серебренникова “Изображая жертву” по одноименной пьесе братьев Пресняковых. – Авт.).

– А в кино и литературе кто твои идеологические враги?

– Почти все, если говорить о современных кино и литературе. То, что стоит на полках с надписью “Лучшие продажи”. Даже не хочу называть имена.

– Хорошо, зайду с другой стороны: единомышленники?

– Большая часть из них – мертвецы. Из ныне здравствующих – практически никто. Наверное, Пелевин. Хотя я его не люблю, но он, по крайней мере, трудится очень много. В отличие от тех “писателей”, что пишут про улицу в Москве, на которой живет больше богатых, чем на остальных улицах.

Да, в современной России не может быть другой культуры. Не могут все читать Достоевского, любить Линча, Гиллиама и Пазолини. Читают Робски и Минаева, смотрят “9 роту” и слушают Жанну Фриске. Но, к сожалению, это происходит в то самое время, когда мне 20 с лишним лет и я живу в этом идеологическом дерьме.

“Спалила” Диму Билана

– То есть музыкальное наполнение канала MTV с твоими вкусами расходится кардинально?

– Абсолютно верно.

– Как же ты там работаешь?

– А у меня нет пункта в контракте, который запрещает высказывать мнение по поводу того или иного музыкального контента. Чему я несказанно рада. Не было такого, чтобы я выходила в эфир и говорила: “А давайте сейчас посмотрим классного, талантливого Филиппа Киркорова!” Или кого-то еще. Если бы приходилось кривить душой, я бы там просто не работала.

Я, конечно, не ангел, но ни одно слово в эфире у меня не выскакивает по инерции. “О! Прикольный конкурс “Евровидение”! Это так круто! Нереально! Так здорово! Такие классные певцы! Давайте все вместе вольемся в этот праздник музыки!” Нет, такого никогда не было.

Еще и потому, что практически для всех на MTV тексты пишет редактор. А кто такой редактор? Это некий коллективный разум, рождающий абсолютно обезличенный текст. Когда меня принимали на работу, я сразу оговорила, что буду работать редактором на всех программах, к которым имею хоть какое-либо отношение.

– Проблемы из-за сказанных в эфире слов бывали?

– Могла иногда перегнуть палку. Но исключительно по музыкальному материалу, не переходя на личности. Пару раз были разногласия с покойным ныне Юрием Айзеншписом по поводу Димы Билана. В одном из его клипов снялась дочь Игоря Крутого, ну я и сказала, что наверняка многих из вас интересует, кто эта прекрасная дева с большим потенциалом? А между тем… это… И после каждого слова делала многозначительную паузу. Потом на канал пришел Юрий Шмильевич – а он был очень общительным человеком, – подошел ко мне и спросил: “Ну, что же ты несешь-то в эфире? Он же молодой артист, ему нужна поддержка с разных сторон”.

25-летний ветеран

– На канале есть цензура в отношении оценки музыкального материала того или иного артиста?

– У меня был только один такой случай, но корни недовольства, как выяснилось, исходили не от моего начальства. В эфире была группа “Дискотека Авария”, и я уже не помню, что сказала, но точно ничего жесткого. После ко мне подошла одна из работниц канала и сказала: “Нужно очень серьезно с тобой поговорить. Больше так не делай. Это пожелание руководства”. Оказалось – руководства “Дискотеки Авария”. На что я ответила: “Извините, ничем помочь не могу, а если есть проблемы – обращайтесь к МОЕМУ руководству”.

– Ты ведь один из VJ-“ветеранов” MTV?

– Нет, есть Тутта Ларсен, Александр Анатольевич…

– А потом – ты. Больше по времени на канале никто не работает.

– Черт возьми… Никогда об этом не задумывалась. Я ведь себе не ставила задачу сделать карьеру на телевидении. Просто это единственное, что я умела на тот момент, когда приехала в Москву.

Ломала шею и позвоночник

– Ты, кстати, давно сменила цвет волос?

– Уже года два как. В какой-то момент волосы просто начали отваливаться – я же пять лет ходила красной. И однажды по ночам стала слышать разговоры своих волос о том, что они намереваются покинуть мою голову, если я не прекращу эти химические эксперименты.

