Опубликовано: 3227

Режиссер Йонас ВАЙТКУС: При СССР главной была партия, теперь – деньги

Режиссер Йонас ВАЙТКУС: При СССР главной была партия, теперь – деньги

Известный литовский режиссер Йонас ВАЙТКУС мигрировал в Казахстан. Поводом стала пьеса “Коркыт” драматурга Иран-Гайыпа, которую театральный мэтр ставит в Алматы. Премьера  – 4 декабря в Казахском академическом театре драмы имени Ауэзова.

В театральном мире Йонас Вайткус – настоящее явление. Десятки спектаклей, несколько фильмов, и почти все – новаторское. Он был первым и единственным режиссером в СССР, взявший на себя смелость поставить в Каунасском драмтеатре одну из самых скандальных пьес мирового репертуара “Король Убю” Альфреда Жарри. Его искусство – дерзкое, правдивое, за что режиссер был в немилости как при Союзе, так и в новой Литве. Власти недолюбливали Вайткуса, но не отметить не могли. На закате советской эпохи вместе с Беллой Ахмадуллиной, Фазилем Искандером, Владимиром Спиваковым он получил Государственную премию СССР.

– Умирая, советская власть всем прогрессивным деятелям давала премию, – рассказывает  Йонас Вайткус в эксклюзивном интервью “КАРАВАНУ”. – Почти одновременно в Литве мне дали республиканскую премию. А через пять-шесть лет получил Национальную премию, когда уже Литва стала независимой. Я не гонюсь за наградами. Звания грузят, отягчают жизнь, становишься важным. Это не добавляет знаний и умений. Если человек со слабинкой, то начинает терять, что имел, думать о себе черт знает что.

Кесарю – кесарево

– Театровед Дайва Шабасявичене написала о вас книгу. Есть ли в планах издать автобиографию?

– Нет, у меня нет времени. И для этого нужен другой талант. Писать правду – неэтично, а неправду на манер “как все было хорошо” – еще хуже. Не надо из маленькой лжи делать большую. Есть у нас деятели, которые выпускают свои воспоминания. Сколько неправды в них – я-то знаю, а люди верят.

– Какой период творчества был более интересным: до распада СССР или после?

– Разницы нет – ничего не изменилось. Та же глупость человеческая, холуйство, ложь, подковерные игры, деньги. При СССР  главной была партия, а теперь – деньги. А кто их имеет? Тот, кто у власти, или тот, кто ворует. Говорить свободно не можешь – задень критикой любую сферу жизни, сразу начнут поливать грязью, искать повод, чтобы очернить, унизить – это такая политика. Вся печать, все медиа в руках власти, и руки эти тянутся с 40-х годов.

– С такими взглядами вас наверняка пытались завербовать оппозиционные партии?

– Я не вступал ни в какую партию, потому что все они одинаковые. В Литве 15 партий: три-четыре крупные,  остальные сателлиты. Механика партийной жизни там настолько понятна, паршива и антисанитарна, что лучше не продаваться.

“Я говорю то, что мне нужно”

– Чем руководствовались, выбирая спектакли для казахстанских театров?

– Три-четыре года назад на театральном фестивале “Балтийский дом” я познакомился с директором Театра русской драмы им. Горького в Астане Еркином Касеновым. Тогда у нас состоялся разговор о том, чтобы поставить пьесу о Коркыте. Когда я увидел сцену и небольшой коллектив, то понял, что в Астане не удастся это сделать. Тогда они выбрали постановку “Язычников” по Яблонской, которую среди других видели в моем театре в Вильнюсе.

– Этот спектакль в столице имел скандальный резонанс. Рассказывают, что представители российского посольства в знак возмущения ушли из зала?

– Мне не привыкать к такому, особенно со стороны псевдопатриотов, псевдоморалистов. Я говорю то, что мне нужно, а их право – реагировать.

– Чем отличаются “Язычники” в Астане от постановки в Вильнюсском театре русской драмы?

– Тотально другой спектакль. В астанинской постановке актеры играют с закрытыми глазами, только в конце открывают глаза и говорят монологи. В Вильнюсе – условия другие, применяются различные вещи, в том числе видеоинсталляция. В Алматы я решил, что необходимо ставить спектакль на казахском языке. Для местной публики важнее видеть на сцене свою национальную драматургию, представить казахских авторов и интерпретацию их произведений, говорить с публикой через человека, который живет здесь. А тем более  тема  опирается на ваши корни, на личность человека, который когда-то жил на вашей земле и до сих пор хранит о себе память в народе.

Звездность и талант – не одно и то же

– Какое впечатление производят казахстанские актеры?

– Наверное, они думали, что все будет проще: работа со мной, сама пьеса, отношение к своему драматургу. Есть какая-то невнимательность, невчитываемость в материал.

 – Для чего перед репетицией вы проводите тренинги?

– Они объединяют людей в общность – чтобы актеры могли почувствовать коллективную энергию, понять, увидеть, услышать друг друга в простых вещах, подчиниться, передать импульсы  друг другу.  Театр – это коллективное творчество, здесь все важны – от режиссера до электрика. Каждая плиточка делает здание.

– В каком жанре вы ставите “Коркыт”?

– Это наша импрессия по поводу Коркыта, прошлого времени, кобыза, религии. Мусульмане Казахстана сильно отличаются от других мусульман. Не все идут молиться. Может быть, вы в сердце держите веру и вам не обязательно демонстрировать свою приверженность к ней.

Всегда найдутся провокаторы

– Летом ваш театр не поехал на фестиваль “Балтийский дом”, в котором вы участвуете с самого основания. Причиной послужило письмо в поддержку России в отношении Украины и Крыма, подписанное директором фестиваля Сергеем Шубом. Почему для вас этот мотив стал определяющим?

– Получается, что концепция фестиваля – это не дружба народов, а политика. Место, где можно подписывать подобные документы. Изначально фестиваль был задуман как площадка, где собираются театры из разных государств и показывают свое искусство. А директор фестиваля решил, что может единолично говорить от имени всех театров-участников.

– Но ведь речь идет о защите прав и интересов русского населения?

– Время покажет, была ли защита русского населения в Украине или это политические игры. Люди податливы, верят всему, что говорят по радио, телевидению. Политики разжигают ненависть между народами, чтобы разъединить, создать хаос, с которого они будут иметь дивиденды. Всегда найдутся провокаторы – вечно недовольные, которым всегда чего-то не хватает, хочется выделиться, иметь выгоду на чужой крови. Я был среди евреев, русских, азербайджанцев и других, но никогда не встречал ненависти людей друг к другу. Если в тебе есть человеческое начало, справедливость, достоинство, уважение к другому, к его религии, к традициям, то нет антагонизма. Люди хотят жить мирно, дружить и делиться своими разностями.

Гульназ КЫДЫРОВА, Алматы

Загрузка...