Опубликовано: 2471

Промышленный шпионаж по-казахстански

Промышленный шпионаж по-казахстански

Кризис заставляет строителей Атырау осваивать промышленный шпионаж. Теперь конкурентов можно отодвинуть от лакомого контракта с помощью прессы. Через нее же можно получать информацию о планах компаний-заказчиков.

Выезжаешь из Атырау в область – сразу видишь впечатляющую картину: вдоль дороги, на огороженных площадках, рядами стоят сотни специализированных машин. Многотонные грузовики, самосвалы, дальше грейдеры, бульдозеры, экскаваторы, автокраны. Это свидетели бума в регионе. Строительство – самый выгодный бизнес после нефтянки и финансов. Но сейчас вся эта сила законсервирована в ожидании лучших времен.

Нефть подешевела. Денег нет. Стройки в городе заморожены. Закрыты проекты в нефтянке. Заброшены незаконченные заводы, дома культуры, жилые дома. Кое-где выбиты окна. Но кушать хочется всегда! Как оказалось, лучший способ получить новый контракт – подвинуть более успешных конкурентов, которые работают на действующих проектах. Таких осталось мало. Но они есть. И у них еще есть живые деньги!

“КАРАВАН” стал невольным участником такой игры.

Основные игроки:

Заказчик – ТОО “Kazakhstan Petrochemical Industries Inc” (KPI), оператор проекта “Строительство интегрированного газохимического комплекса в Атырауской области”. KPI – это СП, учредителем которого является ТОО “Объединенная химическая компания” (ОХК), “дочка” ФНБ “Самрук-Казына”.

Его подрядчик – ТОО “ЖелДорСервис”.

Конкурент подрядчика – одна из строительных компаний Атырау. По морально-коммерческим соображениям имя указывать не будем.

Появление агента влияния…

25 апреля в редакцию газеты пришел представительный мужчина. Назвался управляющим директором одной из строительных компаний, работающей в Атырау. И рассказал трагическую историю о том, как KPI и ОХК довели до банкротства своего подрядчика – ТОО “ЖелДорСервис”.

KPI строит химический комплекс на территории СЭЗ, недалеко от Атырау.

В рамках проекта надо было создать необходимую инфраструктуру: железную дорогу в 13 километров, расширить станцию Карабатан, построить новую станцию Заводская, несколько тупиков для разгрузки-погрузки грузов, линию электропередачи, городок строителей, пруд-испаритель, трубопроводы, вахтовый городок.

Первый этап ценой в 7 миллиардов тенге завершен. Это сама железная дорога и две станции. Второй начат. Закончены проектно-изыскательские работы, получено заключение госкомиссии. Но дальше работа встала. Судя по словам рассказчика, из-за предбанкротного состояния подрядчика – ТОО “ЖелДорСервис”.

За год эта компания набрала долгов на 320 миллионов тенге. Должна она всем: рабочим – зарплату, подрядчикам – за поставленные материалы, государству – налоги. Более того, за работу компании ЖДС переплатили почти 170 миллионов тенге. Но эти деньги строители возвращать не собираются.

Причина такой “неубиваемости” подрядчиков – личная материальная заинтересованность руководства KPI и ОХК. Мол, эти деньги выводят из компании и обналичивают. А чтобы скрыть факты коррупции, “тащат” за уши банкрота.

Своей техники у компании уже нет. Ее арендуют у других предприятий. В итоге график работ срывается, деньги уходят на сторону. Сам химический завод почти построен. Но из-за незавершенности инфраструктуры проект встал. И может быть сорван. Если бы там работали мы, заключает собеседник, то сделали бы все точно в срок и за меньшие деньги.

 

Через 3 года здесь должен стоять химический комплекс KPI. А пока это просто степь

…и письма счастья

Через три дня в редакцию приходит письмо от жителя Астаны Амирали Жумабека. Указаны обратный адрес и номер мобильного телефона. В письме крик души: спасите проект химического комплекса! А далее полное совпадение по фактам и цифрам с рассказом нашего собеседника из Атырау.

С главным заключением: руководство ОХК, лоббируя интересы ЖДС, срывает и саботирует процедуры по смене подрядной организации.

Конечно, я сразу позвонил автору письма по указанному телефону. Но попал в массажный салон в Алматы. Какое после этого может быть доверие к таким источникам информации? Направил запросы всем заинтересованным сторонам: в министерство энергетики, компаниям KPI, ОХК, в ТОО “ЖелДорСервис”, в департамент по госдоходам по Атырауской области.

Первым пришел совместный ответ от министерства энергетики и KPI. Как оказалось, многое из того, что рассказал нам строитель, – правда. На проекте на самом деле работает ТОО “ЖелДорСервис”. Более того, эта компания на самом деле находилась в предбанкротном состоянии. По решению специализированного межрайонного суда по ЗКО в феврале 2014 года к ней была применена процедура реабилитации. Однако через полтора года, в сентябре 2015-го, надзорная коллегия Верховного суда отменила реабилитационную процедуру к ЖДС: долгов у ЖДС перед KPI тоже нет. Согласно справке, переданной перед началом проектно-изыскательских работ, у ТОО нет долгов и перед государством. Работы ведутся по графику. Объекты сдаются в срок.

