Опубликовано: 1 2561

Реки Алматы – на грани катастрофы

Реки Алматы – на грани катастрофы Фото - Тахир САСЫКОВ

В водоохранной зоне Алматы оформлено почти 8 тысяч земельных участков. Незаконное строительство, сброс мусора, бутылок и канализационные стоки стали настоящим бедствием для городских рек. Попытки привести их в порядок заканчиваются скандалами и актами вандализма.

На этой неделе социальные сети облетело страшное фото: русло реки Есентай ниже проспекта Рыскулова заполнено тысячами пластиковых бутылок. Мы было подумали – это фотошоп. Но когда выехали на место, там как раз приводили в чувство реку. Пластиковую тару рабочие вылавливали вручную. Говорят, мартышкин труд: работу проводят постоянно, а бутылок, мусора меньше не становится.

На территории города с учетом присо-единенных территорий –  26 рек общей протяженностью 315 километров, 6 русловых водоемов искусственного происхождения. Также через Алматы проходит Большой Алматинский канал, всего более 23 километров. С 2007 по 2014 год реконструировано 154,4 километра русел 17 рек. Но многое еще предстоит сделать, ведь это достаточно дорогостоящие работы. К тому же ежегодно приходится очищать реки от природных загрязнителей – ила, камней. Тяжелая техника сейчас работает на отрезке между улицами Толе би и Райымбека по реке Большая Алматинка. Река горная, поток воды всегда хороший. Но если не вывозить естественные наносы, она может выйти из берегов и затопить близлежащие дома, улицу Толе би. Впрочем, жильцы построенных в природоохранной полосе, ниже Сайрана, высоток уже пожинают плоды близости к водоемам: в городской акимат поступали жалобы, что в подвалах появляется вода. Но здесь уже ничего не поделаешь – дома построили рядом с рекой, озером вопреки здравому смыслу.

В марте спецбригады очищали самые проблемные отрезки на Каргалинке, Большой Алматинке и Есентае. Объемы проделанной работы говорят сами за себя: с января по апрель с алматинских рек вывезено 11,7 тысячи кубометров грязевой массы.

Поставщики мусора – рынки, частный сектор

Сброс в реки мусора – больная тема для экологов и сотрудников природоохранных ведомств.

– Настоящее бедствие – пластиковые бутылки. Они не гниют, не растворяются, забивают трубы. Засоряется русло, вода поднимается, затапливает близлежащую территорию. В нижней части города сразу поднимается уровень грунтовых вод, а в подвалах, дворовых пристройках, туалетах, на огородах появляется вода, – рассказывает руководитель отдела по управлению водными объектами и недропользования управления природных ресурсов Алматы Айдын ТЕМЕШЕВ.

– Кто основные “поставщики” бутылок?

– Много мусора выходит с частного сектора. Складывается впечатление, что пакеты просто не доносят до контейнеров и бросают в реку. В районе Северного кольца много рынков, магазинов, оптовых складов, большая проходимость людей, потому и мусора много. В этом году в районе рынка “Салем” почистили реку Есентай, так уровень воды сразу упал. Скоро мы будем проводить реконструкцию этой реки от проспекта Райымбека до улицы Ангарской, участок проходит мимо кладбища, базаров. Русло давно не чистилось, все заилилось, пропускная способность – минимальная. В середине 2000-х годов были случаи подтопления городских кладбищ. Тогда сильно поднялся уровень грунтовых вод, и в воде появился трупный яд. На территории Центрального кладбища пробурили скважины для откачки воды. Они действуют и сейчас.

“На работу можешь не приходить – ты уволен”

Въезжаем в частный сектор. Здесь протекает речка Султан-Карасу. В небольшую, но быструю речку по трубам сбрасываются отходы. В этой же воде плещутся дети, а мамы моют ковры. Чуть ниже на бетонных сваях над рекой нависает гигантский контейнер, который установил владелец базы.

– Если контейнер обрушится, он перекроет реку. Пока приедут кран, соответствующие службы, река все затопит в округе, – говорит главный специалист отдела по управлению водными объектами и недропользования Ислам МАКУЛБЕКОВ. – Но у нас связаны руки – мы не можем найти владельца базы, чтобы он расписался в постановлении о штрафных санкциях. В Узбекистане, например, у сотрудников такого же ведомства гораздо больше полномочий: они сами имеют право штрафовать нарушителей, не подавая иски в суд, и порядок там есть. По нашему законодательству штраф накладывает суд, наказывать нарушителей природоохранного законодательства можно раз в год.

Часто силы инспекторов уходят на поиски нарушителей, сбор материала для подачи исковых заявлений в суд:

– Мы не можем попасть за высокие заборы особняков, чьи владельцы сбрасывают свои отходы в реки, а если и попадаем, то хозяева часто говорят: всё, ты уволен, на работу можешь больше не приходить.

