Опубликовано: 1 1451

"Цена на газ, произведенный в Казахстане “Тенгизшевройл”, должна быть в тенге" - аким Айдарбаев

"Цена на газ, произведенный в Казахстане “Тенгизшевройл”, должна быть в тенге" - аким Айдарбаев

Почему “Тенгизшевройл” хочет продавать газ, добытый в Казахстане, казахстанской компании за доллары?

В параллельной реальности – долларовой – в Казахстане живут и процветают некоторые отечественные компании. ТОО “Тенгизшевройл” продает родине отечественную продукцию, добытую из отечественных недр, но в американской валюте. И это на фоне программы дедолларизации национальной экономики, о которой заявил глава государства.

– Почему между казахстанскими компаниями “Тенгизшевройл” и “КазТрансГаз” договор на поставку газа заключен в долларах? Как только меняется курс тенге, так повышается стоимость газа, и по цепочке повышаются тарифы на электроэнергию, воду и тепло. Я считаю, что цена на газ, произведенный в Казахстане компанией “Тенгизшевройл”, должна фиксироваться в тенге, – с таким заявлением на этой неделе выступил аким Мангистауской области Алик АЙДАРБАЕВ.

Этот же вопрос неоднократно поднимала национальная компания “КазТрансГаз”: “Цена товарного газа ТОО “Тенгизшевройл” зафиксирована в долларах США, а на внутренний рынок голубое топливо поступает в тенге, несмотря на то что курс тенге к доллару США в текущих ценах зафиксирован был еще на уровне 185 тенге. Стоимость оптовой реализации ежегодно утверждается уполномоченным органом в лице минэнерго, а розничная цена на товарный газ регулируется комитетом по регулированию естественных монополий и защите конкуренции. То есть практически АО “КазТрансГаз” не имеет возможности регулировать ценовую политику. Покупая газ в долларах и продавая в тенге на внутреннем рынке, национальному оператору ежегодно приходится дотировать стоимость голубого топлива для населения за счет собственных средств. Для того чтобы не повышать цену на газ для населения, только в прошлом году сумма дотаций на внутренний рынок составила 126 миллиардов тенге”.

“КАРАВАН” попросил экспертов прокомментировать данную ситуацию.

Олжас ХУДАЙБЕРГЕНОВ, директор Центра макроэкономических исследований:

– Это однозначно неправильно, так как потребители газа получают доходы в тенге. Сама по себе попытка привязать цену топлива к валюте может стать прецедентом, и нельзя допускать такое. В Казахстане работает множество иностранных компаний в сфере добычи сырья. И они также пожелают продавать свою продукцию на нашем рынке за валюту. Это касается не только газа. Поэтому это дело принципа – не допускать любой формы прямой привязки к курсу доллара.

Досым САТПАЕВ, политолог, директор Группы оценки рисков:

– В соседнем Туркменистане не так давно в связи со сложной финансово-экономической обстановкой и резким падением курса национальной валюты – маната – приняли правительственное постановление. Отныне все компании, в том числе иностранные, работающие на территории Туркменистана, выплачивают заработную плату только в нацвалюте. То есть в ряде стран Центральной Азии идет процесс давления на иностранных инвесторов. Что касается Казахстана, то не стоит забывать, что большинство иностранных компаний, представленных в добывающем секторе, особенно на крупных месторождениях Тенгиз, Карачаганак, Кашаган, работают в рамках СРП – соглашений о разделе продукции, подписанных еще в 90-х годах и по многим направлениям невыгодных для нашей республики. Но в тот период нам нужно было привлечь крупных инвесторов, чтобы предприятия не встали, поэтому и пришлось подписывать эти СРП.

Иностранные компании приходили к нам и получали определенные гарантии того, что будут работать в комфортных условиях. А сегодня, когда возник конфликт интересов, его нужно выносить на уровень Совета иностранных инвесторов при Президенте, подключать ассоциацию “KAZENERGY”, профильное министерство в лице минэнергетики.

Азат ПЕРУАШЕВ, лидер партии “Ак жол”, экс-парламентарий:

– Платежным средством на территории Казахстана является национальная валюта – тенге. И в этой ситуации есть все правовые основания для начала юридического разбирательства “КазТрансГаза” с иностранным партнером. Однако если в соглашении с ТШО прописано, что газ на внутренний рынок продается в иностранной валюте, это усложняет ситуацию – международные обязательства доминируют над внутренними.

Нам нужно четко исходить из наших национальных интересов, внутренний рынок должен работать по нашему законодательству в части применения платежных средств в виде нацвалюты. Даже если расчеты прописаны в привязке к доллару, следует начинать переговоры, иначе мы сделаем неконкурентоспособным наш бизнес, чье производство завязано на тенге. В условиях девальвации пересчет цены газа в привязке к курсу доллара будет означать кратное удорожание стоимости коммунальных услуг и тарифов на тот же газ. А наносить удар по социальному самочувствию казахстанцев – не в интересах государства и инвесторов, если они хотят работать в стабильной и благополучной стране.

Николай РАДОСТОВЕЦ, исполнительный директор Республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий:

– Ситуация вокруг ТШО и “КазТрансГаза” характеризует неправильные взаимоотношения компаний с потребителями в Казахстане и нарушает национальное законодательство. Требование привести расчеты и цены в тенге должно быть обязательным, это не только уважение к национальной валюте и соблюдение общих правил, это необходимое условие стабилизации тенге.

Понятно, что ТШО удобнее работать в долларах – меньше возникает текущих вопросов с колебанием цен, но в данном случае, несмотря ни на какие контракты, внутри Казахстана взаиморасчеты должны быть в тенге.

В условиях, когда нацвалюта ослабла, правительству и Нацбанку нужно вести переговоры с руководством ТШО, чтобы они не просто вошли в ситуацию, которая сложилась в стране, но и стали адекватно реагировать на то, что они – не какие-то особые субъекты. ТШО работает с правительством на казахстанской земле с казахстанскими рабочими.

Петр СВОИК, экономист:

– Ситуация вокруг ТШО – иллюстрация того, что происходит в нашей экономике. Казахстанское предприятие по факту является зарубежным и позволяет себе заключать договор с местными потребителями в долларах, что, между прочим, не нарушает закона – двухвалютность не прописана и не зарегламентирована в нашей стране, но и не запрещена. В данном случае прав и ТШО, и аким, а поссорила их политика Нацбанка, который перевел тенге на плавающий курс и не обеспечил стабильности нацвалюты ни во внутриэкономических оборотах, ни во внешнеэкономической деятельности страны.

Айдархан КУСАИНОВ, экономист, директор консалтинговой компании “Almagest”:

– Когда вы привлекаете инвестора и говорите: дай 100 миллиардов тенге, обещая, что все будет хорошо, то он дает вам эти деньги – на условиях того, что вы не будете вязать его по рукам-ногам и диктовать, почем ему продавать, куда и как. Поэтому в нормальном контракте с государством с самого начала описывается стабильность налогового режима. Проблема в том, что в 1993 году у нас была крайне слабая переговорная позиция и мы соглашались на не очень выгодные условия. Но вечных договоров не бывает, и надо пересматривать контракт.

Астана

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