Опубликовано: 1458

Сами с усами

Сами с усами

Когда у горожан есть все возможности обустраивать жизнь собственного города или поселка с максимальными удобствами.О “работе на местах” в Германии можно слагать оды и гимны. Не случайно ведь даже на официальном государственном сайте без ложной скромности подчеркнуто: “Модель местного самоуправления нашей страны... считается одной из самых эффективных в мире”.А тут в тему как раз подоспело письмо бывшего омского

журналиста Виталия Володина (блогерский ник “dewald“). Привожу рассказ коллеги со всеми стилистическими особенностями, свойственными “Живому журналу“.

И за большую цитату даже не извиняюсь: на данном примере очень уж наглядно подтверждается древняя истина: “Под лежачий камень вода не течет“.

“Мелкие” дела с крупными успехами

– ...Недалеко от нас, на реке Саар, есть городок Кёнен. Он совсем небольшой – 2275 жителей, 16 га виноградников, пара маленьких гостиниц да церковь. Такая типичная немецкая деревушка, где даже магазина ни одного нет, кроме булочной.Жить бы кёненцам да горя не знать, но есть у них одна проблема – по главной улице города (а она фактически единственная) проходит бундесштрассе №51. Бундесштрассе, или, в просторечье, бунд, – это в Германии шоссе федерального подчинения, классом ниже автобанов. В отличие от последних, которые в свое время нарезали по свободным территориям в обход любых поселений, бунды часто повторяют маршруты старых, еще средневековых или даже римских дорог, поэтому и “протыкают” на своем пути городки, подобные Кёнену.

Кёненцы, быть может, и дальше жили бы на дороге. Но вот только в последние годы движение по B51 стало с точки зрения местных ну уж сильно интенсивным.

Просто с соседями не повезло чуток – под боком Люксембург, где работать хорошо, а вот жить – дорого. Вот и скупает тамошний “офисный планктон“ домики среди саарских виноградников, и катается туда-сюда, а в итоге через Кёнен каждый день проезжают уже 15 тысяч машин, что сильно нервирует аборигенов.

Кёненцы давно добивались, чтобы эта дорога пошла не через их поселок, а в объезд. У немцев такое строительство на самом деле – процесс очень муторный. Пока проект разработают, пока проанализируют все детали, с собственниками земли договорятся, жителями, экологами и так далее – воды много утечет. Когда автобаны строят, то на подготовительный период аж по 20 лет закладывают. Но тут не автобан – уложились за пять. Местные терпели, не торопили – знают прекрасно, что это главная часть работы, мешать специалистам не надо. Это вот построить – да, плевое дело, два-три года – и готово.

В феврале наконец дошло и до стройки. Торжественно запустили бульдозеры, даже сам министр транспорта герр Рамзауэр по такому случаю приехал из Берлина. Кёненцы немного расслабились и начали уже мечтать каждый о своем. Кто о том, как заживет в тиши среди виноградников, ну а кто – как на его домик цена скакнет, когда мимо машины мотаться перестанут.

Но смотрят – месяц прошел, два, а работы на четырехкилометровом участке так толком и не двигаются. Начали разбираться – региональные чиновники на федералов пальцем тычут, федералы глаза прячут. Денег, оказывается, нет в этом году, все грекам ушло. Вы потерпите, мол, еще чуток, в следующем обязательно возьмемся с удвоенными силами. Если там, конечно, испанцы за греками очередь не займут или еще кто из сильно нуждающихся.Местные выслушали, отошли, посовещались немного и сказали: “Политика политикой, но дело так не пойдет. Мы терпели долго и еще потерпим, но только если будем видеть, что работа движется. А коли не так, то бензином дышать не желаем. Не хотите по-хорошему, будет вам по-плохому“.

Сказано – сделано. Однажды утром поехали клерки через Кёнен в свой Люксембург, глядь – а возле каждого дома плакат. А на плакатах лозунги – везде разные, но про одно и то же. Если коротко – хватит это терпеть, не забудем, не простим, выньте, господа хорошие, да и положьте нам объезд. Иначе ведь это только присказка у нас, а сказка вас ждет впереди.

И ведь придется бюрократам что-то делать. Потому как прекрасно понимают – не сделаешь, так завтра возле каждого дома появятся уже несколько другие плакаты – с именами нерасторопных чиновников и названиями партий, которые коварно обманули ожидания жителей маленького городка. А при таком раскладе уже велик шанс потерять голоса не только полутора тысяч кёненских избирателей, но и тех пятнадцати тысяч, что каждый день ездят мимо, теряя время и застревая в пробках. Их, к слову, кёненцам организовать – плевое дело, даже без перекрытия дороги: достаточно неаккуратно, но в пределах правил припарковать сотню машин на главной улице, которая по совместительству – шоссе, или дружно начать переходить дорогу по переходу в час пик.

