Опубликовано: 4878

Рабство на потоке

Рабство на потоке

Удивительно, но попасть в нашей стране в рабство – легче легкого. Потому как есть граждане, построившие целый “бизнес” на сексуальной эксплуатации девчонок из провинции.В глубинке с работой туго, и отчаявшиеся люди едут в большие города, чтобы заработать хоть на чем-то. И попадают в сети “рабовладельцев” – а у них это дело уже поставлено на поток.Непростая история

С Каракат Имановой (имена и фамилии героев материала изменены), обитательницей приюта для жертв торговли людьми в Алматы, мы встретились в небольшом кафе. 21-летняя девушка пришла на встречу не одна, а с руководителем приюта “Родник” Ниной БАЛАБАЕВОЙ и… двумя девочками – шести лет и девяти месяцев. Это ее дочки, рожденные от разных отцов. Несмотря на то что произошло с ней, Каракат хочет наладить свою жизнь, вырастить своих детей, дать им любовь и воспитание.

Именно это желание помогало ей выжить и сопротивляться всем настигающим ее бедам.

Нина Балабаева говорит, что когда Каракат к ним попала, то выглядела затравленной:

– На любое слово реагировала болезненно, никому не верила. Прошло месяца два, прежде чем она смягчилась, снова стала воспринимать мир так, как это должны делать обычные люди…

Не жизнь, а депрессия

О том, что с ней произошло, Каракат начинает рассказывать издалека.

Родом она из небольшого депрессивного городка в Жамбылской области: отца нет, мать психически нездорова, младший брат, которому сейчас 15 лет, постоянно болеет. Однокомнатная квартира, в которой они жили, напоминала скорее сарай, нежели жилище: на окнах вместо стекол был приколочен линолеум, который содрали с пола. Батареи центрального отопления продали на металлолом, чтобы какие-то деньги выручить. Потом мама слегла.

В 12 лет Каракат стала единственным человеком в семье, который должен был как-то добывать пропитание.

Когда становилось невмоготу от голода, девочка ходила просить еду в кафе и столовые. В одном из таких мест 45-летний хозяин сердобольно пообещал ей давать еду постоянно. Но однажды, заманив на свою квартиру, изнасиловал.

Он пригрозил мне, чтобы я никому не жаловалась, – вспоминает Каракат. – Иначе, мол, ославлю на весь город, и никто замуж не возьмет.

Однако Каракат рассказала все матери, и они написали заявление в полицию. Следователь принял заявление, но дело дальше не пошло. Зато тот человек выполнил свое обещание: распространил о Каракат слух, будто бы она спит с мужчинами за деньги. В школе девочке проходу не давали…

В 15 лет она родила первого ребенка. Узнала о беременности после того, как рассталась с парнем – отцом девочки. Вскоре его осудили за кражу. С отцом второго ребенка приключилась примерно та же история. Городок, в котором они живут, работой небогат. Вот и промышляют там люди чем могут.

Мать выгнала Каракат с малышками из дома: живи, мол, как хочешь.

“Я тебя купила”

В июне 2013 года Каракат приехала с детьми в Алматы – знакомая Анар говорила, будто можно устроиться на работу на большом базаре.

– Анар привезла меня в гостиницу на рынке “Алтын Орда”, где познакомила с женщиной по имени Гульзия. Они сказали, что я буду работать уборщицей. Анар забрала у меня девочек, сказав, что вечером свяжется.

Гульзия тут же сообщила мне, что выкупила мое удостоверение в магазине, где я брала продукты в долг. И теперь я должна эти деньги отработать. Она приказала мне снять свою одежду и надеть коротенькую юбку, маечку с открытым вырезом, туфли на каблуке. Я отказалась надевать это, и тогда Гульзия сказала, что купила меня у Анар вместе с моими девочками. И что если я не буду делать, что велят, вряд ли увижу своих детей. Я умоляла не трогать девочек и сказала, что буду делать все, что она скажет.

“Работа” на износ

Эксплуатировали девушку нещадно: в сутки она “обслуживала” до десяти человек. За каждый визит хозяйка брала с клиента по 4000 тенге. В день набегало по 35–40 тысяч тенге, только от одной девушки! А их там было больше десяти. Денег на руки Каракат не получала. Работала фактически за еду и одежду, которую ненавидела. Иногда после “дневной смены” в гостинице при базаре девушку ночью отвозили в одну из гостиниц в Капшагай.

– Условия были ужасные: 10–12 девушек обслуживали клиентов в нескольких комнатах. Белье почти не менялось. Иногда его для вида стирали, промокнув и снова высушив. Душа не было. Давали только презервативы… Клиентов обслуживали без выходных: если у кого-то намечались месячные, кололи какие-то лекарства, и они не наступали. Иногда к хозяйке приходил мужчина, которого позже я увидела в РОВД, куда относила заявление…

Побег

16 сентября Каракат запомнила на всю жизнь: в этот день ей удалось сбежать от своих хозяев. Она уговорила Гульзию отвезти ее к детям, и та неожиданно сжалилась. Оказалось, что все это время девочки жили у “хозяйки” дома, в поселке, прилегающем к рынку.

– Младшую дочку, видимо, держали все время в памперсах: у нее было раздражение на попе и вокруг гениталий, а старшую избивали, если она начинала хныкать и проситься ко мне. Весь день я провела с ними. Ночью не сомкнула глаз. А под утро, взяв детей, сбежала из дома. Потом в Алматы какие-то женщины, к которым я обратилась за помощью, посоветовали идти в полицию…

Заявление в полицию Карасайского района, прокуратуру и суд я написала на Гульзию и Анар. Оказалось, что Гульзия уже отсидела один срок за сутенерство. Сейчас против них обеих возбудили уголовное дело. Полицейские же познакомили меня с Ниной Балабаевой, которая оказала мне большую помощь: в приюте мне дали кров, одежду, обследовали и вылечили детей.

Директор “Родника” Нина Балабаева рассказала, что Каракат помогли составить письма в филиал партии “Нур Отан” Жамбылской области с просьбой посодействовать в получении квартиры в родном городе.

Счастливый  конец?

Перед самым Новым годом Каракат вызвали в акимат родного города и выдали ключи от однокомнатной квартиры – письма возымели действие. Теперь у девушки есть крыша над головой.  

А директора приюта Нину Балабаеву беспокоит перспектива уголовного дела – накажут ли рабовладельцев или им удастся вывернуться и вновь заманивать на “работу” девчонок из депрессивных городков?

Дела редко доходят до суда

Независимый эксперт в области противодействия торговле людьми в Казахстане Екатерина БАДИКОВА:
– В этой ситуации больше всего удивляет, что уголовное дело возбуждено только за вовлечение в занятие проституцией, по этой статье возможно прекращение уголовного преследования за примирением сторон. Очень странно, что не возбуждено дело по 128-й статье Уголовного кодекса, предусматривающей наказание за торговлю людьми. Там наказание серьезней – лишение свободы до пяти лет с конфискацией имущества. Заметим, что конфискация является сегодня обязательным условием, так как налицо корыстный характер подобного преступления.
Если же речь идет о торговле людьми, совершаемой неоднократно, – группой лиц, с применением насилия и в отношении двух и более лиц, то преступникам может грозить срок от пяти до семи лет с конфискацией имущества.
К сожалению, уголовные дела по таким случаям редко доходят до суда...



Загрузка...