Опубликовано: 1463

Сады в пустыне – это не мираж, а реальность – доказали в Израиле

Сады в пустыне – это не мираж, а реальность – доказали в Израиле

Что из успехов израильского сельского хозяйства стоит привить в буквальном смысле на казахстанской почве – коров с рекордными удоями, семена новых сортов или сложные распылители воды?

Наш корреспондент пытался найти ответ на этот вопрос во время поездки по образцово-показательным сельхозпредприятиям Израиля перед международной выставкой Agritech

Поездка по передовым хозяйствам чем-то напоминала туристическую экскурсию – толпа журналистов в быстром темпе осматривала достопримечательные теплицы, коровники и посевы. Тем не менее любознательный участник мероприятия мог получить самый подробный ответ на интересовавший его вопрос – устроители тура немедленно снабжали его всей необходимой информацией.

Кстати, на этой предупредительности я и обжегся. Стоило мне светского разговора ради затронуть животрепещущую тему удоев, как организаторы, истолковав в нужном им смысле мой интерес, насовали мне кипу проспектов. Плюс каждый встречавшийся в ходе поездки специалист по молочному хозяйству автоматически становился моим собеседником. К концу поездки я уже разбирался в способах утилизации навоза и рекордных показателях производительности коров.

Капельное орошение – хорошо, точечные технологии – плохо

К слову, такой же серьезный подход к делу ознакомления журналистов из разных стран проявили все представители принимающей стороны. Подробные разъяснения давались по любому вопросу.

Первым пунктом сельскохозяйственной программы шло посещение питомника компании Hishtil. На входе в питомник почему-то располагался загон для коров и свалка металлического лома. Картину дополнял классический пейзанский аромат – сена и навоза. Украинские коллеги с затаенным удовлетворением и со знанием дела отметили, что и “буржуйскому” агропромышленному комплексу тоже вполне свойственны типичные черты социалистического хозяйствования.

Но надо отдать должное – на территории самого питомника царил почти образцово-показательный порядок. Подобную чистоту, наведенную на столь обширной площади, в родном отечестве мне доводилось видеть разве что в расположении воинских частей…

Хозяева без лишних предисловий начали прием с лекции о своем деле. Наглядно – на схемах и графиках – объясняли, в каких странах работает их компания, сколько сэкономит фермер, отказавшийся от самостоятельного выращивания рассады в пользу закупки ее у Hishtil.

По тому же сценарию прошло знакомство и со следующим предприятием – компанией NaanDan Jain Irrigation, занимающейся производством и внедрением техники для полива: дождевальных машин, разбрызгивателей, трубопроводов для систем капельного орошения.

Для меня эта организация представляла особый интерес по той причине, что она развивала два проекта в Казахстане – под Шымкентом и возле поселка Каракемер.

После ответа на дежурные вопросы о возможностях использования техники капельного орошения в Казахстане менеджер компании Амир Бар неожиданно для меня повернул разговор в несколько иное русло.

– Капельное орошение – это хорошо, но совершенствование одной только технологии выращивания полезных растений – это не решение всех проблем сельского хозяйства. Помимо того что урожай надо вырастить, его надо сохранить, собрать, перевезти, переработать, – для наглядности Амир Бар загибал пальцы, называя очередной этап производства пищевых продуктов. – Если хоть одно звено в этой цепи будет недостаточно надежным, то любые, самые совершенные технологии не принесут успеха. Поэтому современные технологии надо внедрять не точечно, а во всю производственную цепочку.

Это, казалось бы, очевидное замечание помогло мне понять еще одну, тоже вроде бы лежащую на поверхности, вещь – почему в программе посещений стоят такие “разношерстные” предприятия, как питомники, молочные фермы, институты сельского хозяйства, агрохозяйственные объединения предприятий. Оказалось, нам демонстрировали весь технологический цикл – от выращивания рассады до упаковки и транспортировки продуктов.

Картошка с запахом мяты

Так, например, уже на следующий день в ARO – Организации сельскохозяйственных исследований – я с украинскими коллегами вдыхал запах мяты перед испытательным картофелехранилищем. Да, от отечественных овощехранилищ пахнет совсем по-другому...

Собственно, мятой картошку обрабатывали не для избалованных носов европейских потребителей (а именно туда уходит значительная часть израильской сельхозпродукции), а для того, чтобы клубни этого полезного овоща не прорастали во время хранения. Насколько проросшие глазки ухудшают вкус картофеля – вопрос спорный, но исследователи работали над улучшением экстерьера плодов со всей серьезностью. Этого требует рынок.

А рынок еще потребовал вечносвежих помидоров, хурмы и баклажанов. Сотрудники ARO демонстрировали нам покрытия, которые сохраняли все эти плоды в виде, подходящем для употребления в пищу. Овощехранилища института представляли собой испытательный полигон, на котором ученые испытывали различные виды упаковки и условия хранения.

А не самое радужное настроение у меня, да и, наверное, у коллег опытные овощехранилища создавали при воспоминании о том, что сельское хозяйство бывших советских республик так и не избавилось от давней болезни – больших потерь при хранении урожая. Есть ли сегодня средства у наших ученых, чтобы вот точно так же месяцами изучать “поведение” картофеля и помидоров при разных температурах, заботливо укутывать какие-нибудь нежные плоды в различные виды упаковки, чтобы смотреть, как она поддерживает нужную влажность и температуру внутри тары.

