Опубликовано: 4476

Продюсер должен быть всем!

Продюсер должен быть всем!

Эрик Тастембеков – музыкальный продюсер номер один в Казахстане. Все его проекты хорошо известны массовой аудитории. А некоторые, как, например, Макпал Исабекова, являются настоящим достоянием страны.

Эрик готов много говорить об экономической составляющей, но, что немаловажно, он разбирается в музыке. В детстве он окончил музыкальную школу по классу фортепиано, затем семь лет отыграл в вокально-инструментальном ансамбле “Радуга” при институте народного хозяйства. С таким багажом Тастембеков в конце концов пришел к тому, чтобы открыть собственный продюсерский центр, где принялся выводить на сцену подающих надежды молодых артистов. Кроме того, Эрик возглавляет музыкальный канал и организовывает премию MuzZone (подробнее о ней читайте в прошлом номере – “Почти “Грэмми”). То есть постоянно находится в самой гуще вялого образования под названием “казахстанский шоубиз” и делает все для того, чтобы доказать, что работать в этой среде можно.

Показывать будем то, что нужно народу

– Эрик, в Казахстане принято ругать шоу-бизнес. Нет артистов, нет авторов, нет того, нет другого. Короче, все плохо. Но почему-то вы решили пойти в эту сферу.

– Когда в 1999 году я начал заниматься шоу-бизнесом, все было очень тяжело в плане финансирования. Для того чтобы сделать фотосессию для группы “101”, нам пришлось занять 300 долларов. Сейчас же мы выросли настолько, что можем снимать клип в Праге или проводить живые сольные концерты с бюджетом в 50–70 тысяч долларов. Это говорит о том, что, несмотря на все разговоры, здесь бизнес есть. На нем можно зарабатывать. А чтобы преуспеть, нужно знать экономику и бизнес-технологии.

– А разбираться в музыке?

– Конечно, нужно музыкальное чутье. Но в то же время мозг должен быть очень прагматичным. Есть понятие конъюнктуры, это баланс между спросом и предложением. Раз существует спрос на какую-то определенную музыку, значит, надо производить именно то, что просит рынок. Допустим, в России та же Долина, являясь отличной джазовой певицей, поет “Погоду в доме”, где ее диапазон никак не показывается, но при этом она имеет народный успех.

В Казахстане есть много хороших музыкантов, работающих без продюсеров. Они делают крутую музыку, по-западному, но народ это не ест. Поэтому есть продюсер, более приземленный человек, который чувствует рынок и говорит: “Ребята, это все круто, мы включим это в альбом, но снимать клип мы будем на другую песню и показывать по ТВ будем то, что нужно народу”.

В чем патриотизм?

– Не секрет, что термин “продюсер” в казахстанских реалиях сильно отличается от того, что под ним понимают во всем мире.

– Отличается даже от России. В Казахстане, как правило, продюсеры берут проект, заключают контракт, потом начинается бесконечная беготня по спонсорам, поиски денег, чтобы записать материал, снять клип. При этом половина средств оседает в карманах этих горе-продюсеров. Так проект и живет – от спонсора до спонсора. Поэтому мы имеем много групп-однодневок, у которых нет никакого менеджмента, никакой маркетинговой работы.

Продюсер должен сочетать в себе много профессиональных качеств, он должен быть педагогом, чтобы уметь общаться с артистом, верить в него. Должен быть мамой, папой – всем. Только когда есть единый энергетический порыв, что-то получается. И главное, в чем я твердо уверен, продюсер должен вкладывать в проекты свои деньги, потому что только в этом случае достигается результат. Ты лично заинтересован их вернуть и еще заработать. Соответственно тогда и работа будет сделана скрупулезно.

– Среди казахстанских звезд есть народные любимцы, но они не такие пафосные и недосягаемые, как, скажем, артисты на Западе. Как думаете, станут ли когда-нибудь наши исполнители такими же небожителями?

– Сложно сказать. Рынок в Казахстане малоемкий, нас всего 15 миллионов человек. Невозможно заработать достаточно средств, как это делает, допустим, Бейонсе, собирающая со всего мира проценты с продаж своих альбомов. Если говорить о Макпал, она выпустила три успешных альбома. Она сейчас на пике популярности в Казахстане. Ну а что дальше? Чтобы как-то расти, мы идем в Россию. И тут же слышим много негатива: “А что она там потеряла? Где патриотизм?”. А что ей здесь все время делать? Выступать на тоях? Человеку хочется творчески расти. Она постоянно выступает в Юрмале от нашей страны, во всех интервью в России говорит, что она казашка, о ней публикуют материалы, печатают портреты на первых полосах. По-моему, это должно, наоборот, вызывать чувство гордости.

Мы хотим делать все более качественные песни. От того, что мы будем давать нашему народу, зависит общий уровень культуры. Ведь у нас в стране, куда ни плюнь, 80 процентов – это непоющие артисты с непонятными песнями и аранжировками. И что они дают народу? В чем их патриотизм?

У меня в проектах нет ни одного богатого сыночка или дочки, которые платят за эфиры, за клипы. Все ребята из очень простых семей. Мы вместе растем, вместе добиваемся чего-то. Мы дружим и вне работы, выезжаем вместе на природу, за границу отдыхать все вместе. У нас это реально одна большая семья.

“101” – из Тараза, Макпал из Жаркента, “Текила” – кто-то из Бишкека, кто-то из Шымкента, кто-то из Караганды. То есть люди собраны с разных концов страны. С ними легче работать, потому что они приехали покорять Алматы, им терять нечего, с ними можно варить кашу.

Популярность без заработка

– Ваши основные проекты – в формате поп-музыки. Но вы работали и с рэп-группой “Гильдия”. Насколько наш рынок готов воспринимать альтернативу?

– Мы сняли для “Гильдии” несколько клипов, прокрутили их, и молодежь, которая увлекается хип-хопом, зауважала этих парней. Но стало понятно, что “Гильдию” не будут приглашать на корпоративы и свадьбы. Можно быть популярным, но при этом не зарабатывать. Это как раз их случай. Естественно, я и не ждал в этом случае особого заработка. Мне было интересно помочь пацанам в реализации их задумок.

– Думаете, нашему шоу-бизнесу в ближайшее время реально выйти из жестких попсовых рамок?

– Не знаю. Я общался с российскими рэперами – Владом Валовым, с парнями из “Касты”. Даже в России ситуация ненамного лучше. Да, рэп-клипы сейчас стали показывать по ТВ, но, как говорят сами артисты, у них одно выступление в неделю. Это ничтожно по сравнению с Агутиным, у которого 20 концертов в месяц.

Кстати, мы сейчас изменили стиль в музыке Макпал. Стали делать более серьезные, приближенные к року песни. Не знаю, как примут здесь. Но на свой страх и риск мы сняли в Дании клип именно на такую вещь – “Много немало”. У нас уже есть имя, мы пели легкие песни, теперь хотим быть уважаемыми не только среди публики, но и музыкантов. Допустим, как A-Studio, которые делают качественную музыку и пользуются бешеной популярностью и уважением не только зрителей, но и коллег.

Артем КРЫЛОВ, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

Загрузка...