Опубликовано: 1425

Ракеты падают? Главное – спокойствие!

Наконец-то мы узнали, отчего в зонах падения “Протонов” люди часто болеют и рано умирают. Оказывается, от страха, порожденного невежеством! По крайней мере, так утверждают российские ученые.

Несколько недель российские врачи обследовали жителей Улытауского района Карагандинской области. И пришли к выводу: запуски и аварии гептиловых ракет не оказывают негативного влияния на здоровье людей.

Об этом заявил на состоявшейся в Караганде пресс-конференции руководитель группы Федерального медико-биологического агентства, академик Российской академии наук, профессор Вадим Филиппов. А высокий уровень заболеваемости, резкий рост обращаемости к врачам в период запусков и падений “Протонов” объясняется… психо-эмоциональным фактором. Ну не знают люди, что никакой опасности нет, боятся, нервничают, потому и болеют.

– Даже при аварийных падениях “Протона”, как это случилось 6 сентября, никакой опасности для людей не было, – заявил Вадим Филиппов. – У нас в России даже при авариях на предприятии, где производится ракетное топливо (гептил), люди не страдают. Я сам служил в армии и два года охранял склад, напичканный всякими космическими обломками. И вот, как видите, сижу перед вами живой и здоровый. Жители Улытауского района просто не знают, что опасности нет. Срабатывает психо-эмоциональный фактор, на этом фоне обостряются хронические заболевания, учащаются гипертонические кризы. Но я вам так скажу: вот, к примеру, человек поругался с женой. В результате у него может повыситься давление. Это такой же психо-эмоциональный фактор.

…Если на таком уровне рассматриваются проблемы Карагандинского региона на заседаниях космического научно-технического совета, то, боюсь, в глазах россиян карагандинцы выглядят не умнее Бората.

“Всем спасибо! Все здоровы!”

Руководитель российской группы медиков долго втолковывал журналистам, что никакого вреда от “Протонов” не бывает. Опасно только там, “где произошел сам взрыв”. Проще говоря, по мнению профессора Филиппова, “Протон” может нанести вред здоровью, только если упадет непосредственно кому-нибудь на голову. Как кирпич.

– Так что, уважаемые коллеги, – обратился он в заключение к собравшимся журналистам, – ваша задача сегодня – успокоить местное население и донести до людей информацию, что опасности для здоровья нет! И окружающей среде никакого ущерба не нанесено. Падение произошло в безлюдной степи. Никто не пострадал.

Вот так и было сказано. Межправительственная комиссия уже три месяца заседает и ломает голову, подсчитывая, сколько России следует заплатить Казахстану за нанесенный падением “Протона” ущерб. А ущерба-то, по мнению Вадима Леонидовича, вовсе и не было!

– И в 1999 году, когда произошло аварийное падение двух “Протонов”, тоже факторов негативного влияния на здоровье людей не было, – утверждает профессор Филиппов.

Но на всякий случай межправительственная комиссия все-таки поручила разработать комплексную программу по изучению влияния запусков ракет на здоровье населения и окружающую среду. Эта программа должна быть представлена до конца года. Цель – получить исчерпывающие ответы на все вопросы, которые возникают у двух стран при каждом падении “Протона”. Сколько платить? За что платить? Страдают люди или не страдают? Вреден гептил или не вреден? Отчего жители районов падения ступеней болеют чаще и умирают раньше?

Программа рассчитана на три года. Финансируется “Росавиакосмосом”. Что и говорить, программа – дело хорошее. И даже можно подумать, что наконец-то за проблему взялись всерьез. Но это если не знать некоторых подробностей истории проблемы.

По второму кругу

В вопросе о влиянии запусков “Протонов” на здоровье людей и состояние окружающей среды у России и Казахстана согласия нет давно. Проблема особенно обострилась в 1999 году, когда один за другим упали два “Протона”. “Психо-эмоциональный” накал общественности был настолько высок, что впервые итогом общей договоренности двух государств стало принятие комплексной программы “Оценка влияния запусков ракет-носителей с космодрома Байконур на окружающую среду”.

Программа была принята в 2001 году. Рассчитана на четыре года. Финансировалась тоже “Росавиакосмосом”. Казахстанская общественность на время успокоилась. Люди доверчиво ждали результатов четырехгодичной программы.

Но по прошествии четырех лет никто не ознакомил граждан Казахстана с выводами. Да и мало кто сегодня вспоминает о существовании такой программы. Может, на это и был расчет?

По крайней мере, на пресс-конференции в Караганде Вадим Филиппов с трудом скрыл свое удивление, когда его попросили, прежде чем докладывать о второй программе, рассказать о выводах первой. После заметной паузы профессор сказал:

– Тогда выводов не было. Были отдельные промежуточные результаты. Но в целом программа не завершена.

