Опубликовано: 1523

Рабство по-родственному

Рабство по-родственному

Тысячи детей по всему Казахстану проводят свои летние каникулы на барахолках, стройках и полях – вопреки всем законам вкалывая по десять часов в день в опасных условиях!

“Жол! Дорогу!”

Сначала появляется тележка, груженная коробками, высотой в несколько метров. Кажется, что она движется сама по себе, но позади этой груды стройматериалов пыхтят трое мальчишек.

Самому младшему из них (он назвался Ерланом) всего лет шесть, он “звонарь” в этой бригаде, его дело – истошно кричать: “Жол, жол! Дорогу!”.

Эту компанию хорошо знают на строительном рынке. Продавцы говорят, что у ребят есть “старший”, который вечером считает кассу и выдает зарплату.

Таких работников на многочисленных базарах Алматы – сотни. Они приезжают на заработки в южную столицу со всего Казахстана.

На барахолках и оптовках дети помогают перетаскивать грузы, разносят напитки, сигареты. Как признались нам сотрудники департамента образования, они и сами частенько наблюдают, как незаконно используют труд детей на этих рынках.

– Малолетние торговцы продают свой товар по восемь часов в день. Очень много здесь приезжих, из дальних аулов, – рассказывает Шарипа НУРЖАНОВА, главный специалист по защите прав детей управления образования г. Алматы. – Это явное нарушение законодательства о труде. Часто дети продают табачные изделия, что вообще неприемлемо!

Хозяев не сдают!

Казалось бы, выявить факты незаконного использования детского труда очень просто. Они на виду. Оглянитесь вокруг – вот мальчишки предлагают помыть машину, дотащить сумку. А вот торгуют на базарных рядах с утра до позднего вечера, толкают тяжеленные тележки с грузом. Но, как признались сотрудники правоохранительных органов, найти тех, на кого работают эти дети, не так-то просто.

– Часто они и сами этого не знают. А если и знают, то не выдают хозяев, боятся, что не получат денег за работу, – рассказывает старший инспектор управления общественной безопасности ДВД г. Алматы Рахим ТОЛОКУЛОВ. – Мы проводим оперативно-профилактические мероприятия “Занятость”. Последний раз выявили 44 факта незаконного использования детского труда.

Некоторые дети все лето находятся в настоящем рабстве, а их еще и обманывают – либо вообще не платят за труд, либо платят копейки.

Прислуга у родственников

Часто, отправляя детей из дальних аулов, родители даже не подозревают, что у столичных родственников их дети становятся чернорабочими. Эти факты очень редко предаются огласке. Крайне редко дети в таких случаях обращаются за помощью.

Специалисты управления образования рассказали, что им недавно позвонил мальчишка, который работает на стройке у собственного дяди. Подросток интересовался, законно ли, что его заставляют работать по восемь часов в день и поднимать тяжести? Но таких грамотных мало. Чаще всего дети смиренно продолжают трудиться – до изнеможения.

По словам Шарипы Нуржановой, сложность в пресечении таких незаконных форм труда состоит именно в том, что дети работают у родственников.

– Часто на тех же базарах, где торгуют дети, выясняется, что происходит это с разрешения мамы. Мы начинаем объяснять, что это нарушение закона, но от нас отмахиваются. Женщины обещают, что такое не повторится, но чуть ли не на следующий день видим: сидит ребенок, торгует… Александра МЫСКИНА, Алматы

Цена “трудового воспитания”

Главными “эксплуататорами” детей в Южном Казахстане остаются… их собственные родители.

В пассажирских автобусах на городских маршрутах Шымкента увидеть в качестве кондуктора ребенка лет 12–13 – дело обычное. Они деловито обходят салон, легко просачиваются между пассажирами даже в часы пик. Виртуозно отсчитывают сдачу, умудряясь не ошибиться в расчетах и не рассыпав зажатую в кулаке мелочь. Да еще успевают вылезти на остановках и, перекрикивая конкурентов из других автобусов, зазывать пассажиров на свой маршрут.

13-летний Фархад работает с отцом – водителем этого же автобуса. Говорит, что есть еще старший брат – ему 15 лет, он работает кондуктором на другом автобусе. Фархад сказал, что они с братом сами решили пойти во время летних каникул на работу – и родителям помочь, и себе на карманные расходы заработать. То, что все лето он проведет в душном загазованном салоне, его нисколько не пугает.

– Все равно поехать в Турцию я не смогу – у нас в семье таких денег нет! Так уж лучше работать… – пожимает плечами мальчишка.

Отец Фархада не видит большой беды в том, что его сыновья-подростки работают наравне со взрослыми:

– Пусть привыкают, узнают, чего стоит трудовая копейка!

В городском акимате к проблеме эксплуатации детского труда на пассажирском транспорте отношение философское: официально ни у одной транспортной компании нет в штате кондукторов моложе 22 лет. Как правило, кондукторами числятся жены водителей. А если вместо матерей работают дети, это уже как бы семейное дело.

Развиваем семейный бизнес

Продавать табачные изделия и спиртные напитки несовершеннолетним запрещено законом. А вот про то, что дети сами, стоя за прилавком, продают сигареты и спиртное, – в законе ни слова! У нас это называется “развивать семейный бизнес”.

В Шымкенте с начала лета неправительственная организация “Правовой центр женских инициатив “Сана Сезим” совместно с департаментом по охране прав ребенка акимата области проводит рейды по рынкам и торговым точкам города с целью выявления фактов эксплуатации детского труда.

