Опубликовано: 2842

Роковой диагноз

Роковой диагноз

Государство купило за рубежом эффективную технологию выявления онкологических заболеваний на ранней стадии. Можно было бы спасти тысячи  жизней, но внедрять разработку чиновники не спешат.

Новый способ диагностики рака на основе эффекта парамагнитного резонанса (ЭПР) разработали немецкие и белорусские ученые. Суть его проста: анализ берется из плазмы крови, состоящей главным образом из одного белка – альбумина. Этот белок является своеобразным “такси” – он переносит на себе молекулы различных веществ внутри организма. Когда появляется опухоль, то продукты ее жизнедеятельности в виде отдельных молекул альбумин разносит по всему организму. Эти следы болезни и научились на молекулярном уровне находить немецкие ученые.

Тест позволяет найти у человека рак спустя считанные недели после появления опухоли. Новая методика получила условное название MMS-тест (Mobility of Molecular Structure). Способ достаточно прост и дешев: у пациента берут кровь из вены, образцы метят специальными веществами и исследуют на приборе, который помещается на обычном столе. Себестоимость расходных препаратов для одного теста не превышает 10 долларов.

Ничего подобного в диагностике рака до сих пор не существовало. Сегодня самым точным методом обнаружения болезни выступают так называемые “онкомаркеры”, но способ очень дорог, и выявить раннюю стадию рака он позволяет далеко не всегда.

– Новый метод мог бы помочь многим людям, если бы его применили для массового обследования населения, – отмечает заместитель главного врача онкодиспансера Алматы Нурлан БАЛТАБЕКОВ. – Более половины больных раком печени, почек, три четверти случаев рака желудка попадают к нам на такой стадии развития заболевания, на которой мы уже ничем не можем помочь. И люди, как правило, умирают в течение года.

На начальной стадии удается выявить чуть более четверти случаев рака молочной железы и кожи, и эти больные, как правило, остаются живы. В то же время рак легких, от которого гибнет больше всего людей, на ранних стадиях практически не выявляется, отмечает врач.

Покупали для коров

Патент в Германии на метод MMS-теста был выдан еще в 2001 году.

В Казахстане ноу-хау оказалось чисто случайно – работой немецких коллег заинтересовались ученые Казахстанско-Японского центра Казахского национального аграрного университета (КазНАУ). Там велись похожие разработки, только рак планировалось выявлять не у людей, а у домашних животных.

– Есть серьезные основания предполагать, что многие виды рака могут быть вызваны микроорганизмами, – говорит директор Казахстанско-Японского центра КазНАУ профессор Дияс МЫРЗАКОЖА. – Если это так, то молоко больных коров, например, может быть опасным для людей. Когда мы узнали о разработках немецких ученых, то убедили руководство выделить деньги и приобрести приборы и лицензии для наших исследований. Но было бы неправильно применять исключительно для научных целей технологию, которую купили за государственные средства и которая могла бы спасти тысячи жизней.

Однако у чиновников от медицины предложение ученых особого интереса не вызвало.

Ежегодно в Казахстане выявляют около 27 тысяч новых онкобольных, только в Алматы – 3,5 тысячи. От поздно выявленных новообразований в стране умирает более 15 тысяч человек. В последний год, например, рак в среднем убивал по 52 человека в день. Бюджет тратит на лечение больных раком более 1 миллиарда тенге ежегодно. Но, к сожалению, спасти удается далеко не всех.

Чиновник раком не болеет?

 – Мы вместе с учеными из КазНАУ обращались в Институт онкологии, но там заниматься этим не захотели, – рассказывает исполнительный директор общественного фонда “Вместе против рака” Гульнара КУНИРОВА. – 800 тысяч тенге удалось получить в Фонде Первого Президента. На эти деньги мы на базе онкодиспансера Алматы проведем пробное исследование – сравним образцы крови 50 здоровых людей и 50 пациентов диспансера с диагнозом рак. Возможно, результаты исследования убедят Минздрав ввести скрининг по методике MMS-теста, хотя бы для пробы. Ведь этот способ мог бы заменить все проводимые сейчас скрининги групп риска (молочной железы и т.д.), он дешевле и гораздо эффективнее.

Вуз – организация некоммерческая, напоминают ученые. Было бы логично, если бы представители специально созданных “инновационных” госконтор – Национального инновационного фонда, Фонда науки или Банка развития, Центра инжиниринга и трансферта технологий – обратились в КазНАУ и предложили схему, в рамках которой можно было бы реально помогать людям. Метод помимо стран ЕС уже сертифицирован в России, отмечает г-н Мырзакожа, и в рамках Таможенного союза российский сертификат действует и в Казахстане.

 – Мы бы хотели создать собственную разработку, применимую для обследования домашних животных, – повторяет ученый. – Но так получилось, что у нас оказалась суперсовременная технология, которую можно применять уже сейчас. Ее использование – это вопрос спасения чьей-то жизни в самом прямом смысле. Есть метод, люди, технологии, оборудование. Мы сами проведем все необходимые процедуры регистрации и сертификации. Но мы – не коммерческая контора, чтобы делать на этом деньги. Мы встречались с представителями институтов развития, разговаривали, предоставили всю необходимую информацию, есть все документы. Но никакого интереса с их стороны не увидели.

На самом деле интерес был: ученым предложили создать с Инновационным фондом совместную фирму и взять на себя 51 процент всех расходов – обычная схема, по которой “работают” наши институты развития. К договору прилагается четкий график – когда и в каких объемах фирма будет приносить прибыль.

 – Их интересуют только деньги, – говорит Дияс Мырзакожа. – Получается, что патенты, купленные на государственные деньги, оборудование и наши собственные наработки, на которые тоже потрачены средства бюджета, никому не нужны.

На этом конкретном примере хорошо видно, что никакой схемы использования разработок, патентов, открытий и даже готовых технологий в Казахстане нет, отмечает ученый. И это уже диагноз всей системе.

– Когда разрабатывался Закон “Об инновационной деятельности”, я был в рабочей группе консультантов. Ни одно из наших предложений относительно поддержки и продвижения инноваций чиновниками не было принято. Ни одно! Эти люди думают, что институты развития – это что-то вроде банков, они не понимают, что прибыль появляется потом – через несколько цепочек…

“Инновационные” бюрократы, похоже, не думают, что в печальном списке пациентов онкодиспансеров в любое время могут оказаться они сами, их родные и близкие. Господа, вам самим-то жить хочется?

Загрузка...