Детонаторы смерти

Мы располагаем некоторой информацией о тех самых отдельных промежуточных результатах первой программы. Потому что следили за ее продвижением. К примеру, в части изучения состояния здоровья населения казахстанскими врачами было обследовано 50 тысяч жителей Улытауского, Каркаралинского и Жанааркинского районов, которые входят в зону падения отработанных ступеней “Протонов”.

Доктор медицинских наук профессор Турлыбек Турганбеков в 2001 году возглавлял научную группу, проводившую эти исследования.

– Мы не нашли здоровых взрослых и детей, – говорил он тогда. – Процент заболеваемости жителей Улытауского района настолько высок в сравнении со средними данными по области, что речь идет о деградации здоровья, за которым следует уже вырождение. На генетическом уровне заложены физиологические уродства. Вспышки онкологических заболеваний тоже можно объяснить. Только одна молекула гептила, попав в человеческий организм, становится детонатором смерти. Рак может развиться сразу, а может – через несколько лет. И никто, ни один врач не выловит эту молекулу, ставшую причиной болезни.

А вот цитата из отчета Каната Ермекбаева, бывшего в то время начальником управления здравоохранения Карагандинской области: “Обследование показало, что состояние здоровья населения трех районов значительно хуже, чем в контрольном. Уровень психических заболеваний превышает уровень контрольного района в 40 раз. Заболеваний крови – в 20 раз. Большой процент врожденных аномалий. Средний возраст жителей 50–55 лет”.

И это называется отсутствием результатов?

В 2001 году для реализации принятой четырехлетней программы были задействованы значительные научные силы. Семь научных институтов и научно-производственных предприятий с российской стороны и десять с казахстанской. Сотни докторов и профессоров четыре года изучали вопрос “Оценка влияния запусков ракет-носителей с космодрома Байконур на окружающую среду”. И теперь выясняется, что сработала вся эта команда с нулевым результатом.

А быть может, результат просто не устроил заказчика – “Росавиакосмос”?

Здесь долго не живут…

Завтра, 1 декабря, совместная правительственная комиссия должна огласить сумму ущерба, нанесенного Казахстану аварийным падением “Протона”. Подсчеты велись три месяца. Напомним, что аким Карагандинской области Нурлан Нигматулин предъявил России от имени своего региона счет на 7 миллиардов 327 миллионов тенге. Из них 3 миллиарда 120 миллионов, по его расчетам, необходимы для проведения мониторинга здоровья населения, для приобретения специального медицинского оборудования, открытия центра реабилитации пострадавших от неблагоприятного воздействия космодрома Байконур.

Как ни парадоксально, но в научно-техническом совете по Байконуру до сих пор не было ни одного представителя Карагандинской области. Только недавно руководство области поставило вопрос о введении в этот совет двух карагандинцев: директора Национального центра гигиены труда и профзаболеваний, доктора медицинских наук профессора Ермека Сраубаева и директора департамента здравоохранения Карагандинской области доктора медицинских наук Мажита Шайдарова.

Если вопрос будет решен положительно, они смогут получать информацию из первых уст и будут знать, кому задавать вопросы.

– Исследования показали, что в период запуска ракет и падений в Улытауском районе число обращений к врачам возрастает в 3–4 раза, – говорит Мажит Шайдаров.– У людей – гипертонические кризы, стационары переполняются. И мне, как руководителю здравоохранения области, важно выяснить причину, по которой это происходит. Психо-эмоциональный фактор, о котором говорил российский коллега, существует. Но исключить его лишь рассказами о том, что падение ракет не наносит вреда, невозможно. Тем более пока никто не может сказать определенно: есть влияние запусков “Протонов” на здоровье населения или нет. Намного больше доверия вызовет у местного населения правда. И люди должны знать и видеть, что государство знает об их проблеме, заботится о них. Мы должны видеть в них союзников, а не объект исследований.

…Улытауские горы – священное место Казахстана. Здесь пять веков располагалась ханская ставка. Здесь принималось решение об объединении трех жузов. Здесь в середине XVIII века произошло единение кочевых казахских племен.

До космической эры эти места славились своими долгожителями. Ханы знали, где делать ставку, – в Улытау всегда была самая чистая вода, самые сочные травы. Здесь рождались Сексенбаи и даже Токсанбаи. Эти имена означали, что этих сыновей родили отцы, которым уже исполнилось 80 (сексен) и даже 90 (токсан) лет. А уж Жетпысбаев (70 лет) и вовсе было без счету.

Сегодня в Улытау редкий потомок Алашхана доживает до 60 лет...

Татьяна ТЕН, Караганда

Загрузка...