Опубликовано: 1119

Самая счастливая

Самая счастливая

Хочу рассказать об одной удивительной женщине. На первый взгляд – совсем обычная, в меру симпатичная, в меру стройная, очень независимая, неплохая хозяйка. Таких – сотни тысяч. Даже миллионы. Если бы не одно “но”…

Когда мы переехали в новую квартиру, Таня первая пришла к нам знакомиться. Она мне сразу понравилась. Всегда улыбалась!

Бывало, забежишь к ней в 7 часов утра – открывает дверь с улыбкой. Заползешь поздно вечером, усталая, с работы – она, улыбаясь, ставит чайник на плиту. Непосвященный не усомнится: перед ним самая счастливая женщина!

К симпатии на первых порах примешивалась жалость. Такая прелестная молодая женщина – и инвалид! Как несправедлива судьба...

НЕ надо меня жалеть!

Это потом я поняла, что слово “жалость” совсем неприменимо к Татьяне. Она вычеркнула это слово из своего лексикона.

Таня окончила школу в числе лучших. Собиралась поступать в университет. Готовиться к вступительным экзаменам поехала к бабушке в крохотную деревеньку. Совсем рядом пролегала железная дорога. Как раз между деревней и речкой.

Сколько раз Таня перебегала по рельсам! Маршрут знакомый с самого детства.

В тот черный день с самого утра все пошло не так. Сначала ногу подвернула, но все равно с учебниками и тетрадками поковыляла на любимое место у речки. Потом неожиданно полил дождь. Таня побежала домой. Перебегая железную дорогу, рассыпала учебники. А гроза грохотала уже вовсю, и ливень стоял стеной.

Как она могла не заметить электричку? Очнулась уже на больничной койке. Рядом сидели заплаканные мама и бабушка. И была ужасная боль в левой руке и ноге.

Таня пыталась поднять руку. И – не смогла.

Как потом сказали врачи, если бы это случилось в городе, а не в глухой деревне, если бы Таню вовремя доставили в крупную клинику, все могло быть иначе. Но в районной больнице, куда ее, истекающую кровью, везли несколько часов чуть ли не на телеге, хирург ампутировал юной девочке руку до плеча и ногу до бедра.

“Когда мне сообщили, что со мной произошло, представляешь, первая мысль была: хорошо, что левая рука, не надо будет переучиваться писать, – улыбаясь, рассказывала Таня. – Вот дура-то была! Тут вся жизнь коту под хвост, а я про экзамены думала!”.

“Я дождусь!”

Когда встал выбор – инвалидная коляска или жуткий деревянный протез, Таня выбрала второе. И через год стала студенткой экономического факультета.

Я не знаю, как прошли ее студенческие годы. Мы познакомились позже. И Таня редко рассказывала о той поре. И, кажется, я догадываюсь почему.

Причиной была ее дочка, Алиска. Веселая и улыбчивая, такая же, как Таня, большеротая. Ровесница моего сына. Они вместе пошли в первый класс. И сын, вернувшись 1 сентября из школы, заявил, что он “будет жениться на Алиске”.

Я никогда не спрашивала у Татьяны, кто отец девочки. Но ни разу не слышала от нее жалоб типа все мужики сволочи!

А однажды у нее появился ухажер. Мы всем подъездом за нее переживали, очень хотели, чтобы роман завершился свадьбой. Парень хороший, Алиску любит, хозяйственный. Не красавец, правда. Но и не урод. На Новый год я позвала Татьяну к себе и сказала, чтобы приходила с Сергеем. На что она, улыбаясь, спросила: “А без него можно?”.

В ту новогоднюю ночь я все-таки узнала кое-что про Алискиного отца. На вопрос, почему она рассталась с Сережей, она задумчиво улыбнулась и сказала: “Я жду Его. Он обязательно вернется”.

Без преград

Она не переставала меня удивлять. Однажды пришла с отрезом кожи. Где-то оторвала по блату. И предложила: “Давай пошьем кожаные юбки!”.

Нашли мастера, заказали юбки. Я – скромненькую, монашеской длины. Танька – мини-юбку на молнии, с множеством наворотов. И ведь носила! Натягивала на свой протез черный чулок, надевала свою мини-юбку и рассекала по проспекту так, что мужики оглядывались!

У нее всегда были новые идеи. Кожаная юбка – это цветочки! Однажды вечером пришла и объявила, что записала нас обеих на водительские курсы. Я остолбенела! Какие курсы?! У меня нет машины! А у тебя нет не только машины, но и ноги и руки! Может, ты забыла? Она, азартно улыбаясь, убеждала: “Ну и что? Сегодня нет машины – завтра будет!”.

От курсов я решительно отказалась. А Татьяна прилежно отучилась и получила права.

Через некоторое время улетела в Германию. Как сама говорила шутливо, “по инвалидской линии”. И вернулась на красненьком “фордике”. Каким образом ухитрилась пригнать его через тысячи километров – только ей известно. Но теперь она, как заправский водитель, выйдя утром, пинала колеса своим протезом и вытирала стекло здоровой рукой. Водила она мастерски!

Особенная улыбка

Потом нас раскидало по разным городам. Прошло лет десять, прежде чем мы встретились еще раз. Совсем случайно. В нашей новой столице, в аэропорту, куда я приехала встречать друзей, меня окликнул знакомый голос. Улыбающаяся Татьяна спешила ко мне.

Она почти не изменилась – в меру красивая, в меру модная. Только вот улыбка была чуть-чуть другой. Я слушала ее радостные вопросы и старалась понять: что же все-таки в ней изменилось? И вдруг поняла: улыбка! Она улыбалась по-прежнему, во весь рот, но теперь – как-то особенно. Словно лучилась счастьем!

Все объяснилось, когда к нам подошел высокий седой мужчина, кативший чемодан. Танька, счастливо улыбаясь, представила: “Это мой муж!”.

Прощаясь, я шепнула ей на ухо: “Это Он?”. На что Татьяна с улыбкой ответила: “А разве не видно?”.

Татьяна ТЕН, Караганда

Загрузка...