– А от мороженого почему отказалась?

– Дело в том, что у меня есть некая ответственность перед своими учениками. Не хочу их подводить. Да, да, учениками. Преподаю музыку детям от 6 до 10 лет на базе одного из московских театров. Какого – не скажу. Я вообще еще об этом никому не говорила. И мне это гораздо интереснее, чем работать на MTV. Я ведь училась в Гнесинском училище, пока со мной не приключилась травма два года назад – сломала позвоночник, шею, кости груди, был ушиб головы.

– Что случилось-то?!

– Шла, поскользнулась, упала, очнулась – гипс! (смеется). На вэйвборде сломалась. Это доска, которую цепляют за катером, как водные лыжи. Серьезно занималась этим видом спорта, были тренировки каждый день… А тут каталась, когда были уже сумерки, делала трюк, пошла на волну, выпрыгнула, и тут меня угораздило посмотреть вниз – центр тяжести сместился, и я упала. Да еще догнала себя доской. Полтора месяца пролежала в больнице. Когда выписалась, на меня надели шейный корсет и сказали, что через неделю будет вручение наград RMA и мне нужно работать на красной дорожке. И я в этом корсете, который облепила всякими наклейками “Funk!”, “Rock-n-Roll!”, и розовом плюшевом платье встречала гостей.

– Страшно было, когда упала?

– Не страшно – обидно. Глупо получилось. Если бы я каталась в Санкт-Петербурге, тренер бы мне подсказал, что уже поздно и не стоит ехать. А в Москве нет тренеров – есть просто люди, которые дают в аренду катера. Заплатил и поехал. И спортивный азарт во мне победил осторожность. Ну и больно еще, конечно, было.

Интеллигенты “A’Студио”

– Москва нравится?

– Не буду кривить душой, да. Мне и Питер нравится. Да вообще не бывает, чтобы мне где-то не нравилось. За время работы на MTV объездила практически все города России и по многу раз – в Ростове была шесть раз, в Хабаровске – четыре, в Петропавловске-Камчатском, во Владивостоке, я уже не говорю о таких городах, как Самара или Саратов. Хотела попасть в Анадырь, но пока не получилось.

– По чему-нибудь в Алматы скучаешь?

– По горам… Да по каждому сорняку! Если я сейчас начну перечислять, нарисуется подробная карта города и области, начиная от микрорайона “Мамыр” и заканчивая Чарынским каньоном.

– На прошлогоднем кинофестивале “Евразия” в программе “Новое казахстанское кино” показывали фильм “Мальчик-с-пальчик и Грибы-мстители с Марса” (№13 от 2 ноября 2007 года. – Авт.), где ты снялась в одной из ролей.

– Его сняли мои сердечные друзья и товарищи! Мне очень понравился присланный сценарий Дениса Куклина, и я поехала специально на съемки. Жаль, что в Казахстане так и не было официальной премьеры и картину мало кто видел. Здесь я показывала фильм нескольким людям, чье мнение для меня важно, и все говорили: как классно и оригинально! Сейчас ведутся разговоры о показе “Мальчика-с-пальчика…” здесь на телевидении. Так его увидят гораздо больше людей, чем в кинотеатрах. Потому что прокатная жизнь у такого кино будет сложная – не та картинка, не те цвета и не те диалоги, к которым привык современный зритель.

Кстати, недавно меня угораздило сняться в еще одном фильме, правда, не знаю, как он окончательно будет называться. Мы там снялись вместе с Михаилом Ефремовым: я, конечно же, играю телеведущую, а он приходит ко мне на передачу, и я ему задаю вопросы. Сценарий, конечно, не очень, но мне понравилось то, что там был Михаил Ефремов – удивительной энергии человек.

– А в Москве с казахстанской диаспорой поддерживаешь отношения?

– Одно время, пока не назначили нового посла, меня регулярно приглашали в качестве ведущей и DJ на различные встречи и вечера. Общаюсь с группой “A’Студио”. В Алматы не могла себе этого позволить: они были уже звездами, а я – начинающей телеведущей. У меня к ним трепетное отношение, они интеллигентные люди, это редкое качество для популярных артистов.

Дмитрий МОСТОВОЙ, Москва–Алматы

Загрузка...