Опубликовано: 959

Пустите нас под землю!

Общественность Караганды недовольна выводами государственной комиссии по расследованию причин аварии на шахте “Тентекская”. Карагандинцы заявили о проведении собственного расследования.

За 40 лет существования Карагандинского угольного бассейна еще во времена КазССР на 26 казахстанских шахтах погибло 240 шахтеров.

За последние четыре года на восьми шахтах угольного департамента “Арселор Миттал Темиртау” погибло 113 человек. Страшная статистика…

По шаблону

Расследование аварий на шахтах стало уже почти стандартной процедурой. С 2004 года взорвались одна за другой четыре шахты. У МЧС уже накоплен опыт проведения расследований... и пресс-конференций.

Выводы комиссий по каждому случаю мало отличаются, словно по шаблону написаны. Во-первых, виновата природа, против которой, как известно, не попрешь. Во-вторых, как заметил однажды министр по ЧС: “Шахты – это вам не кондитерская фабрика”, опасное производство, и тут тоже ничего не поделаешь.

Комиссия, конечно, обнаруживает нарушения и предъявляет руководству компании длинный список рекомендаций. В январе 2008 года после взрыва на “Абайской” Митталу даже слегка пригрозили, дескать, если и дальше так будет продолжаться, отберем лицензию на недропользование!

“Дальше” случилось уже через несколько месяцев. 2 июня на шахте “Тентекская” произошел выброс метана и газа. Но и на этот раз лицензию на добычу угля у Миттала никто не отобрал. Претензии к владельцу шахт прозвучали, как в известной комедии – “Миттал виноват, но он не виноват…”.

Государственная комиссия при расследовании аварии на “Тентекской” не усмотрела никаких нарушений техники безопасности и правил ведения горных работ. Виновата природа, выброс метана невозможно было предотвратить и спрогнозировать.

Выводы комиссии, мягко говоря, не удовлетворили общественность шахтерского города. Общественное мнение на этот раз однозначно не совпало с позицией комиссии.

Наши шахтеры – камикадзе

Павел Шумкин, аналитик Конфедерации свободных профсоюзов Казахстана:

– Каждый раз после аварий на шахтах мы слышим одно и то же: добыча угля – опасное производство. Я считаю, нужно менять эти преступные установки, которые основаны на допущении гибели людей. Пусть с каждым шахтером заключат индивидуальный договор, в котором напишут, что никто не гарантирует ему жизнь на производстве! И посмотрим, кто и за какие деньги согласится спускаться под землю.

Виновных нужно искать не только и не столько в руководстве компании “Арселор Миттал”. Ответственность за то, что сегодня происходит в шахтах, лежит в первую очередь на тех, кто утверждал, кто принимал и соглашался с внедрением убийственных технологий и опасной системы добычи угля. Кто утверждал методику “шахта-лава”, кто лоббировал сверхприбыли инвестора и гонку добычи. Кто допускал игнорирование элементарных правил безопасности и не допускал внедрения современных средств защиты. А это все люди наши – министры и контролирующие органы.

Кладбище забытых обещаний

Ольга Хованская, вдова шахтера:

– Мой муж Сергей Хованский погиб 14 ноября 2006 года на шахте “Казахстанская”. Ему было 28 лет. Нашему сыну сегодня уже четыре. Сразу после гибели мужа шахта обещала взять на себя все расходы и помочь в решении бытовых проблем. Похоронили Сергея за счет шахты, и на этом все закончилось. Малыша в детский сад так и не устроили. Мы живем в однокомнатной квартире, на пятом этаже, дом старый, крыша течет. Я просила двухкомнатную квартиру в Абае. Обещали. Но мы так и живем под текущей крышей. Нам дали деньги, 10 годовых зарплат. Совсем скромная получилась сумма, потому что Сережа проработал на шахте всего три месяца. 14 августа устроился на работу, 14 ноября погиб...