А главное, в чем засада, – ни с кем толком не договоришься из местных, не припугнешь и не посулишь злата-серебра. Неприятный народец – лидеров нет, а самоорганизация присутствует.Так что хочешь не хочешь, а придется где-то изыскивать ресурсы...

Формы разные, содержание одно

На момент подготовки этого материала к печати стало известно, что к строительству дороги в объезд Кёнена уже приступили. Лишний раз подтвердив: “воздействие снизу” эффективно и работает. Организационно у немцев оно воплощается в четыре модели. Так называемая “южногерманская” состоит из общинного совета или городского собрания под началом главы исполнительной власти – бургомистра, который одновременно председательствует и в представительной корпорации.

В Гессене, Шлезвиг-Гольштейне, а также в городах-землях Берлине, Бремене и Гамбурге избранный населением представительный орган формирует исполнительную власть, называемую магистратом или сенатом.

Третья модель характерна для земель Рейнланд-Пфальц, Саар. Там бургомистр возглавляет и представительную корпорацию, и местную администрацию.

Ну а в таких федеральных землях, как Северный Рейн-Вестфалия, доминирует англосаксонская система “совет – управляющий”. Там исполком выборного местного органа самоуправления лишь оформляет решения собраний, играя номинальную роль.

Где инициативнее население и какая система работает лучше всего, долго не могли определиться. Ведь по Конституции ФРГ любым общинам любой из упомянутых выше моделей “...гарантировано право регулировать дела местного сообщества в рамках закона и под собственную ответственность...”. То есть реально демократичное государство предоставляет населению кадровый, организационный, плановый (строительство), правотворческий, финансовый и налоговый суверенитет.

– Но откуда “дровишки”? – спросит въедливый читатель. Внушительные платежи идут в казну местного самоуправления с земли, имущества, промыслов, налогов на автотранспортные средства, за содержание собак, от развлекательных мероприятий...

Плюс целевые сборы, разовые взносы богатых меценатов, федеральные и земельные дотации, льготные кредиты многих частных банков...

Так что в рамках Конституции и собственного устава при наличии достаточного количества евро все четыре типа местного самоуправления вполне успешно до начала двухтысячных годов справлялись и с развитием инфраструктуры своего региона, и с наведением чистоты, и с общественным транспортом, и туризмом, и жилищным строительством, и со школьно-дошкольными заведениями, содержанием дорог, больниц, театров, библиотек, музеев, социальных и спортивных учреждений...

Союз нерушимый...

Параллельно шло укрупнение муниципальных образований. Если к началу семидесятых годов их в Германии было около 24 тысяч, через десять лет осталось в два с половиной раза меньше. Финансовый кризис тоже внес свои коррективы. Успешнее всего в режиме экономии показала себя “баварская модель”. При которой, напомню, бургомистр избирается прямым голосованием. Одновременно возглавляя два органа власти – представительный и исполнительный.

Такой метод обеспечивает отсутствие разногласий между администрацией и депутатами. Государственный же надзор по отношению к муниципальным образованиям осуществляют субъекты федерации. Но не методом окриков и запретов, а путем тактичных разъяснений и компромиссных соглашений.

Свою позитивную роль играет и Союз немецких городов с его богатейшей, более чем столетней историей. 150 его сотрудников занимаются разработкой разного рода инструкций и прогнозированием законодательных актов на основе изучения накопленного опыта органов самоуправления.

Составляющие успеха

Какой можно сделать вывод из всего сказанного? Очень простой. У немцев нужно поучиться четкому разделению полномочий между уровнями вертикальной исполнительной власти. На местах жители представляют из себя не просто пассивное население, уповающее на добрую волю “сверху”. Сильная финансовая основа самоуправления, его богатый опыт, отсутствие разногласий между администрацией и депутатами, все это составляющие успеха – по-умному обустроенной, комфортабельной, избавленной от коррупции, хамства и нервотрепки жизни. Уютными буднями, в которых каждый занят своим делом. Не случайно ведь во всей германской республике так мало среди депутатов врачей, учителей, журналистов, бизнесменов... Каждый занимается именно тем, что более всего у него и получается.

Берлин


Загрузка...