– Количество детей и подростков, занятых в торговле, с начала лета резко возросло, – отмечает юрист “Сана Сезим” Галымжан ИСКЕНДИР. – Школьные загородные лагеря в этом году в Южно-Казахстанской области оказались под запретом в связи с повышенной эпидемиологической опасностью (в области нашествие клещей, вызывающих заболевание конго-крымской лихорадкой). И в Шымкенте у большинства родителей возникла самая настоящая проблема – куда девать детей? Те из родителей, кто занят в торговле или на рынке, берут их с собой на работу.

Миссионеры из Корпуса мира, проводящие мониторинг эксплуатации детского труда в Мактааральском районе ЮКО в рамках программы Международной организации труда (МОТ ИПЕК), склонны усматривать главную причину в менталитете нашего населения. Дескать, родители считают, что труд – это не эксплуатация, а воспитание.

При этом главная проблема заключается в том, что сами родители не всегда делают различие между трудовым воспитанием, полезным во всех отношениях, и принудительным трудом. В том же Мактааральском районе детский труд нередко используется в условиях, угрожающих здоровью, а то и жизни ребенка.

Белое золото по цене детства

Еще ни одна страда по уборке хлопка в Южном Казахстане не обходилась без массового привлечения к сельхозработам местных школьников. И часто это преподносится местными властями как передовое достижение фермерского хозяйства.

Здесь и вправду считают, что 14–15-летний хлопкороб – показатель успешного хозяйствования. А если кто-то из детей или родителей с этим не согласен, то к ним порой применяются карательные меры.

Громкий скандал произошел в прошлом году в одной из мактааральских школ. Родители одного из учеников сообщили, что после того, как их сын отказался работать на хлопковом поле, его избила завуч школы.

На волне этого скандала многочисленные проверки прокуратуры и органов образования нашли немало подтверждений и без того известным фактам. Оказалось, во время хлопковой страды детей в массовом порядке снимают с уроков, чтобы “помочь убрать урожай”… частным хозяйствам. Согласия учеников никто не спрашивает.

И мало кто обращает внимание на бе­зопасность труда малолетних работников. В прошлом году в поселке Аксукент перевернулась тележка, на которой перевозили юных хлопкоробов – пострадали 20 детей, четверо из них получили серьезные травмы. Еще одного юного хлопкороба, возвращавшегося вечером с работы в поле, задавил трактор.

Но, несмотря на эти трагедии, отказываться от детского труда никто, похоже, не собирается. Хлопок – стратегическая культура, от которой зависит благосостояние области. И официальная политика местных властей однозначна: план по хлопку надо выполнить любой ценой. Даже ценой детского здоровья.

Только один раз в ЮКО было возбуждено и доведено до суда уголовное дело в отношении директора сельской школы, который в приказном порядке заставил убирать яблоки в собственном саду старшеклассников руководимой им школы. Как считают шымкентские правозащитники, если бы директор попался не на яблоках, а на хлопке, он бы даже выговора не получил...Данил ШЕМРАТОВ, Шымкент

Заложники арбузных куч

Арбузами и дынями в Уральске торгуют исключительно дети. При выезде из города чуть ли не на каждом километре вдоль трассы стоят мальчишки возле куч арбузов.

– Утром нас привозит хозяйка, и мы до темноты продаем арбузы, – рассказывают 14-летние Ерген и Аслан. Мальчишки нахваливают свой товар так, что сложно отказаться от покупки.

За свой труд ребята в случае хорошей торговли получают по одной тысяче тенге в день.

Никакого договора с работодательницей ребята не заключали, но надеются, что их не обманут. Трасса очень оживленная и опасная, но мальчишки не жалуются. Чуть подальше арбузами торгует 13-летняя девочка. “Хозяйка приедет вечером, чтобы забрать деньги, мне она платит по 600 тенге в день”, – говорит Айдана.

О том, что закон запрещает детям работать от зари до зари, эти подростки не знают.

Прокуратура проводит собственную проверку соблюдения прав несовершеннолетних и каждый раз выявляет все новые нарушения. Например, в Бурлинском районе 16-летняя девушка работала в увеселительном заведении в ночное время. Без всякого договора. В Аксае четверо подростков трудились на торгово-коммерческом предприятии по разгрузке товара, вес которого превышал установленные нормы. При проверках строительных объектов в Зеленовском районе норма выработки рабочего времени занятых несовершеннолетних составляла 48 часов в неделю, тогда как Трудовым кодексом предусмотрено не более 36 часов.

Надо сказать, что когда прокуроры всерьез взялись наконец за проблему эксплуатации детей, ситуация изменилась. Мы проехали по автомойкам, автозаправкам, кафе и прочим заведениям и убедились: в основном хозяева берут на лето поработать собственных детей или родственников. Говорят, что сейчас и без того туго с работой, да еще правоохранительные органы постоянно придираются. Поэтому лучше приучать собственных детей к труду, нежели отвечать за чужих, да еще и штраф платить за них.

Но это в городе. В селе другое положение. На берегу озера Шалкар, куда в выходные приезжают сотни горожан, именно дети торгуют напитками, катают отдыхающих на лошадях, прибирают в юртах. За свой труд получают мизерные деньги, но это для аульных ребятишек единственная возможность подработать. А иногда – и семью прокормить. Гульмира КЕНЖЕГАЛИЕВА, фото автора, Уральск

Загрузка...