Опубликовано: 3572

Разрушим до основания. А затем?

Разрушим до основания. А затем?

В селе Черемшанка до основания разрушена многострадальная птицефабрика. Обещания руководства Восточного Казахстана восстановить градообразующее предприятие оказались мифом.Неделю назад глава Восточного Казахстана Бердыбек Сапарбаев в присутствии Премьера Серика АХМЕТОВА выступил с эффектным предложением: нужно, мол, разработать некий баланс производства и потребления товаров и услуг… В Черемшанке работники

бывшей градообразующей птицефабрики назубок знают свой баланс: производство – ноль, потребление стремится к нулю. Социальный климат в селе можно описать одним словом – “безнадега”.

По программе ликвидации

В прошлом году “Караван” писал: крупнейшая фабрика, 40 лет снабжавшая мясом птицы и яйцами промцентры Восточного Казахстана и Сибири, доведена до банкротства. Что сегодня с предприятием?

Мы подъехали к проходной птичника в разгар дня. Ни души. Дверь с облезлой табличкой “Строго по пропускам” прижата камнем. Кругом бурьян в человеческий рост. Тишина, слышно только кружащих над корпусами коршунов.

– Одни руины, – подтвердили нам жители Черемшанки. – Возродить фабрику невозможно, разве что построить заново.

Как банкротство предприятия обернулось фактически его уничтожением? Помнится, год назад глава области во всеуслышание заверял: фабрику продадут единым лотом, будет найден нормальный инвестор...

– После банкротства с предприятия вымели все подчистую, – рассказала бывшая работница птичника пенсионерка Вера ПИТЕРАН. – Если бы могли, наверное, и корпуса по кирпичикам разобрали бы. Начали с тракторов, потом продали весь автопарк. Вытащили все трубы диаметром 200 миллиметров из нержавейки, которые укладывали еще в советское время. Во всех цехах вырезали кабели, моторы, опоры, насосы… Вывезли весь металл вплоть до эстакад. Каждый день с предприятия уходили груженые машины с прицепами. Нас конкурсный управляющий уверяла: вывозим только ненужное.

По официальным данным, птицефабрика была продана 19 лотами за 180 миллионов тенге. Имущество сбывали по голландскому методу – на понижение цены. В итоге организаторы торгов уронили первоначальную стоимость на… 95 миллионов.

Еще во время процедуры банкротства трудовой коллектив направил прокурору жалобу – попросил проверить, насколько законна такая зачистка. Из надзорного органа пришел ответ: все в соответствии с процедурой банкротства.

Самолеты и пилоты

При въезде в село работает необычный рынок. Вдоль трассы на обочине выставлены ведра, котелки, банки с дикой клубникой. До ягодного сезона здесь предлагали картошку. Через неделю, когда полевая ягода отойдет, на обочине начнут торговать грибами, потом кедровыми шишками, в сентябре снова картошкой – свежего урожая… Для местных женщин этот придорожный бизнес единственная возможность заработать хоть что-то. Все лето они копят по 200–300 тенге с такой вот продажи, чтобы одеть детей в школу, купить ранцы да тетрадки. “Село, – говорят бывшие птичницы, – не живет – выживает”. У многих бывают дни, когда не на что купить хлеб.

– Вы верите в обещание восстановить производство? – спрашиваем мы у женщин.

Они лишь вздыхают.

– У нас еще помнят последних инвесторов, – заметила Вера Питеран. – Надо было выплатить рабочим зарплату, а нам говорят: подождите, сейчас прилетит самолет с деньгами, потом говорят: деньги украли… Как к таким руководителям относиться? На фабрике было 7 комбайнов для заготовки кормов, исправных, готовых к работе. Руководство заставило вытащить их из гаража и разрезать прямо с двигателями, колесами – на лом. Когда фабрика еще теплилась, от них пришла команда: цеха закрыть, свет вырубить, воду отключить! Погибло около 170 тысяч кур! Это не преступление?! Лучше бы по домам раздали…

В начале лета, как рассказали черемшанцы, инвесторы вновь объявились в селе. Собрали птичников и заявили: будем запускать фабрику по новому бизнес-плану.

– Бывший директор птицефабрики Тусупхан Оразгалиев и его заместитель Карим Дюсупов давай раздавать обещания, – вспоминает пенсионерка, – будем, мол, гнать пихтовое и кедровое масло, отходами птицу кормить, всем дадим свиней – будете по договорам дома выращивать… Люди ничего не поняли и спрашивают друг у друга: свиноферма, что ли, будет?

– Мы задали конкретный вопрос: будет фабрика работать? – добавляет птичница. – Но ответа не получили.

ЧП сельского масштаба

В начале лета аким Бердыбек Сапарбаев на встрече с послом КНР в Казахстане Чжоу Ли заявил: на базе Черемшанской птицефабрики идет создание совместного предприятия с 90-процентной долей китайского бизнеса. Но в самой Черемшанке сомневаются в наличии китайских инвесторов.

И какие бы лозунги и обещания не звучали от руководства области, у людей свое мнение на этот счет.

– Ни одному предпринимателю не нужны гектары руин, – заметила пенсионерка. – Из всех обещаний, которыми нас кормили, выполнено одно – всем выплатили долги по зарплате. Но в пенсионные фонды до сих не перечислено ни одного тенге, достигшие пенсионного возраста люди вынуждены уходить на “минималку”.

Сегодня градообразующее предприятие, на котором когда-то работали 1200 черемшанцев, разрушено до основания. Новых производств нет. Мясо птицы и яйца в Усть-Каменогорск ввозят из соседних регионов, России, Украины.

Кто ответит за такую “хозяйственную” деятельность?

Усть-Каменогорск – Черемшанка

Загрузка...