Успех – в отсутствии традиций?

Еще одно открытие я совершил на молочной ферме компании Afimilk. Хозяева фермы тоже на наглядном примере показывали технологический цикл производства – коровники, оборудованные системами кондиционирования воздуха (чтобы коровы давали рекордные удои, им нужна определенная, научно проверенная температура!), отдельные загоны для телят и для больных животных, механизмы для уборки навоза, который потом использовался как биотопливо на электростанции, доильные аппараты, автоматически отсоединяющиеся от уже пустого вымени, чтобы не нанести вреда здоровью коровы, и многое другое.

А меня занимал только один вопрос – неужели нельзя внедрить все то же самое в других странах? В чем секрет высоких удоев в стране, которая до недавнего времени не считалась центром мирового молочного хозяйства?

– Никакого секрета здесь нет, – ответил на мой вопрос менеджер по региональным и международным проектам фирмы Ронен Колл. – Нужны правильная организация производства, внедрение автоматизации там, где это оправданно, правильно подобранные корма и так далее.

– Но разве фермерам в других странах это все недоступно? Разве они не могут просто перенять те же методы ведения хозяйства?

– Могут. Я, наверное, смогу вам ответить на вопрос, чем же объясняются успехи израильского сельского хозяйства – с экскурсом в историю, – начал Ронен Колл с излюбленной израильтянами темы. – Первые евреи-поселенцы, прибывшие осваивать земли Израиля, были выходцами из Европы, Америки, иногда Африки. Среди них было много врачей, музыкантов, юристов, людей самых разных профессий, но почти не было специалистов по сельскому хозяйству! В этом-то, наверное, и кроется секрет успеха – они начинали все с нуля и не были связаны древними традициями разведения животных или возделывания земли! Они отнеслись к сельскому хозяйству как к такой же сфере экономики, как и все прочие. Инновации здесь важны не менее, чем в других отраслях. Если вы спросите у французского крестьянина, почему он ухаживает за своими коровами именно так, а не как-нибудь иначе, он ответит вам: потому что так делал мой дед, а до этого мой прадед, а до этого – мой прапрадед. И все! Его способ ведения хозяйства освящен традицией.

– Сельское хозяйство привычно воспринимается как наиболее консервативная отрасль экономики, а между тем для успеха в нем необходима такая же гибкость и изобретательность, как и в других сферах, – резюмировал он.

На мой взгляд, помимо доли саморекламы в словах менеджера молочной фирмы было и рациональное зерно – может, действительно, не стоит воспринимать сельское хозяйство как отрасль, в которой все рецепты навсегда завещаны от века?

Как разводить баклажаны и горожан

Нехватка воды – эта проблема роднит и огромный Казахстан, расположенный в центре континента, и Израиль, находящийся на узкой полоске земли у Средиземного моря. Поэтому и посещения исследовательского центра Lachish Research&Development Center представляли для меня немалый интерес. Центр находился там, где раньше была пустыня. Сейчас здесь разбиты виноградники. Основной целью центра является исследование использования систем очистки, опреснения и возвращения в оборот воды, а также влияние различных видов воды на почву и сами растения.

Директор центра Бенни Гамлиель с энтузиазмом демонстрировал в теплицах цветы. А примечательны цветы были тем, что поливал он их водой, оставшейся после использования на промышленных предприятиях и в коммунальном хозяйстве близлежащего города. На мой взгляд – цветы как цветы. Однако Бенни Гамлиель заклинал сгрудившихся вокруг журналистов не повторять таких огородных трюков самостоятельно, ибо “некоторым потребителям может стать противно от одной только мысли о том, что купленные им цветы поливали не чистой, а промышленной водой”.

На прощание Бенни Гамлиель показал теплицу с баклажанами, которые ученый выводил, как он выразился, для “продажи богатым парням, готовым платить за все необычное”.

Чтобы разобраться в том, что же, собственно, нам показали, я обратился за консультацией к коллеге – южноафриканскому журналисту Теунсу Бота. Теунс Бота сам занимался фермерством, поэтому я предположил, что его опыт должен безошибочно указать, что же из всей экскурсионной программы заслуживает самого пристального внимания.

– Вот этот исследователь из центра, который занимается вопросами влияния различных видов воды на растения и почву. Он мне понравился своим подходом. Он думает не только о доходе для себя, а действительно делает нужное фермерам дело – изучает, как можно выращивать что-то при недостатке воды, – заметил он. – Да, сельское хозяйство – это сегодня такой же бизнес, как и всякий другой. И фермер должен мыслить как бизнесмен, но крупные корпорации думают о том, как тебе больше продать своих семян, техники или удобрений. А он думает, как помочь.

Как я понял, бывшему фермеру импонировала и хитреца ученого – надо же, до чего додумался, – разводить не только баклажаны, но и городских простофиль, которые готовы покупать все необычное. Вот это правильный подход!

Не покупать, а учиться!

Собственно, эти слова опытного фермера и стали ответом на вопрос, который я сам себе задавал во время поездки – а как определить, что именно из всего того, что я здесь увидел, больше всего нужно казахстанскому крестьянину или фермеру? Семена, доильные аппараты или дождевальные машины? И понял – больше всего нужны технологии и новый взгляд на сельское хозяйство!

Филипп Прокудин

Загрузка...