Более того, оказалось, что такие же “письма счастья” от таинственного жителя Астаны получала и сама компания KPI, и министерство энергетики. Чтобы убедиться, что в компании не врут, мне предложили самому приехать в Атырау и поговорить на месте. И я поехал…

В процессе

В Атырау меня встретил управляющий директор по контролю за проектом KPI Азамат АБИЛЬХАНОВ. Приехали на точку, где строится газохимический комплекс. И увидели голую степь. Территория СЭЗ “Нацио­нальный индустриальный нефтехимический технопарк” разбита на участки, вокруг которых проложены асфальтированные дороги, построены станция Заводская, путепровод и железнодорожный переезд. Объекты готовы к работе.

Слева от дороги к станции Заводская подходит ветка железной дороги. Справа – коробка завода “Полимер продакшн”. Это другой проект ОХК, по производству полимерной пленки.

Увиденное как-то не стыковалось с тем, что нам рассказали строители и автор письма. Дорога, конечно, не магистраль, но вполне рабочая. Станция электрифицированная. А где завод-то?

– Так его пока и не должно быть, – поясняет Абильханов. – Строительство газохимического комплекса – многоэтапный процесс. Он включает в себя разработку и утверждение ТЭО, работу по привлечению заемного финансирования, детальный инжиниринг, заказ индивидуального оборудования, его поставку и монтаж. ТЭО и ПСД проходят экспертизу в РГП “Госэкспертиза”. Каждый этап требует времени. Только этап строительства займет 42 месяца.

– С “ЖелДорСервисом” у нас было два договора, – продолжает управляющий директор KPI. – Первый договор – на постройку станции Карабатан, путепровода, станции Заводская и железнодорожного переезда. Эти объекты полностью завершены и введены в эксплуатацию. Второй – на проектирование и строительство по объекту “Развитие транспортной, железнодорожной и погрузочно-разгрузочной инфраструктуры на территории завода”. По данному договору завершены проектно-исследовательские работы (ПИР). Получена госэкспертиза. Строительно-монтажные работы будут начаты после завершения мероприятий по привлечению финансирования со стороны БРК и вступления контракта с CNCEC в силу. Стоимость работ по строительству данного объекта определяется с учетом заключения РГП “Госэкспертиза” и условий подписанного договора.

До банкротства компанию ЖДС не доводили. Это самостоятельное предприятие, выполняющее часть подрядных работ. Изменение цен по подряду – вполне нормальная практика.

 

Директор по контролю за поектом KPI: Мы работаем только по закону

Проект “Строительство интегрированного газохимического комплекса в Атырауской области” начался в 2004 году. В 2008 году подписали долгосрочные контракты с ТШО по поставке сырья. Первоначальная стоимость объединенного проекта, включающего производство полипропилена – 500 тысяч тонн и производство полиэтилена – 800 тысяч тонн в год, оценивалась в 6,3 миллиарда долларов. Но тут бахнул кризис.

Поэтому решили строить по фазам. Первая фаза – производство полипропилена, вторая – полиэтилена. Под каждую фазу отдельно привлекается партнер и заемное финансирование.

В 2009 году Экспортно-импортный банк Китая выделил Казахстану кредит в 5 миллиардов долларов. Из этой суммы 1,38 миллиарда в 2011 году было выделено Банку развития Казахстана (БРК) для финансирования первой фазы проекта. Сам завод взялась построить китайская Sinopec Engineering. После проектирования стоимость строительства значительно превысила согласованную цену. Поэтому Sinopec Engineering расторгла договор.

Провели второй конкурс по выбору генерального подрядчика. По его итогам была выбрана снова китайская компания – National chemical engineering Co. Ltd (CNCEC). С учетом прямого финансирования со стороны Государственного банка развития Китая подписан контракт на генеральный подряд.

KPI купило лицензии Novolen и Catofin от американской компаний CB&I Lummus для производства полипропилена. Предполагается, что осенью завершатся все необходимые мероприятия по привлечению финансирования со стороны БРК, контракт CNCEC вступит в силу, и начнется детальный инжиниринг по проекту, а в последующем – строительство.

Эпилог

Уже в Алматы со мной снова связался наш строитель. Оказалось, что он не знал многих фактов. Что суд отменил реабилитацию “ЖелДорСервиса”, что строительство должно возобновиться осенью. Но при этом совершенно спокойно отреагировал на претензии о недостоверности данной им информации. Судя по шороху бумаг, он старательно записывал новую информацию. От моего же предложения свести его с руководством KPI категорически отказался.

Загрузка...