Опубликовано: 3510

Рукотворная засуха

Рукотворная засуха

Коллектив РГП “Канал имени Сатпаева” готовится к сухой забастовке. И тогда без воды останутся Караганда, Павлодар и Астана.

Канал “Иртыш – Караганда” – уникальное гидросооружение, не имеющее аналогов в мире. Его строили 12 лет! В успех рискованного проекта верили далеко не все. Но в те годы решения партии поворачивали даже реки. И в 1974-м в безводные степи Сары-Арки пришли воды Иртыша. Протяженность канала – 458 километров. 22 насосные станции круглые сутки качают воду. Высота подъема воды от первого водозабора до последней насосной – 450 метров. Никто еще в мире не поднимал воду на такую высоту!

Канал обеспечивает водой города, промышленные объекты и сельское хозяйство Карагандинской и Павлодарской областей. С 2000 года началась подача воды в Астану. Кроме того, сейчас начали тянуть 160 километров канала в трубном варианте. Столица уже сегодня испытывает жесточайший дефицит воды, и иртышская вода может стать настоящим спасением.

При всей своей энергозатратности канал уже более тридцати лет остается главной безальтернативной водной артерией Центрального Казахстана.

Но, спасая от безводья города и земли двух регионов и столицы, работники канала едва сводят концы с концами.

Не дай себе засохнуть

В поселок Молодежный, где располагается Карагандинский филиал РГП “Канал имени Сатпаева”, мы прибыли по горячему звонку. На площади перед административным зданием собрались рабочие, свободные на тот момент от смены. Страсти кипели нешуточные. Последней каплей, переполнившей чашу рабочего терпения, стало отключение насосных станций от электроэнергии за долги. Когда мы приехали, обесточены были уже шесть станций.

– Работаем там без света, – возмущаются рабочие, – люди дежурят сутки. Представьте: сутки без света, без тепла, в бетонном мешке, который уходит под воду на шесть метров! И при этом еще и впроголодь. Последний аванс выдавали в феврале, кому пять тысяч, кому десять. Народ так обнищал, что для некоторых и кусок хлеба сегодня – проблема.

Генеральный директор РГП “Канал имени Сатпаева” Мейербек Егенов примчался в Молодежный из Астаны и сразу заявил: он полностью на стороне рабочих и разделяет их возмущение.

– “Караганда Су” и “Экибастуз Су” задолжали нам 613 и 400 миллионов тенге соответственно. К 1 мая общий долг составит уже 1 миллиард 100 миллионов тенге. Мы не можем выдавать людям зарплату, не можем рассчитаться с пенсионным фондом, растут долги по налогам. Я человек новый, назначен 25 декабря. И с первого дня пытаюсь разобраться с долгами. Но пока обнадеживающих результатов нет. “Караганда Су” в ответ на все наши претензии ссылается на финансовые затруднения и низкий тариф, по которому оно вынуждено отдавать воду населению… Единственное, что могу обещать рабочим, – это государственные субсидии, которые в апреле и в мае мы должны получить за экологический сброс воды. Два транша по 85 миллионов. 170 миллионов пойдут на выплату заработной платы.

Рабочие на эти заверения лишь безнадежно машут рукой. Говорят, что каждый год повторяется одно и то же. Деньги, что платит государство за сброс, – единственный стабильный финансовый источник, который поддерживает существование канала и двух тысяч рабочих. Но что значат 170 миллионов в год, если только по Карагандинскому филиалу фонд заработной платы составляет 24 миллиона тенге в месяц!

Из-за долгов по налогам счета филиала арестованы. Шесть насосных станций уже обесточены, завтра погаснет электричество на остальных. Чтобы не останавливать насосы, запускаются дизельные установки – на последние средства покупается солярка.

– Тянем последние запасы, – разводит руками директор Карагандинского филиала РГП “Канал имени Сатпаева” Бекет Кажигалиев. – А потом все остановится. Караганда останется без воды…

Водолазы, на дно!

Несколько лет назад на радикальные меры пошли павлодарские коллеги. Работники Павлодарского филиала РГП “Канал имени Сатпаева”, отчаявшись получить от “Экибастуз су” деньги, перекрыли воду. В Шидертинское водохранилище спустились водолазы и чугунными пробками закрыли трубы, подающие воду на Экибастуз.

Тогда большую часть долга заплатил областной бюджет. Рабочие открыли заслонку. Но через два года все повторилось. И вновь водолазы нырнули на дно. Сутки город стоял без воды – роддома, больницы, школы, детские сады. Акция протеста рабочего коллектива едва не закончилась социальным взрывом в городе.

Шидертинцы ничего не добились. Сегодня на те же грабли наступают карагандинцы.

Ситуация осложняется еще и тем, что официально РГП “Канал имени Сатпаева” и ТОО “Караганда су” ничего не связывает! Как пояснил нам генеральный директор РГП “Канал имени Сатпаева” Мейербек Егенов, несколько дней назад канал расторг договор с ТОО “Караганда су”!

