Опубликовано: 1086

Ролевые игры

Алматинский ТЮЗ имени Натальи Сац на прошлой неделе открыл сезон премьерой сказки “Кот в сапогах”. Известный сюжет Шарля Перро интерпретировали Евгений Жуманов и Ирина Арнаутова, которая помимо сочинительства стихотворной пьесы осуществила еще и постановку.

Ирина Арнаутова – актриса замечательная. Хотя, как сказал в интервью нашему изданию народный артист СССР Баадур Цуладзе, не бывает актеров плохих и хороших. Потому что есть актеры и неактеры. Третьего не дано. Так вот, Ирина Арнаутова – актриса. Можно даже – Актриса. Знакомая и любимая теми, кто помнит великолепные спектакли на Новой сцене, да и на основной тоже. Но вот режиссура, на мой взгляд, это не ее. Если быть до конца честным, то совсем не ее.

Арнаутова в прошлом сезоне поставила другую сказку по Перро с замысловато-"мыльным" названием “Просто Золушка, или Добрые тоже плачут”. Спектакль получился, да простят меня создатели, никаким. “Золушка” и “Золушка”, а все навороты на пользу не пошли. Теперь “Кот в сапогах”. Итог схожий, с той лишь разницей, что в данном случае современный “тюнинг” оказался к месту.

Стихотворное переложение классического сюжета Жуманова и Арнаутовой оригинально. В нем есть как устаревшие словечки, так и новояз. Вкупе с ненавязчивым юмором слушается это здорово. Плюс внесены современные мотивы. Король сделан немцем (у него на ленте так и написано – Konig), правящим королевством Хендехох, привычный маркиз Карабас, в которого “превращается” бедняк Жан-Жак, заменен… графом Бельмондо. Этакий реверанс в сторону присутствующих в зале взрослых – они смеются знакомой фамилии, тогда как детям все равно. Введен и новый персонаж. Чтобы Коту не было скучно, ему выписали Кошечку, с которой плут в сапогах и крутит шуры-муры. В том числе и в классно придуманной сцене сна.

Плюс на сцене кошачий квинтет, состоящий из струнного квартета и синтезатора. Живая музыка в спектакле, конечно, здорово, вот только струнные за доминирующими клавишными теряются.

Итак, повторюсь, слушается все здорово. А вот смотрится... Оценивать сказочные спектакли сложно. Я взрослый, они – дети. С другой стороны, не нужно забывать, что дети – просто маленькие люди. И им тоже хочется, чтобы происходящее на сцене было интересным. А на сцене скучно.

Два единственных более-менее живых персонажа – Кот в исполнении Юрия Гнусарева (в другом составе Ильяс Турманов) и Король с прической “привет трансформаторной будке” Александра Зайцева (во втором составе Евгений Ефремов). Вот, собственно, и все. Пока Король общается с Котом, смотреть интересно. Как только их компания разбавляется или вовсе исчезает, начинается литературное чтение по ролям, отличающееся от школьного спектакля разве что профессионально изготовленными костюмами и декорациями.

Наконец кульминация: Кот освобождает замок Людоеда для владения маркизом Карабасом, в данном случае графом Бельмондо. Здесь, как вы помните, Кот проводит весьма хитрую аферу, дуря страшного, но глуповатого Людоеда. Кот действительно боится. Его чуть трясет, он слегка съеживается, но КОГО он боится? А боится он висящее на заднике сцены двухметровое нечто, в просторечье чучело, похожее на то, что сжигают на народных гуляниях. Плюс говорит этот “людоед” голосом, позволяющим предположить (учитывая близкую историческую эпоху), что со знаменитым оперным гением того времени Фаринелли они были не только знакомы, но и подверглись одной и той же операции. Условные решения – это, конечно, хорошо, однако в данном случае вновь приходят на ум все те же школьные спектакли.

P.S. После “сокращения” Бориса Преображенского в Государственном академическом русском театре для детей и юношества имени Н. Сац не было художественного руководителя. Остался только главный режиссер. С некоторых пор нет и главного режиссера. Остался только директор Надежда Горобец, а постановками спектаклей занимаются актеры или приглашенные режиссеры. У приглашенного Султона Усманова в прошлом сезоне получалось неплохо. Так, может быть, пора вспомнить, что каждый должен заниматься своим делом?

Загрузка...