Опубликовано: 5558

Ракеты над Каспием. “Калибр” дальнего действия

Ракеты над Каспием. “Калибр” дальнего действия

Демонстрация Россией военной мощи на Каспии пугает не только противников, но и союзников. После массовых ракетных обстрелов Россией Сирии со стороны “моря дружбы” несколько международных авиакомпаний временно прекратили полеты над его акваторией. Одна из самых крупных авиакомпаний Гонконга Cathay Pacific заявила, что ею были приостановлены полеты самолетов над опасной зоной с прошлого четверга. Примеру своих коллег

последовала и австралийская компания Qantas. Казахстанский авиаперевозчик Air Astana решил просто скорректировать свои маршруты – воздушные суда не пересекают Каспий, а огибают его.

Многие эксперты недоумевают, почему Россия решила именно таким способом бить по Сирии, парализуя деятельность не только авиаперевозчиков, но и компаний, добывающих нефть на Каспии. Ведь у нее имеется другой опыт ведения военных операций.

Казахстанский эксперт, руководитель ИАЦ “Институт евразийской политики” Михаил КРАМАРЕНКО не исключает, что таким образом Россия пытается показать свое превосходство над силами НАТО.

– Запуск крылатых ракет из акватории Каспийского моря, который произвели с кораблей российского ВМФ, стоит рассматривать как сигнал оппонентам о наличии у РФ возможностей наносить удар на большое расстояние, – считает Крамаренко. – Скорей всего, это была “разовая” демонстрация своей силы, так как Россия располагает ресурсами для реализации аналогичных операций и с территории Сирии, и проводилась она с учетом обеспечения безопасности для наземных объектов стран, над которыми пролетали ракеты. Что касается гражданской авиации, то, как отмечено в рекомендациях EASA (Европейское агентство по безопасности авиа­перевозок), траектории российских ракет пролегают ниже высоты полета самолетов. В то же время это европейское агентство в своем бюллетене предупредило о потенциальной опасности “Калибра” для авиаперевозчиков, что стоит рассматривать как “непрямую” дискредитацию России, которая якобы создает угрозу гражданской авиации в регионе.

Вся уникальность российской военной акции заключается в том, что ракеты были выпущены из “закрытого” моря, куда не могут войти военные корабли стран НАТО. А, как известно, Североатлантический альянс уже давно рвется в Каспийский регион, и будет использовать любую возможность для размещения там своих баз с целью оказания военно-политического давления на страны Каспия.

Например, чем не повод – продвижение талибов к афгано-туркменской границе… Судя по интенсивности развития сотрудничества между Ашхабадом и Вашингтоном, такая база в ближайшее время может появиться в Туркменистане, что, конечно, не будет способствовать снижению напряженности в регионе. Наоборот, будет происходить дальнейшая милитаризация Каспия, и в это не по своей воле будет втянут Казахстан. Но причиной этому будет не “Калибр”, который обеспечивает безопасность России и ее союзников в регионе, а реализация на Каспии военно-политических интересов США.

Российский аналитик, руководитель Центра анализа международной политики Институт глобализации и социальных движений Михаил НЕЙЖМАКОВ не согласен с мнением своего коллеги.

– Некоторые увидели в пусках ракет с Каспия попытку России устрашить соседей по этому региону. На самом деле, ведя операцию в Сирии, Москва стала больше нуждаться в поддержке своих проверенных партнеров на постсоветском пространстве, – уверен Нейжмаков. – Из прикаспийских государств отметим, что путь российских ракет пролегал, видимо, и над территорией Азербайджана. Вряд ли это было сделано без фактических согласований с Баку. Учитывая, что политика России на сирийском направлении осложняет и без того прохладные отношения Кремля с американским Белым домом, Москва сейчас заинтересована укрепить свои тылы, а не отпугнуть имеющихся союзников. Те же переговоры между Путиным и Назарбаевым, прошедшие несколько дней назад в Астане, демонстрируют настрой на сотрудничество двух наших государств, а не на конфронтацию, что укрепляет и стабильность на Каспии.

Эксперт считает, что даже после военной поддержки, оказанной Москвой Башару Асаду, у ДАИШ остаются серьезные ресурсы для сопротивления.

– Например, 9 октября, то есть уже после ракетных ударов с Каспия и вмешательства в сирийский конфликт российской авиации, силы ДАИШ перешли в наступление к северу от Алеппо, – комментирует Нейжмаков. – Даже сирийские источники подтверждают, что бои против исламистов ведутся сложные. А это значит, что сирийские правительственные войска по-прежнему нуждаются в серьезной поддержке, и новые пуски ракет с Каспия исключать нельзя. С другой стороны, до сих пор все же Москва главную ставку делала именно на авиацию, а действия Каспийской флотилии ВМФ России пока были, скорее, исключением из правил. Поэтому реальных поводов для опасений у авиакомпаний, осуществлявших полеты над Каспием, в ближайшее время, видимо, будет не так много.

Действия России в Сирии на самом деле работают на безопасность Каспийского региона. ДАИШ теперь придется сосредотачивать больше сил на “сирийском фронте”, а значит, отзывать туда своих сторонников из других регионов мира, в том числе из государств Средней Азии, что будет ослаблять террористическое подполье в этих странах.

