Опубликовано: 1 4816

Психиатрический конвейер. Как из детей делают “овощей”

Психиатрический конвейер. Как из детей делают “овощей”

Из детского дома в психушку – этот путь проходят многие сироты, которые вполне дееспособны, могут учиться и работать, заявили казахстанские правозащитники. Они полагают, что проверкой закрытых детских учреждений – а их по стране много – должна заинтересоваться Генеральная прокуратура.

“Они просто психи, что вы их защищаете?” – не раз слышали в свой адрес бывшие сотрудники дома-интерната для детей-инвалидов с психоневрологическими патологиями, что находится на улице Лебедева в Алматы. Проработавшие здесь долгие годы Валентина Кругликова и Любовь Хасанова уверены: часть детей, попавших в данное учреждение из детских домов, нуждаются всего лишь в услугах логопеда, педагогов и человеческой любви. Но никак не в сильнейших психотропных препаратах и пожизненном нахождении в психушке!

О том, что происходит за высокими заборами, журналистам рассказали участники “круглого стола” в пресс-центре Казахстанского бюро по правам человека.

– 9 мая воспитаннику дома-интерната для детей-инвалидов с психоневрологическими патологиями Кайрату Альментаеву исполнилось 18 лет, – рассказывает исполнительный директор общественного фонда “Коргау HR” Алия АБДИНОВА. – Парень написал руководству учреждения заявление, чтобы его выписали, так как он достиг совершеннолетия, и может полностью себя обслуживать. Более того, ему есть где жить после выпуска: бывший детдомовец, волонтер нашего фонда Владимир Мацаков готов взять сироту к себе домой. К слову, вот уже много лет Владимир помогает социализироваться бывшим детдомовцам. Кайрат Альментаев страдает эпилепсией. В остальном это обычный парень – со своими интересами, характером. Но вместо помощи руководство данного учреждения отправило его… на лечение в Центр психического здоровья на улице Каблукова. Парень написал заявление, чтобы его выписали отсюда,  так как находится на лечении не по своей воле. Также заявление поступило и в прокуратуру от Владимира Мацакова. Однако никакие действия не предприняты. Волонтеров к нему больше не пускают. Состояние Кайрата резко ухудшилось, но он не теряет надежду покинуть это заведение навсегда…

Медики уверяют: парень ведет себя агрессивно. Однако его бывший воспитатель Валентина КРУГЛИКОВА иного мнения. Для защиты прав сироты она специально прилетела в Алматы из Сочи, где живет после выхода на пенсию:

– Я много лет проработала в учреждении на улице Лебедева. Многие детки, попавшие сюда из детских домов, достойны жить в семье, учиться и работать. Конечно, у Кайрата Альментаева, как и у любого мальчишки, бывали ссоры с ровесниками. Ему не нравилось, когда его унижали. За малейшую провинность няни грозились отправить его в психушку, он, естественно, злился. А мы с ним кроссворды разгадывали…

Карательная педагогика

Ежегодно через детский дом-интернат на улице Лебедева проходят десятки детей. Представители общественных организаций, бывшие работники, психологи обеспокоены тем, что встать на защиту интересов сирот некому! И зачастую путь для “педагогически запущенных детей” – тех, с кем нужно регулярно заниматься, а также воспитанников с ДЦП, эпилепсией, один – психбольница.

 – Мы работаем с детьми по специальной программе и заметили: некоторые выполняют функции штатных работников – санитаров, помощников на кухне, – говорит психолог Юлия АЗИЗИ. За каждым закреплен опекаемый, которого они кормят, одевают. В таком случае почему бы не признать их дееспособными? Ведь по достижении 18 лет они могли бы жить в общежитии, вести социальную работу в интернате, получать за это зарплату. Такие дети могут работать официантами, дворниками, помощниками поваров. Почему статус дееспособности не перепроверяется ежегодно, не проводится повторное обследование? Примерно треть молодых людей, поступающих в дом-интернат на Каблукова, способны жить в обществе, где нет решеток и замков.