– Это произошло именно в тот момент, когда ТОО “Караганда су” признало все долги и готово было платить по счетам, – говорит председатель профкома Карагандинского филиала канала Галина Гевелько. – Ведь до того канал поставлял воду в Караганду лишь по актам сверки. В марте, наконец, был заключен полноценный договор по объемам поставки воды, условиям оплаты и так далее. Вместе с договором ТОО “Караганда су” предоставило график погашения долгов. А руководство канала этот график не устроил, и 8 апреля договор вновь был расторгнут. Мы даже в суд не можем обратиться по взысканию долгов с предприятия, с которым мы не связаны никакими договорами и обязательствами! Кому выгодна такая чехарда?

Мы подозреваем, что готовится очередное банкротство предприятия. Однажды нас уже обанкротили, и задолженность по зарплате в миллиард тенге испарилась вместе с ликвидацией.

Немного денег в мутной воде

В 2000 году кредиторская задолженность РГП “Канал Иртыш – Караганда” достигла 3 миллиардов тенге, а дебиторская – 2,6 миллиарда. Предприятие объявили банкротом и выставили на аукцион.

Имущественный комплекс этого уникального гидросооружения, не имеющего аналога в мире, со всеми его насосными станциями, поднимающими воду на полкилометра, водохранилищами, вмещающими без малого миллиард кубов воды, был продан за 12 (!) миллионов тенге. Это притом что, по всем зависимым и независимым оценкам, минимальная стоимость канала составляет не менее 500 миллионов долларов!

Покупатель – РГП “Канал имени Сатпаева” – предприятие, образно выражаясь, созданное за несколько минут до аукциона. И самое интересное: генеральным директором нового РГП стал бывший директор обанкротившегося ликвидированного РГП “Канал Иртыш – Караганда” Константин Чолокиди.

Вокруг аукциона, а более всего вокруг смехотворной цены, тогда разразился скандал. И комитет по водным ресурсам Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды был вынужден сделать официальное заявление, суть которого сводилась к следующему: дескать, по большому счету ничего не изменилось, как был канал в государственной собственности, так и остался, обанкротившееся предприятие “Канал Иртыш – Караганда” и новый владелец – РГП “Канал имени Сатпаева” – государственные. А в частные руки продавать канал нельзя – предприятие стратегическое. Да и кто его купит за реальную цену? Кому он нужен с его насосными станциями, водозаборами, шлюзами и пеликанами? Так что государство просто переложило свою собственность из одного кармана в другой.

Только при этом две тысячи государственных рабочих почему-то потеряли два миллиарда тенге неполученной зарплаты.

Сегодня дебиторская задолженность превышает миллиард, а кредиторская еще больше. А в специализированном межрайонном экономическом суде города Астаны рассматривается гражданское дело по иску Налогового комитета о признании РГП “Канал им. К. Сатпаева” банкротом ввиду неплатежеспособности.

Против генерального директора, с декабря прошлого года уже бывшего, тоже возбуждено уголовное дело.

Прокурорские и финансовые проверки выявили вопиющие факты: генеральный директор с группой пока неустановленных лиц воровал государственные средства и имущество в особо крупных размерах. В мутной воде отмывались миллионы.

Под видом современного оборудования на предприятие поставлялся настоящий хлам. Прокуратура обнаружила накладную, согласно которой в Карагандинский филиал РГП “Канал имени Сатпаева” прибыло дорогостоящее оборудование для насосных станций. Но при осмотре вместо указанных в накладной механизмов обнаружили старые проржавевшие чугунные ванны, заваленные мешками со строительным мусором. За этот хлам предприятие заплатило десятки миллионов. И таких примеров набралось на несколько статей Уголовного кодекса. 20 миллионов – за работы, которые никто не производил, 52 миллиона – за перевозки неизвестно чего непонятно куда. 183 миллиона за ремонтные работы, которые никто не выполнял. Следствие продолжается.

Дело о пеликанах

И протест рабочих тоже продолжается.

– Мы ждем до 20 апреля, – решительно заявляет председатель профкома. – Если не получим денег – перекрываем шлюзы! И нам все равно, кто заплатит по счетам: “Караганда су”, областной бюджет или республиканский, добрый дядя или богатый спонсор. 15 лет с боем выбиваем каждую копейку! Вы не поверите, были времена, когда нам аванс выдавали – 60 тенге!

Главная водная артерия Центрального Казахстана сегодня напоминает чемодан без ручки. И выбросить жалко, и тащить уже невмоготу. 458 километров воды, более сотни гидросооружений – тяжкое и непростое в эксплуатации хозяйство. Когда-то предприятие “Канал Иртыш – Караганда” было одним из самых влиятельных и богатых в регионе. А Молодежный – процветающим поселком с 10-тысячным населением, окруженным голубыми заливами, где водился великолепный белый амур и каждую весну прилетали пеликаны.

Говорят, пеликаны еще иногда прилетают. Но белого амура уже не видать.

А поселок Молодежный, наполовину опустевший, влачит жалкое существование.

Прокуратура Осакаровского района проверила состояние водной артерии и тоже сделала неутешительные выводы: состояние канала критическое. Санитарная зона давно нарушена местными жителями, которые купают в канале коров и лошадей, моют машины и потихоньку сбрасывают в воду отходы своей жизнедеятельности.

В общем, люди еще выживают, а вот пеликаны – уже нет.

Татьяна Тен, фото автора, Караганда

Загрузка...