Наталья Томилова, председатель общественного объединения “Шахтерская семья”:

– Каждый раз получается, что никто не несет ответственности за гибель людей. Нам говорят, что на “Тентекской” произошел внезапный выброс угля и газа. Но ведь есть службы, которые занимаются прогнозированием таких выбросов. Если они плохо работают, значит, с них и надо начинать расследование. Наше присутствие уже раздражает министра по ЧС, он считает, что мы жаждем крови. Да не крови мы жаждем. Мы хотим, чтобы наши мужья возвращались после работы домой живыми и здоровыми! А пока высокие чины будут уходить от ответственности – ничего не изменится.

Не ждать милости от Миттала

Павел Ни, горный инженер, стаж работы 40 лет:

– За последние восемь лет управления шахтами компания “Арселор Миттал” увеличила производительность добычных лав в 10 раз. Этот результат соответствует научно-технической революции подземной угледобычи. Но вся беда в том, что достигнуто это не за счет технического прогресса, а за счет нарушения газового режима шахт. Это я вам говорю как специалист горного дела. Чтобы доказать, что происходит нарушение газового режима, достаточно один раз допустить в лаву рядового высокопрофессионального горного инженера, который не зависит от высокопоставленных чиновников.

Надо срочно разоблачить авантюрную добычу угля. Иначе еще год-два, и мы можем потерять наши шахты. Компания “Арселор Миттал” ведет отработку только самого мощного и продуктивного пласта Д-6. Глубже Миттал не идет. Каждая шахта, заложенная еще в советские времена, рассчитана на 50–100 миллионов тонн, на 30–40 лет работы. Сегодня основные фонды шахт уже практически исчерпаны. Пласт Д-6 тоже истощается. И никто не собирается, судя по всему, разрабатывать новые пласты и проводить доразведку. Чтобы продолжать работать в таком же темпе в последующие годы, Митталу нужно вложить огромные средства, полностью переоснастить шахты, строить новые стволы, новые шахты. Этого мы пока не видим. Зато видим, как из шахт выжимают все, что возможно, при минимальных затратах и вложениях.

Константин Абрамсон, председатель карагандинского НТПК “Микроклим”, бывший заведующий лабораторией исследования и разработки автоматизированных средств безопасности КазНИИБГП:

– Прохождение выработок опасных с точки зрения внезапных выбросов должно проводиться в соответствии с определенными инструкциями, утвержденными МЧС. Удивительным образом из этой инструкции исчезают понятия, меняются цифры и нормы допусков. Так, вместо максимально допустимых 10 градусов наклона уже появилась цифра 15. И чиновники МЧС делают вид, что не понимает сути вопросов, которые мы задаем.

Нормативы безопасности и технологии проходки опасных пластов есть. Но они не выполняются. Мы хотели посмотреть подлинники документов и чертежей аварийных участков. Специалисту нетрудно по ним восстановить всю картину. Не добились. Нет документов – так хотя бы дайте полную профессиональную информацию! Почему мы приглашаем специалистов из России и верим их последнему слову, а карагандинским инженерам и специалистам отказываем даже в малом – в информации? Я убежден: выброс на шахте “Тентекская” можно было спрогнозировать и не допустить.

Дмитрий Бойко, общественный деятель, директор коммерческого колледжа, внештатный советник акима Караганды:

– 113 человек ушли на погост по вине “Арселор Миттал Темиртау”! Динамика смертности вызывает опасения, и мы не можем молчать. 9-я статья Конституции РК дает нам право испрашивать любую информацию, которая касается прав, свободы и жизни гражданина. В соответствии с этой статьей мы намерены создать общественную комиссию и провести собственное расследование аварий на шахтах. За время парламентских каникул мы намерены встретиться с карагандинскими мажилисменами и сенаторами. И будем настаивать на том, чтобы они также провели свое расследование и назначили парламентские слушания!

Татьяна Тен, Караганда

Загрузка...