 – Карательная педагогика работает, и это пугает, – продолжает психолог.– Примеров много. Парень из детдома по неосторожности поджег диван, после чего сразу оказался в психбольнице. Другой писал жалобы. Его постигла та же участь. Детей морально прессуют. И обратного пути у них нет.

Был единичный случай, когда воспитанник написал письмо в прокуратуру, и представители закона помогли ему избежать психбольницы. Сейчас он учится и работает.

Со слов психолога, обнаружены и такие нарушения, как отсутствие личных дел на детей:

– У некоторых совершенно пустые папки. Кто их родители? Какими препаратами их лечили? У других нет свидетельства о рождении.

Попробуй докажи, что ты – не дурак!

Конечно, можно подвергнуть сомнению слова и выводы педагогов, нянь, волонтеров, списав все на сердечную доброту или еще что-нибудь. Если бы не бывшие детдомовцы, которым тоже с чьей-то легкой руки поставили в личном деле клеймо: задержка психического развития. Одному Всевышнему известно, скольких усилий стоило доказать, что они такие же, как все!

– В детском доме нас постоянно запугивали: будешь плохо себя вести, жаловаться – окажешься в психушке, – вспоминает выпускник детдома № 8 Болат КАЛМАГАМБЕТОВ. – Кто заступится за сироту? Никто! С таким диагнозом нам была положена пенсия по инвалидности, и кто-то же ее получал. Я прошел множество комиссий, лежал в психиатрической клинике, чтобы снять диагноз ЗПР (задержка психического развития).

Болат окончил юридический колледж и помогает детдомовцам защищать их права. Как и его собрат по несчастью – 33-летний алматинец Руслан БЕКТАСОВ. Он имеет высшее образование, диплом журналиста. А ведь этому парню тоже едва не сломали жизнь диагнозом ЗПР!

– Его ставили почти всем в нашем потоке, тогда никто из воспитанников не думал о последствиях, – говорит Руслан. – А когда спустя годы пошли трудоустраиваться, возникли проблемы. Я снял этот диагноз. А есть знакомые, которые не могут от него избавиться – нет времени и сил бороться с системой.

Все беды – от непрозрачности?

Напрашивается вполне логичный вопрос: кому выгодно, чтобы работал конвейер по постановке психиатрических диагнозов, отправке детей в дом-интернат на улице Каблукова? Представители детского дома-интерната с улицы Лебедева удалились с мероприятия, так и не ответив на вопросы журналистов.

Зато участники круглого стола назвали множество причин. Например, нежелание заниматься с такой категорией детей, отстаивать их законные интересы, права – в той же своевременной постановке в очередь на жилье. Пенсии инвалидов – лакомый кусок: в случае признания молодых людей недееспособными они переходят в распоряжение опекунов, то есть интерната. Отсутствие специального общежития, где могли бы жить выпускники дома-интерната для детей,  – тоже весомая причина. И, пожалуй, самое главное – непрозрачность в работе таких учреждений, отсутствие допуска для представителей НПО. Все эти заведения, как и личные дела воспитанников, нуждаются в проверке прокуратуры, считают спикеры круглого стола.

А зацепиться есть за что! На запрос “КАРАВАНА” прокуратура Бостандыкского района Алматы прислала ответ, в котором говорится о выявленных нарушениях в деятельности КГУ “Алматинский городской дом-интернат для детей-инвалидов с психоневрологическими патологиями”. В частности, в сфере жилищных прав детей, пожарной безопасности, законодательства в сфере госзакупок, при оказании медицинской помощи. Имелись факты длительного простаивания оборудования, нерационального использования бюджетных средств. К различным видам ответственности привлечено 12 лиц, в том числе заместитель управления занятости и социальных программ Алматы, начальник отдела управления. Директор дома-интерната был освобожден от занимаемой должности. Чиновники отделались легким испугом. А сколько пострадало детей, сломано чьих-то судеб, кто-нибудь подсчитал?

Алматы

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