Опубликовано: 1058

Протест на острове

Протест на острове

В августе казахстанские рабочие, занятые на Кашаганском проекте на искусственном острове D в Каспийском море, устроили акцию протеста. Их требования – поднять заработную плату, выдать трудовые договора, наладить график работы по вахтовому методу и решить языковые проблемы.

На те же грабли

Забастовки в Прикаспии перестали быть чем-то экстраординарным. В 2006-м лихорадило тенгизскую стройку. Дело доходило до драк местных рабочих (доведенных до отчаяния нижайшим уровнем оплаты труда и отвратительными условиями труда, нехваткой даже спецодежды!) с турецкими специалистами. Теперь волна рабочего протеста – нет, скорее цунами – докатилась до Кашаганского проекта мирового уровня. Освоение месторождения Кашаган, расположенного приблизительно в 80 километрах от Атырау, – первый крупномасштабный проект разработки морского месторождения в Казахстане. Это самое крупное месторождение на Северном Каспии и самое значительное открытие в мире за последние сорок лет. В настоящее время оператор проекта компания НКОК действует от имени консорциума семи международных нефтяных компаний – итальянской “Эни”, казахстанской “КазМунайГаз”, французской “Тоталь”, американских “ЭксонМобил” и “КонокоФиллипс”, британо-нидерландской “Шелл” и японской ИНПЕКС. Казалось бы, на таком объекте все должно быть тип-топ. Ан нет. Остров на море буквально трясет от почти сотни негодующих бастующих. Людей понять можно: они не метлами машут, а на море работают в жутких местных климатических условиях – летом температура воздуха поднимается выше 50 градусов (даже в черте города Атырау асфальт плавится), пыльные бури, а зимой – до минус 30–40, да еще и с мощным ветром.

Соседям платят больше

– Работники “Консолитейтед Контрактинг Инжиниринг энд Прокьюрмент С.А.Л.” (или “ССС”) направили обращение руководству компании с требованием поднять заработную плату на восемьдесят процентов, – рассказывает “Каравану” прокурор Макатского района Атырауской области Жубан КАДЫРОВ. – Людям есть с чем сравнивать. Их зарплаты не превышают 100 тысяч тенге, тогда как рабочие, выполняющие такую же работу в консорциуме “Ерсай-Акер”, получают в два раза больше. Но ответа им не дали.

Рабочие написали коллективную жалобу в прокуратуру Атырауской области. Они просили помочь достучаться до работодателя, то есть поднять зарплату, погасить задолженность по пенсионным взносам, поставить супервайзерами (мастер) и форменами (бригадир) казахстанских представителей, отрегулировать график работы по вахтовому методу.

Когда люди устраивались на работу, то они, разумеется, подписывали договора, в которых указывался размер заработной платы. Однако, столкнувшись с реальными условиями работы на море – а труд здесь просто выматывающий, поняли, что оплата не соответствует вложенному труду. На остров прибыла комиссия из представителей прокуратуры Макатского района, ДВД, ДКНБ, департамента труда… Они встретились почти с 70 рабочими и пообещали разобраться в конфликте.

– Наша вахта состоит из 28 дней, столько же отдыхаем, – делятся рабочие. – За свой труд мы получаем не более 80 тысяч тенге. Разделите на два месяца житья – видно, насколько мизерна сумма. В Атырау жизнь дорогая, что же нашим семьям перебиваться с хлеба на воду? Наш труд несравнимо тяжелее и опаснее, чем на суше. И за такие условия тоже должны доплачивать. Жуткая жара, сильная влажность. Дышать нечем. Спецодежда насквозь мокрая от пота. А иностранцы – в помещениях, где прохладно. Почему к нам отношение неуважительное? Сколько можно терпеть?

Но не только деньги заставили казахстанских рабочих устроить акцию протеста. Языковой барьер – еще один острый “раздражитель”. Ни та, ни другая сторона в производственном процессе не может понять, чего они хотят друг от друга.

– Ни по-казахски, ни по-русски иностранцы не говорят, как же выполнять их указания? Надо же решить и эту проблему. Никто из нас не желает крови, – убеждат рабочие. – Но нет сил сталкиваться с несправедливостью.

Зачем доводить до крайности?

Ситуация последних дней такова, что казахстанские рабочие боролись, похоже, не зря. Представители компании “ССС” вышли на компанию “Аджип ККО”, агента-оператора Кашаганского проекта, которая, собственно, и рулила средствами, выделяемыми на оплату работ на острове Д. Почему стали шевелиться лишь после угрозы сорвать работу?

– Сегодня (разговор состоялся во второй половине дня 9 августа. – Авт.) руководство компании поставило нас в известность, что рабочим повысят заработную плату, – ввел в курс дела исполняющий обязанности главного государственного инспектора, заместитель директора департамента по контролю и социальной защите Атырауской области Алипкали ДАУЛЕТИЯРОВ.

Также говорится, что зарубежных бригадиров и супервайзеров заменят на местных специалистов. Почему же надо доводить людей до крайности, прежде чем выполнить их законные требования?

Министру юстиции Рашиду Тусупбекову и министру труда и социальной защиты населения Гульшаре Абдыкаликовой

Конфликты между казахстанскими рабочими и работодателями из иностранных компаний возникают в Прикаспии с тревожным постоянством уже много лет. Причины акций протеста, как правило, одни и те же. Люди жалуются на условия труда и не соответствующие им размеры оплаты, на незащищенность перед иностранными компаниями…

Результаты проверок показывают, что имеющиеся законодательные нормы не могут должным образом отрегулировать отношения между рабочими и их иностранными работодателями. Почему законы не приводятся в соответствие с реалиями сегодняшнего дня?

Светлана НОВАК, Атырау

Загрузка...