По мнению кыргызстанского эксперта, генерального директора аналитического центра “Стратегия Восток – Запад” Дмитрия ОРЛОВА, все дело в правовом статусе Каспийского региона, который до сих пор не определен.

– Безусловно, на сегодняшний день вопрос о правовом статусе Каспийского моря остается актуальным не только для Казахстана, но и для остальных государств, которые на него выходят: Азербайджана, Ирана, России и Туркменистана, – считает Дмитрий Орлов. – В целом же у Каспийского моря нет прямой связи с Мировым океаном, поэтому к нему нельзя применить принципы разделения территориальных вод, как для “настоящего” моря. Именно это – одна из главных причин трудностей с разделом Каспия между вышеназванными странами.

С 2002 года прошло уже четыре саммита глав прикаспийских государств, но ни один из них, по большому счету, прорывным назвать нельзя. На прошлом, IV саммите в Астрахани президенты предварительно договорились, что каждая из стран “каспийской пятерки” получит исключительное право на морское пространство в пределах 15 морских миль от своего берега (его назвали пространством национального суверенитета) и еще 10 морских миль, которые государство также имеет право использовать для добычи ресурсов. А вся остальная акватория Каспия после этих 25 морских милей (или 46,3 километра) будет общей для всей “пятерки”. Осваивать ее можно будет только после дополнительных консультаций.

Строго говоря, ракетные залпы не должны пугать ни Казахстан, ни любое иное государство этого региона. На данном этапе ни одно из прикаспийских государств не является для Казахстана враждебным.

Тем не менее надо иметь в виду, что у Туркменистана и Азербайджана есть очень жесткие разногласия относительно разработки трех каспийских месторождений – “Хазар”, “Осман” и “Сердар”. У азербайджанцев эти месторождения называются соответственно “Азери”, “Чираг” и “Кяпаз”. Географически они ближе к берегам Туркменистана, но Азербайджан считает их своими, в том числе на основании того, что этими месторождениями при СССР занимались бакинские нефтяники.

Кроме того, в экспертной среде давно предполагают, что Иран, если для гипотетической войны против него Израиль и США вдруг используют территорию Азербайджана, может начать на Каспии ирано-азербайджанский конфликт. Но Казахстан и Туркменистан не хотят пускать на Каспий другие посторонние государства, и в этом вопросе у них с Россией – полное взаимопонимание. Поэтому на Астраханском саммите прошлого года была и другая договоренность: запрет пребывания на Каспии силовых структур стран, не входящих в “пятерку”, который поддержали все.

Вообще, все страны Каспия слишком сильно зависят друг от друга, чтобы позволить себе воевать друг с другом. Поэтому они будут использовать все доступные инструменты для предотвращения любого конфликта на Каспии.

Нанося удары по боевикам в Сирии из акватории Каспийского моря, Россия нарушает достигнутые в 2007 году в Тегеране на саммите глав прикаспийских государств договоренности о том, что Каспий является мирным регионом и страны должны предотвратить его милитаризацию. Такое заявление “КАРАВАНУ” сделал известный иранский ученый, профессор Тегеранского университета, член научного совета Центра исследования России, Центральной Азии и Кавказа Бахрам АМИРАХМАДИАН.

– Нынешние события показывают, что этот имидж, это видение всех прикаспийских стран Россией было нарушено, – заявил он корреспонденту “КАРАВАНА” в Астане. – Россия помогает Сирии, опасаясь возврата на свою территорию, в первую очередь на Северный Кавказ, 7 тысяч чеченских боевиков, воюющих сейчас в Сирии на стороне ДАИШ. Кроме того, перед Россией сейчас стоит вопрос сохранения военной базы в Тартусе, которая еще с советских времен имела для нее большое значение, так как является одной из немногих военных территорий РФ, находящихся за пределами постсоветского пространства.

К слову, Бахрам Амирахмадиан называет сирийскую войну “ловушкой Запада для России”.

– США пытаются затянуть Россию в сирийский конфликт, рассчитывая, что она вступит в гонку вооружений и ослабнет. Тем более расходы Америки на военную модернизацию не сопоставимы с российским бюджетом, – сказал эксперт.

Комментируя же риски для Центральной Азии в контексте сирийских событий, профессор отметил:

– Те проблемы, с которыми сталкивается Центрально-Азиатский регион в настоящее время, в первую очередь в вопросе охраны границ, в вопросе нестабильности в Афганистане, – это одновременно и возможность укрепить позиции региона. Это требует сотрудничества между самими странами. Однако то, что государства региона не могут найти общий язык, приводит к тому, что эту роль – охраны границ – берут на себя внешние игроки, в том числе Россия, имеющая военную базу в том же Таджикистане. Однако данные стратегически важные вопросы нельзя отдавать в руки третьих стран.

В завершение мы поинтересовались у эксперта дальнейшей политикой Ирана после снятия с него международных санкций.

– Иран – независимая страна, и мы хотим сотрудничать на одном уровне со всеми государствами. И если Запад для нас будет лучшим, более выгодным партнером, чем Россия, то мы будем сотрудничать с ним, и наоборот. Нет вечных врагов и вечных друзей, но есть вечные интересы, – заключил Бахрам Амирахмадиан.

Алматы

Загрузка...