Опубликовано: 1981

Пропавшие миллионы, или Джентльмены верят на слово

Пропавшие миллионы, или Джентльмены верят на слово

В Семее работают и сыщики, которым по плечу раскрыть любые сложные преступления, и их коллеги, для которых и восемь пропавших миллионов – не повод для уголовного дела, а слова обвиняемых – главное доказательство невиновности.

Исчезли восемь миллионов? Ну и что…

Есть в Семее дачный массив "Мурат-1,-2". В этом производственном кооперативе садоводов-любителей (ПКСЛ) сложилась очень непростая ситуация. Владельцы участков размежевались на два противостоящих друг другу лагеря, у каждой стороны свои доводы и контраргументы по методам управления. Свою правоту и те и другие пытаются доказать в разных инстанциях, но дело тянется уже не первый год, а конца-краю ему не видно. Ситуацию осложняют финансовые вопросы.

– В марте 2014 года на собрании дачников был выбран новый председатель, – рассказывает дачница Татьяна ПЕНЯЗЬ. – Вскоре была назначена независимая аудиторская проверка, которая пришла к выводу о незаконном расходовании предыдущим руководством ПКСЛ 8 287 273 тенге. Затем решением суда аналогичная проверка была проведена центром судебной экспертизы Минюста РК, которая подтвердила, что сумма необоснованно списанных денежных средств по кассе ПКСЛ "Мурат-1,-2" составила 6 461 505 тенге, а по поводу оставшихся денег эксперты отметили, что им недостаточно документов. Но и 6 миллионов – внушительная сумма.

Дачники обратились в Ауэзовское отделение УВД Семея.

– Было возбуждено уголовное дело, – пояснил "КАРАВАНУ" недавно избранный председатель ПКСЛ "Мурат-1,-2" Саят ИГЕМБАЕВ. – Оно тянулось долго. А в ноябре прошлого года случайно узнали, что дело прекращено. Два месяца нам потребовалось, чтобы получить от правоохранительных доводов подтверждение этому.

Только 19 января нынешнего года председатель дачного массива получил на руки постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. На выданной копии документа нет ни одних печати или штампа, свидетельствующих, что это юридически полноценный документ. В постановлении предусмотрена графа, в которой должна стоять прокурорская виза, но ее тоже нет. Как нет и подписи следователя. Такой текст может настрочить любой, владеющий навыками работы на компьютере. Может ли он именоваться постановлением полиции?

– Почему нам в УВД сразу не сообщили о прекращении уголовного дела? – возмущается Игембаев. – Непонятны и доводы. В постановлении нет пояснений по итогам двух аудиторских проверок. Зато подробно перечислено, что предыдущий председатель ПКСЛ была снята со своей должности, затем судом восстановлена, но не указано, что кассационная инстанция отменила это судебное решение.

Дачники недоумевают: не то потеря нескольких миллионов для полицейских – не довод для возбуждения дела, не то следствию недосуг вникать во все перипетии переизбраний председателей, но можно ли тогда такую процедуру называть следствием? Непонятно им и то, почему в поисках ответов на свое же заявление они вынуждены были обивать пороги правоохранительных органов на протяжении столь долгого времени. Сейчас дачники намерены обратиться в прокуратуру.

Все воры в гости будут к нам?

Это не единственный пример подобного ведения дел семейскими стражами порядка. Взять хотя бы историю ночных мучений горожан, живущих возле ресторана "Али-Баба". С наступлением теплого времени года в окрестных жилых многоэтажках нет покоя: глубоко за полночь в увеселительном заведении не затихает громкая музыка. Десятки жителей подписывали многочисленные письма в разные инстанции с просьбой навести порядок в питейном заведении. Отправлялись подобные жалобы и в полицию, стражей порядка неоднократно вызывали на место, патрули приезжали и фиксировали нарушения. Но каково же было изумление жителей, когда они получили из УВД Семея постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и прочли сей примечательный документ.

Старший лейтенант ЖУМАСИЯНОВ сообщает, что в ответ на жалобы он опросил администратора ресторана и та пояснила, что "с ноября 2013 года они решили, что ресторан будет работать с 11 до 1 часа и при этом музыку громко не включают. После 23 часов все имеющиеся окна в ресторане закрываются и в ночное время суток они музыку громко не включают и спокойствия граждан не нарушают. Таким образом, – заключает полицейский, – в данном факте отсутствует состав какого-либо преступления".

То есть рапорты патрулей, не раз фиксировавших нарушения тишины, письма десятков людей – это не то, чему верят в полиции. Главным доводом является утверждение сотрудников увеселительного заведения, что ресторан – тишайшее место в городе. Получается, полицейский верит на слово обвиняемым в нарушениях? Если следовать этой логике, в ближайшее время в Семей начнут съезжаться делегации воров, мошенников и прочего лихого люда, ведь здесь, если тебя даже поймают за руку, достаточно будет сказать стражу порядка, что ты не виноват, и этого будет достаточно, чтобы тебе поверили и наказания не последовало. Джентльмены же, как известно, как из бородатого анекдота, верят на слово…

Семей

Загрузка...