Опубликовано: 2724

Работа, деньги и… любовь

Работа, деньги и… любовь

Я – жертва служебного романа. Именно так: самая настоящая жертва. Потому и решила написать это письмо. Вдруг какая-нибудь дурочка, уже готовая броситься в омут отношений среди принтеров и факсов, прочтет  и одумается: а оно надо?Нет, я, конечно, тоже не раз читала все эти советы в женских журналах: “10 причин не заводить роман с сослуживцем”, “Куда не приводят офисные романы” и т.д. и т.п. Только не помогло. И сегодня,

после трех лет моего служебного романа, могу точно сказать почему: потому что во всех этих статьях была те-о-ри-я!

Невозможное стало возможным

А мне, как любому нормальному человеку, хотелось практики. То есть любви. И к тому времени (а мне стукнуло 35) мне было уже все равно, где я найду эту самую любовь: в гостях у друзей, в Интернете, в клубе… или в собственном офисе.

Впрочем, офис не совсем мой. То есть да, я – начальник, точнее, наемный управленец. Надо мной есть Биг Босс. А Он – герой моего служебного романа – занимает примерно такую же ступеньку, как и я, – если де-юре. Но де-факто – я им немножко руковожу. Производственный процесс того требует.

Увы, тот же производственный процесс регулярно требовал наших с ним неформальных встреч. Вернее, так: формальные встречи плавно перетекали в неформальные. Вот, скажите, пожалуйста, когда вы ночью вместе торчите в типографии, потому что есть срочный заказ, это как – работа? А когда вы рано утром, получив наконец эти чертовы флаеры, на радостях едете вместе в кафе завтракать перед работой, это что – свидание?

Кстати, именно после одной такой нашей типографской ночи и последовавшего за ней совместного завтрака наш Биг Босс “накаркал” наши будущие отношения, хотя мы сами тогда об этом и не думали:

– Кто вместе завтракает, тот вместе спит! – хохотнул он, радуясь то ли нашей преданности общему делу, то ли своей прозорливости.

Я тогда, помню, вежливо улыбнулась. А Он… как-то странно посмотрел. Мне подумалось – “внутрь себя”. Как будто хотел разглядеть: что там?

А там было желание. Давнее, но плохо осознанное. Потому что, как он потом скажет мне после “допроса с пристрастием”, причем, естественно, в постели: “Я думал, что это невозможно”.

Размер оклада… имеет значение

Оказалось – возможно. Просто однажды во время очередной типографской ночи обнаружилось, что я забыла ключи от квартиры. Будить маму в полчетвертого утра не хотелось. И он, как джентльмен и настоящий друг, пригласил меня к себе.

Нет, в ту ночь ничего не было!

Мы просто славно проболтали до утра, потом я заснула на его кровати: он галантно уступил ее мне, а сам улегся на диване. Утром мы вместе приготовили завтрак, весело вспоминая “пророческие” слова нашего Босса.

Слова оказались на самом деле “пророческими” только через пару месяцев: мы все не решались, пока…

Пока ему не предложили должность в филиале. С повышением. Повысили и оклад. Я почему это подчеркиваю? Потому что для него, как потом выяснилось, это имело огромное значение.

– Теперь мы с тобой на равных, – сказал он мне после летучки, на которой Биг Босс объявил о его назначении.

В тот же вечер мы с ним и переспали. “На дорожку” – потому что уже на следующий день он уезжал принимать дела. И – понеслось!

Наш роман был не просто бурным. Архибурным! Гипербурным…

Он использовал каждую удобную, и  даже неудобную, возможность, чтобы вырваться в головной офис в Алматы, и все правильно понимали: парень домой хочет. Я была согласна на любые командировки, которые хоть чуть-чуть приближали меня к Актау, к нашему филиалу.

Кризис счастья

Все закончилось, когда грянул кризис. Биг Босс, который долго храбрился и пытался удержать фирму на плаву, однажды злобно сказал:

– Все! Закрываем филиалы. Отзываем тех, кто нам нужен. Тех, кто не нужен, там и оставляем...

К счастью, мой любимый оказался нужен. Вернее, мне тогда казалось, что это к счастью. Потому что наше с ним личное счастье закончилось, как только он вошел в наш старый офис и занял свое прежнее место. Де-юре – на той же ступеньке, что и я. Де-факто – чуть ниже, потому что я им по-прежнему немножко руковожу.

…Больше всего меня обидело то, что он так со мной и не поговорил. Просто перестал звонить и отвечать на мои звонки. А его общение со мной по работе было просто хамским. Вы будете смеяться, но я все ждала такую же, как прежде, типографскую ночь, однако… кризис съел все срочные заказы. Словом, однажды я просто попросила его задержаться у меня в кабинете после летучки и прямо спросила:

– Может, объяснишь, в чем дело?

– Просто проехали! – бросил он и почти выбежал из моего кабинета.

А потом в офисе появилась она. Наш Босс, желая сэкономить деньги, начал увольнять “дорогостоящих”, по его мнению, сотрудников и брать… “буратинок”, которых надо обстругивать и обтесывать. Зато – за копейки.

Мой “экс” с удовольствием взялся за “тесак и рубанок”. И… стал встречаться с очередной “буратинкой”.

Не сойти с ума…

Я сходила с ума. Писала ему в аську, посылала идиотские эсэмэски, потому что – опять не врут эти женские журналы! – оказывается, ничто не питает любовь так, как ревность.

В общем, я доигралась до того, что меня вызвал Биг Босс.

– Прекрати дурковать, не то уволю, – сказал он, глядя куда-то в окно. – Ты мне нужна, на этой должности, на этом месте. Но и твой бывший любовник, к сожалению, тоже. Я могу избавиться только от “буратинки”, потому что она на самом деле никому не нужна, в том числе и твоему бывшему, если ты до сих пор не догадалась. Но если не будет этой “буратинки”, будет вторая, третья… кто угодно, только не ты! Запомни: мужик никогда не будет встречаться с бабой, которая значит и зарабатывает больше, чем он… Особенно, – Босс наконец-то посмотрел на меня, – если это происходит в офисе, где все на виду: и должность, и доходы…

* * *

И я прекратила “дурковать”. Потому что – кризис, и мне трудно будет найти другую работу с таким же окладом. Потому что у меня мама. Потому что я не хочу становиться совсем жертвой. Во всех отношениях. Без работы, без денег, без любви…

Ксения, Алматы

Загрузка...