Опубликовано: 3084

Реальное счастье отца-одиночки

Реальное счастье отца-одиночки

Каково это – быть отцом-одиночкой? Этот вопрос я задала собеседнику “КАРАВАНА” Нурлану КАЛИЯНУРОВУ. Он, лишь пожав плечами, ответил, что руки из нужного места растут, здоровье пока не подводит, а главное – есть для кого жить!

У Нурлана двое детей. Жена Галия умерла в 37 лет от рака, когда сыну было 16, а дочери 3 года. Супруга стойко переносила недуг, старалась, чтобы последние дни прошли рядом с детьми, мужем… Слякотной осенью 2006-го Нурлан остался без Галии… Обычно такие ситуации выбивают из-под ног мужчин почву. Но Нурлан остался стоять твердо! Хотя волосы от стресса потерял… Снимает кепку, смеется: “Раньше вихры кудрявые были”.

– Мою младшенькую, Алинку, хотела забрать сестра супруги, не отдал, – говорит Нурлан. – Старший сын Аслан стойко перенес нашу общую беду. Я им горжусь. Выучил его в Алматинской автодорожной академии платно. Сейчас он устроился на работу в Астане, мне уже легче. Теперь за дочкину судьбу беспокоюсь.

Мечты дочери

В комнату входит красивая девочка лет одиннадцати. Улыбается мне: “Здравствуйте!”.

– Это Алина, моя младшенькая, – говорит мой собеседник. Девочка учится в казахской школе-гимназии на четверки и пятерки, любимый предмет – английский язык. Еще она отлично играет в шахматы и очень хочет научиться играть на синтезаторе.

– Сегодня зарплату получил и отпускную компенсацию – 187 тысяч, праздник! – радостно сообщает Нурлан. – Завтра пойдем дочке музыкальный инструмент покупать.

Сама Алина говорит:

– У меня всё есть… Папа, дом, еда, одежда, знания, компьютер, завтра появится синтезатор! Хочу стать переводчицей, но сначала нужно окончить школу и поступить в университет.

– Расскажи о папе…

– Он хороший! Трудолюбивый, умный, помогает домашние задания по математике делать, ее я плохо понимаю. Еще он всегда находит время для меня, хотя много работает.

Нурлан живет с дочерью в двух смежных комнатах городского общежития:

– Раньше имели большой и хороший дом в центре района Шал акына – Сергеевке. Жена работала учительницей в начальных классах, а я хорошо зарабатывал, торговлей занимался, товар возил из Алматы. Болезнь Галии перечеркнула все. Продали дом и переехали в город. В Петропавловске смогли купить за вырученные деньги только две комнаты в общежитии. В то время резко подскочили цены на недвижимость. Сейчас стоим в очереди на жилье по государственной программе, последний раз узнавал, были на 1500-м месте. Это, конечно, огорчает.

“Сердце мое с ней…”

Оглядываюсь по сторонам. Уютно, чисто, пахнет борщом. У окна – портрет красивой женщины с мягким изгибом губ. Отмечаю поразительное сходство Алины с изображением, висящим у окна.

– Ваша супруга?

Нурлан кивает:

– Галиюша.

– Как вы познакомились?

– После школы с другом поехали поступать в институт в Алматы. Не удалось, но возвращаться в деревню не хотелось. Стыдно. Я родился в районе Шал акына, в ауле Амангельды. Воспитывали меня отец с мачехой, ласки и любви от нее не видел… Потому уезжать из отчего дома мне было не в тягость. Устроились в Алматы на стройку. Потом друг задумал жениться, на свадьбу меня позвал. Там и встретил Галию. Влюбился с первого взгляда. Вокруг нее крутились кавалеры, я долго не решался подойти. Потом пригласил на танец, почувствовал ответную симпатию. Галия рассказала, что издалека приехала к сестре на свадьбу. Спросил, откуда она. Оказалось, мы из одного района. Потом писал письма, она отвечала. Тогда не было Интернета, и обменивались письмами мы нечасто. Галия сказала, что я понравился ей своей простотой и искренностью. Через три месяца в первый раз к ней поехал… У меня родственники жили в двенадцати километрах от родного села Галиюши, там она работала учительницей. Попросил приятеля подбросить меня на свидание. Сел на бензовоз – и к любимой, а ее дома не оказалось… Кое-как отыскал, встретились, она обрадовалась…

Потом Нурлан летал к своей избраннице как на крыльях! Расстояние в дюжину километров преодолевал то на велосипеде, то на мотоцикле, то на тракторе МТЗ-80, то… на коне, как принц:

– Ходили на танцы, много говорили. Так радостно было с ней и спокойно, сердце трепетало. Вчера ехал в автобусе и услышал песню “Каролины”. Группа такая была, мы под нее на дискотеках деревенских танцевали. Я даже Галие кассету привозил в подарок с ее песенным сборником. Еду, слушаю, и так тоскливо на душе… Никто мне ее никогда не заменит – сердце с ней осталось.

