Опубликовано: 1 6484

Рашид ДАЙРАБАЕВ: «…Ищу нормального певца»

Рашид ДАЙРАБАЕВ: «…Ищу нормального певца»

В Астане побывал известный российский продюсер казахстанского происхождения Рашид Дайрабаев, который привозил в столицу шоу «Ледниковый период». Наш известный земляк согласился рассказать столичным журналистам о своей работе.

Вы были директором группы «Ласковый май», продюсировали Баскова… Расскажите немного подробней…

Да, я бывший, самый настоящий коммерческий директор программы группы «Ласковый май» Андрея Разина. Также работал директором у Игоря Саруханова и, кроме того, организовывал прокат выступлений практически всех российских артистов. Правда и то, что я бывший продюсер Николая Баскова и именно тот человек, который сделал его звездой посредствам вложения денег Бориса Исааковича Шпигеля, известного по тем временам бизнесмена, а ныне сенатора. У нас был продюсерский центр «Амоста», и мы, по существу, делали этого артиста…

Кстати, я родился в Казахстане, в Алматы. В пятнадцать лет уехал в Москву и с тех пор живу там. Но по Казахстану бывает такое ностальжи, что… Поэтому я и сейчас хочу сюда привозить и привозить именитых артистов, если это будет возможно, если кризис нас с вами совсем «не съест». Будут приемлемые гонорары, будем сотрудничать, приезжать, работать.

А намерены ли Вы сюда Баскова привезти?

Баскова я не намерен никуда привозить вообще, потому что мы с ним расстались и расстались плохо. Это отдельная тема. Почему­то что­то случается с некоторыми людьми, которых я уважал, в муках «рожал» их успех, а они где­то потом поливают меня грязью в газетах и журналах. Я больше с такими не общаюсь. Это про Баскова. Ну, а так мы друг к другу относимся ровно, говорим «здрасьте» при встрече, но теперь свободны от любых обязательств.

Кроме случая с Басковым, были еще неприятные ситуации? И как Вы чувствуете, когда наступает момент разрыва продюсера с исполнителем? Его можно прогнозировать?

Вы знаете, когда человека подбираешь, он порой является никем на музыкальном пространстве. Вкладываешь в него деньги огромные, делаешь его звездой, а у него от количества денег, порусски говоря, начинает «сносить башню». Сначала ему кажется, что 200 долларов в месяц (зарплата стажера) в Большом театре это очень мало. Он находит такого гениального продюсера, как Борис Исаакович Шпигель, и от этого продюсера начинает получать по 6000 долларов с одной песни в концертном зале «Россия» или в Государственном Кремлевском дворце. Дальше работаем с ним, и он начинает расхваливать меня и радостно кричать: «Такого быть не может! Спасибо тебе!» Потом через год я начинаю ему выдавать не 6000, а 10000 долларов, а еще через полгода 25000 долларов. А этому человеку уже кажется, что и этого мало, и он начинает говорить, что ему уже надо 35000 евро, понимаете? В этой ситуации уже надо говорить: «Все, до свидания, иди своим путем», вот и все.

Те, которые «быстро идут в гору», часто не проходят испытания деньгами. Понимаете, такое огромное количество внимания, комплиментов и восхищения свалилось на юношу. Каждый ему говорит, что он гений, великолепный певец, что он вообще такой мама дорогая! Ему начинают дарить дорогие подарки, баловать большими гонорарами, большими деньгами. Он начинает верить в то, что уже в зените славы, вот и все.

В результате из певца Николая Баскова, которого мы сделали, он превратился просто в шоумена, чуть ли не в клоуна какогото, на самом деле. Сейчас уже песен его не слыхать. То он просто ведущий какогото «дома», потом что­то еще… Я сейчас уже не хожу на его выступления, не слежу за его карьерой, мне абсолютно все равно, что с ним происходит.

А нет ли чувства досады или неловкости за то, что Вы причастны к этому проекту?

Мне не стыдно заниматься работой, поскольку в моем активе есть организация совместных выступлений такой именитой певицы, как Монсеррат Кабалье, пусть с тем же Николаем Басковым. Это было великолепно.

Потом, как бы раньше не ругали тот же «Ласковый май», но по советским временам ярче мегазвезды, чем эта группа, не было. Ничего подобного нет и на данный момент, и с этим вы не можете не согласиться. Мы тогда давали концерты на постсоветском пространстве во всех городах, иногда по пять выступлений в день. На сегодняшний день нет группы, которая могла бы этим похвастаться.

Юрий Шатунов во время концерта в Астане пригласил Вас на сцену и представил публике. Расскажите, как вообще прошли его выступления, когда он вновь появился на постсоветском пространстве.

Меня удивляет ситуация, когда люди здесь покупают билеты на концерты и шоу как­будто в кинотеатр, вы это заметили? То же самое было и с концертом Шатунова. Продажа по билетам очень плохая. И вдруг в предпоследний день почти аншлаг, процентов 8090 был сбор. То же самое, насколько я знаю, было на концерте Максима Галкина. Когда разговаривал с замдиректора Конгресс­Холла, она говорила, у них на трех рядах вообще никого нет. Каково было мое удивление, когда я пришел 4 марта, и мне нашлось место по контрамарке в предпоследнем ряду партера. Чтото похожее было с продажами билетов на выступления Аль Бано. Было тихо, а потом мой приятель пошел на концерт и говорил, что яблоку негде было упасть.

