Опубликовано: 1004

С Алматы не на ты

С Алматы не на ты

Неделя французской культуры в Казахстане “Осенние встречи” открылась алматинскими концертами пианиста Франсуа Шаплена. Следуя зову души, он объединил в одну программу французского импрессиониста Клода Дебюсси и польского классика Фридерика Шопена.

Азербайджан, Туркменистан. Теперь – Казахстан

При отсутствии особой шумихи вокруг имени Шаплена, а также вообще какой-либо информации о нем (кроме дежурных анонсовых сообщений) впечатление об исполнителе алматинская публика составляла с нуля.

Про него известно, что он выпускник парижской консерватории, лауреат конкурсов, участник различных фестивалей. Довольно зрелый музыкант, Франсуа Шаплен регулярно выпускает диски, каждый из которых (цитата) “становится событием в музыкальной жизни Франции”. В течение последних лет он бывал с выступлениями в Азербайджане, Туркменистане, некоторых городах России. И, как правило, исполнял примерно ту же программу, что сейчас в Алматы и Астане. В рамках “Осенних встреч” он сыграл по два концерта в обеих казахстанских столицах.

Особого внимания заслуживал первый вечер, на котором фортепиано звучало сольно. Для знакомства с местными меломанами Франсуа Шаплен предложил произведения Шопена и Дебюсси. Поскольку творчество первого гораздо лучше известно нашей публике, более всего в выступлении пианиста интересовало то, как француз будет играть француза. Собственно, ожидания оправдались.

Дышащая фактура, ускользающие гармонии

Начав с пяти прелюдий Клода Дебюсси, музыкант, как минимум, привлек внимание публики в зале. Уникальная манера французского композитора, который вслед за художниками-импрессионистами стал применять такие же принципы в написании музыки, интересна сама по себе. Дышащая фактура, ускользающие гармонии и свободное обращение с материалом – собственно, это и есть настоящая звукопись, когда композитор, подобно художнику, здесь и сейчас рисует целые сюжеты с помощью сочетания и наложения нот. Две тетради по двенадцать прелюдий Дебюсси создавал в конце жизни, и потому здесь его импрессионистские наклонности проявились очень ярко.

Франсуа Шаплен, как признанный исполнитель этого автора (пару лет он записал наиболее полное собрание фортепианной музыки Дебюсси на пяти дисках), играя прелюдии, был убедителен в умении пользоваться импрессионистскими приемами. Стоит, к примеру, отметить “Фейерверк”, где музыканту удалось передать атмосферу праздника с взлетающими и кружащимися огоньками.

Другие произведения Дебюсси, звучавшие на концерте, – это пара этюдов, мазурка и “Остров радости”, написанный под впечатлением от путешествия с Эммой Бардак, его будущей второй женой.

Шопена так просто не понять

Трактовки сочинений Шопена, многие из которых широко известны, воспринимались алматинской публикой сдержанно. Это были четыре мазурки, третья Баллада и этюды. Чересчур камерный, негромкий пианист, которого в то же время нельзя уличить в отсутствии выразительности при исполнении Дебюсси, на Шопене звучал слишком своеобразно. Были очевидны нехватка артикуляции и блеска, недостаток эмоциональности и чувствительности, присущие произведениям выдающегося польского композитора.

Самый показательный (в плане своей известности) Этюд номер 12 до минор расставил все точки над “i”. Его Шопен писал в очень сложный момент своей жизни, когда получил известие о подавлении Польского восстания и взятии Варшавы российскими войсками. В то время семья композитора осталась в польской столице, а сам он находился в гастрольном туре, конечным пунктом которого стал Париж. Расставание c родиной, переживания за ее дальнейшую судьбу достаточно ярко отразились в драматичном Этюде до минор, так же известном, как “революционный”. В исполнении Шаплена он превратился в импрессионистски-созерцательную миниатюру, где не нашлось места энергии и страсти, бушевавших в молодом Шопене.

Праведный гнев

Вполне праведное негодование музыканта вызвали местные репортеры, которые считали приличным передвигаться по сцене или же размещаться под сценой в паре метров от Франсуа, беспощадно щелкая затворами фотоаппаратов. Шаплену приходилось специально оборачиваться к ним и явно выражать свое недовольство. Сложно сказать, только ли это или что-то еще оставило маэстро в безрадостном состоянии. Субтилен, подтянут, моложав, он каждый раз, уходя со сцены, как-то по-особому окидывал взглядом зрителей и сам зал.

Ситуация сглаживалась, когда он вдруг посылал аудитории милую улыбку. Чередуя произведения французского и польского композиторов, Шаплен отыграл два отделения. Не обошлось без полагающихся для профессионала исполнений на бис. Хотя чувствовалось, что первое знакомство с Алматы прошло на некоторой дистанции. Резюмируя, можно сказать, Алматы и пианист Шаплен пока остались на вы.

Артем КРЫЛОВ, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

Загрузка...