“Дети – мое богатство!”

– Неужели после женщин больше не было?

– Были… Но не к душе, да и я уже не молодой. Сил дружить не остается. На работе целыми днями. А дома дочка, надо помочь сделать уроки, приголубить, накормить.

Кстати, кулинарит мой собеседник прекрасно. В кухне – крутая мультиварка. Нурлан признается, что до того, как жена умерла, умел жарить только картошку и яичницу. Потом пришлось научиться всему, даже стряпать пироги. В прошлое лето закручивал банки с соленьями и варил пять видов варенья: из cмородины, вишни, клубники, земляники и малины. Смородиновое и земляничное я попробовала, когда хозяин угощал меня чаем, предлагал и борщ. А еще они с дочкой накануне бисквит пекли. Рецепт в толстой кулинарной книге вычитали.

Сейчас Нурлан трудится на стройке каменщиком, работа опасная, дважды падал:

– Один раз почка сдвинулась, в другой раз позвоночник повредил. Врачи боялись, что сломал, а я уже через неделю из больницы сбежал, чуть позже на работу вышел. Раньше, когда сын учился в академии, приходилось подрабатывать, ремонт в квартирах делал после работы. Еще родственникам надо помочь, тещу порадовать. Она у меня золотая, Алину балует и любит. Я в тещу характером пошел (смеется).

Нурлан показывает мне снимки из семейного альбома. Вот их с Галией свадьба: кудрявый парень, рядом – красавица-невеста с мягкой улыбкой и нежными руками. А вот Галия держит на руках двухлетнюю Алину, рядом прижимается старший сын Аслан. Алина маму не помнит, но другой не хочет, папиной любви хватает на двоих. Услышав это, Нурлан расплывается в улыбке, на глаза отца наворачивается скупая слезинка. Он усаживает Алину на колени, гладит ее волосы, целует в макушку:

– Вот мой смысл жизни, я ради детей живу. Если бы их не было, не выжил бы, не смог бы потерю перенести, сломался… Домой спешу, дочка ждет. Разве это не счастье?!

Характер, сила, стойкость

Психолог Айгуль МУСТАФИНА:

– Понятно, что когда отец в одиночку, без супруги воспитывает детей, то взваливает на свои плечи и мужские, и женские заботы. А главное, хочется предостеречь от самого опасного – социального стереотипа, кроющегося в вопросе: насколько полноценными вырастают дети, воспитываемые папами или мамами отдельно? Да, в одиночку сделать это сложнее. И тут проверяются характер, сила, стойкость. Здесь взрослым важно найти смелость и посмотреть на себя со стороны. Осознание и анализ своих действий делают процесс воспитания взвешенным и осмысленным, а ребенка – достойным и счастливым человеком.

Знакомьтесь, “Школа отцов”

Четыре года в Петропавловске работает клуб для пап-одиночек “Школа отцов”. Ее основателем и идейным вдохновителем стала педагог Ольга ЧЕРЕПАНОВА.

– Ребенок должен оставаться в семье, – говорит Черепанова. – Она может быть неполной, но полноценной нравственно, и наоборот. Здесь важна сама личность отца или мамы. Я часто общаюсь с отцами-одиночками и вижу, как им трудно. Но они очень хотят найти верный путь, и главное – по-настоящему любят своих детей и ради них готовы на всё.

В Северо-Казахстанской области стало заметно повышение социальной активности отцов в воспитании детей и защите их интересов. Почему мы создавали наш клуб “Школа отцов” для пап, в одиночку воспитывающих детей? Хотелось им помочь, объединить и дать понять, что они не одиноки в своих бедах. А их целый букет – предательство жен, непонимание на работе, косые взгляды в обществе, отсутствие алиментов. Но самое главное – бытовые трудности. К сожалению, матерей-кукушек в Северо-Казахстанской области предостаточно. Да, сложно преодолеть стереотипы в отношении такого явления, как отец-одиночка. Статус этой категории казахстанцев у нас не признан. Льгот нет никаких! И государство должно принимать какие-то меры, сделать поправки в Законе о браке и семье. Ведь за каждым из таких отцов дети – наше будущее! А стране нужны здоровые, развитые, полноценные граждане.

В “Школе отцов” папы получают рекомендации, юридическую помощь, нужную информацию по уходу за ребенком, обмениваются советами. Мы устраиваем для них праздники и благотворительные вечера. Было бы целесообразно открыть такие школы по всей стране.

Петропавловск

Загрузка...