Но все же выход в этой ситуации есть – торчащие трубы бетонируют, и куда потом идут канализационные отходы – проблемы уже их владельцев.

Как реки переходят в частную собственность

Часто русла рек становятся частной собственностью. Нонсенс, но это происходит на законных основаниях! Как же люди так ловко обходят законы?

– В старом Алматы таких фактов единицы, – продолжает наш эксперт. – А вот на присоединенной территории в нижней части города постоянно встречаются. Бывает, малые речки, ручьи о себе не напоминают год-два. В это время алматинцы присматривают такие участки, после закапывают русла, выравнивают территорию. После делают в фирме топографическую съемку и выносят на земельную комиссию – для узаконения участка. Комиссия смотрит – никаких препятствий нет, и выдает разрешение. А когда идут обильные осадки, речка обратно появляется и начинает топить всех в округе. Проблема в том, что при проведении топографических работ сотрудники компаний не смотрят старые карты города, области – где находятся реки, ручьи, не выезжают даже на место, а просто берут общегородскую съемку и выдают по сегодняшнему положению. Все эти фирмы имеют лицензию, но не хотят напрягаться, живут одним днем.

В данном случае никто, в том числе суд, не может помочь вернуть землю – закон обратной силы не имеет. Ничего не поделать и с особняками, АЗС, построенными в водоохранной зоне до введения в действие Водного кодекса РК.

По данным Алматинского городского филиала РГП “НПЦзем”, всего в водоохранных полосах Алматы оформлено 7 395 земельных участков. Больше всего – в Медеуском (2 356) и Турксибском районах (1 887). Из них более 90 процентов – частные жилые дома.

Жадность до оползня довела

Следующая наша остановка – по нижнему течению реки Султан-Карасу. Что здесь было несколько лет назад и сегодня – небо и земля! Русло реки облагородили габионами – сеткой, наполненной камнями, дорожки выложили гравием.

– Технология очень хорошая, пришла с Запада, такие габионы делают для укрепления берегов рек в Италии, Франции, Германии, – говорит наш эксперт. – Бетон со временем портится, трескается, потому что климат у нас резко континентальный – то холод, то жара. Между камнями вырастает трава, она дает корни, укрепляя стену. На эти габионы дается гарантия 50 лет. На бетон никто такую гарантию нам не дает.

Мы прогулялись вдоль реки. Дорогу преградила грязевая масса. Здесь идет естественный лог глубиной более 50 метров. Рядом с рекой, на возвышенности, находится территория ТОО “Бастау”.

– Компания ведет засыпку поймы реки Султан-Карасу, расширяя тем самым свой земельный участок, – махнул в сторону насыпи Ислам Макулбеков. – Вокруг много подземных ручейков, их засыпать нельзя. По вине этой компании в прошлом году здесь прошел оползень, перекрыв русло реки. Султанка вышла из берегов, затопила дома. Грязевую массу убирали несколько дней, но до сих пор дорога вдоль реки перекрыта. В компании говорят – нет денег ее вывозить. Все наши замечания руководство ТОО не принимает во внимание, продолжая делать на горе насыпь. Грунт рыхлый, привозной. Пройдут дожди, все намокнет и опять сползет в реку.

Вандалы уносят все

Общая протяженность русел рек и каналов Алматы, подлежащих реконструкции, – более 86 километров. На 2016 год запланированы работы на разных участках. Казалось бы, местные жители должны радоваться преобразованиям, которые трудно не заметить. Печально, что у многих срабатывает инстинкт варвара – а чем бы нажиться на ремонтно-строительных работах. Иногда снимают сетку с габионов для курятников, уносят гравий, скамейки, урны.

В прошлом году вдоль речки Султан-Карасу проверяющие недосчитались 25 елей спустя неделю после их посадки. Теперь зеленые насаждения размещают в людных местах, где поблизости проживают пенсионеры, готовые следить за елками.

Конечно, возле каждой скамейки полицейских не поставить. Как и не установить камеру видеонаблюдения.

В таком случае, может, депутатам городского маслихата стоит подумать, как обезопасить городские реки, набережные? Показателен опыт одной из европейских стран: населению разрешили снимать акты вандализма на видео. После того как вандалов находят, их штрафуют, но часть штрафа идет на счет сообщившего. Особенно в подработке были заинтересованы бдительные пенсионеры. Желающих вредить городским памятникам заметно поубавилось…

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ

Гость 13 июня

Было в госакте указан арык,купил бу полковник арык исчез! судья Наурызбайского района Калжигитов ни показании 3 свидетелей видео фото невидел в решении так и написал " чего нет того нет поэтому нельзя требовать чего нет!" Ура такому Судье!