Вообще трудно было уговорить Шатунова на гастроли, ведь его давно не было видно на сцене?

Да это он пригласил меня к себе работать, быть его директором по прокату. Я тогда еще продюсировал Баскова. Так вот, Шатунов мне и говорит: «Слушай, ну давай уже делать мне какие­то гастроли...» Я тогда ответил: «Юра, в одну воронку два раза бомба не падает. Не пойдет на тебя никто. Все уже, твой зритель вырос. Этим людям уже по 3040 лет и «Белыми розами» их больше не заманишь». Но все же мы начали прокат его выступлений.

Прошло время, и оказалось, что Шатунов и в Германии, где он теперь живет, востребован, и почти во всех странах СНГ, везде аншлаги. И вот как­то он сидит у меня дома в Москве и меня подкалывает: «Ну что, старик, ты говорил, что в одну воронку дважды бомба не падает, а ведь упала…». Это нонсенс, но на него идут.

Потом они объединились с Андреем Разиным и у них сейчас совместный тур, насколько я знаю, в Беларуси. Потом гастроли в Ставрополе и Сочи, что­то еще. Они и меня пригласили на этот проект, чтобы я им устроил гастроли по Казахстану. Будем считать, смотреть, насколько это будет интересно, может, даже здесь посоветуюсь...

Хотелось бы, что называется, из первых уст узнать о первом композиторе и авторе песен «Ласкового мая» Сергее Кузнецове. Разные источники везде преподносят поразному его разрыв с группой...

Когда я занимался «Ласковым маем», он был популярен и силен в плане состава и без Кузнецова. Мы тогда даже разъединили своих музыкантов и певцов и гастролировали так: Аркаша Кудряшов ездил с Шатуновым, а я с Андреем Разиным.

Что же касается Кузнецова, могу сказать, что это пьющий человек и, насколько я знаю, причиной его ухода стал алкоголь. Я не осуждаю его за это, потому что талантливые люди почти всегда имеют какой­то бзик. Ктото покуривает травку, кто­то пьет, у каждого свои заморочки. Вот у господина Кузнецова они свои: он любит водочку.

Сейчас о нем не слышно вообще?

Он сидит в городе Оренбург на своей родине. Пишет какие­то там песни, музыку, комуто их там продает, комуто аранжировки делает. Но это все такое, локальное, на уровне Оренбурга…

На данный момент коголибо продюсируете?

Да, я работаю с молодым баритоном Максимом Кафелевым, который является солистом Московского театра оперетты. Он исполняет главные партии, ведущий солист театра. Я ему сейчас снял клип на одну из арий. Очень хороший певец, родом из Нижнего Новгорода. Вот им я и занимаюсь. Но сейчас в условиях кризиса это очень тяжело, потому что требуются огромные деньги, и все мы ждем, когда же он закончится, этот кризис. Но он закончится, и будет все хорошо у всех нас.

Планируете ли Вы когото из казахстанских звезд раскрутить до более высокого уровня?

Я ищу в данный момент тенора в возрасте девятнадцатидвадцати одного года, который только начинает. Борис Исаакович, мой шеф, говорит: «Ищи нормального певца, который будет хорошо петь, который может петь во всяком случае». Сейчас очень сложно сделать виртуоза большой сцены. Вот раньше говорили: «Талант пробьет себе дорогу». Это было когда­то. Сейчас надо иметь и семь пядей во лбу, и колоссальнейшие денежные средства для того, чтобы записать фонограмму, снять видеоклип, брать уроки по вокалу, мейкап. Все это по кирпичику складывается для того, чтобы человека сделать артистом. Это очень непросто, но, тем не менее, возможно. Нужно просто найти талантливого человека, который обладал бы харизмой.

Пока таковых нет?

На данный момент нет.

Вы в своей работе сталкивались с непорядочностью. А кого из подопечных хотелось бы отметить, как надежных партнеров или хороших знакомых на российской сцене?

Ну, подопечных у меня маловато, да я и не могу, не имею права так говорить: «Подопечные».

А порядочными людьми из знакомых артистов… Я вот, например, считаю Филиппа Киркорова великолепным человеком. Просто у него маска такая бывает, что он злой, грубый или еще что­то. На самом деле он очень хороший человек.

Помимо Киркорова, у нас, конечно же, замечательная актриса Алла Борисовна Пугачева. Это самая великолепная певица, великая женщина, которая, к сожалению, уходит с большой сцены, и это правда. Я это знаю, я знаком с ней.

А вообще я люблю Розу Рымбаеву, хотя, к сожалению, с ней не знаком. Но когда я нахожусь в Казахстане, смотрю телевизор и вижу выступление Рымбаевой, то отключаю все и слушаю только ее.

Как вам работается в России в плане конкуренции? Не хотели бы вы дать, скажем так, мастеркласс для казахстанских продюсеров?

Нет, наверное. Зачем мне этот мастеркласс? Да пока что никто и не обращался. Както спокойно в этом плане.

А работать в России мне легко. Я все умею, люблю свою работу и с удовольствием работаю. Я коммуникабельный человек, со всеми разговариваю нормально, никому никогда не грублю, стараюсь во всяком случае. Если меня, конечно, не выведут.

У меня очень много друзей в Казахстане, к которым я с удовольствием приезжаю. Здесь, в Астане, Дворец "Жастар" мне помогает с организацией выступлений. Хотелось бы, чтобы астанчане, посмотрев наше шоу, сказали: «Да, это было здорово!»

Олег ТАРАН, фото автора, Астана

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