Опубликовано: 2275

Приют для академиков

Приют для  академиков

В годы Великой Отечественной войны на знаменитый казахстанский курорт Боровое были отправлены “сливки” советской науки.

На протяжении нескольких лет там жили и трудились видные деятели Академии наук СССР. В том числе один из крупнейших русских ученых XX века Владимир Вернадский.

Мозговой центр

Сначала академиков планировали эвакуировать в Томск, однако в итоге это решение было изменено в пользу казахстанского Борового. Летом 1941 года из городов западных и центральных частей России в Боровое прибыли первые академики и доктора наук. Вместе со своими семьями в Казахстан переехали Владимир Вернадский, Глеб Кржижановский, Алексей Фаворский, Николай Зелинский, Лев Берг, Леонид Мандельштам, жена Максима Горького Мария Андреева и многие другие.

Сегодня во всем Боровом отыщутся лишь несколько человек – живых свидетелей той эпохи, они уже в почтенном возрасте, одна из них – Амина Турсынбаева… Ее всегда можно найти на ее “боевом посту” – в краеведческом музее имени Абылай хана в поселке Боровое, которым она заведует. Небольшой, но очень аккуратный музей повествует не только о великом хане. Здесь есть также отдельный зал, посвященный пребыванию советских академиков под Щучинском.

В Боровом расселили 160 знаменитых ученых

Амина­апа – директор местного музея наряду с историями, которые бережно хранит ее память, уже сама стала исторической личностью.

– Одни приезжали, другие уезжали, в общей сложности здесь побывали 160 академиков, – начинает рассказывать Амина­апа. – В 1941 году эвакуировали ученых из Москвы, Ленинграда, Севастополя, Симферополя… Пожилых людей поселили к нам в Боровое. В те годы у нас были 43 красивые дачи, построенные омскими аристократами. Когда услышали, что академики едут, быстро сделали ремонт, навели чистоту.

Самой рассказчице на тот момент было 14 лет, и жила она недалеко от Борового.

– Мы жили на кумысной ферме, в 6 километрах от Борового, отец работал заведующим фермой, – рассказывает наша собеседница. – Потом он уехал на фронт, мы остались одни, у нас в семье было 13 детей. Жилось тяжело. Наша сноха работала на одной из дач. Она и рассказала, что приезжают академики. Я налила молока в разную посуду и повезла им. Они мне предлагали деньги, но я объяснила ученым, что казахи никогда не продают молоко, это грех, его просто раздают. Вернадский все удивлялся, что у казахов такой хороший обычай. Я приезжала с молоком, и к кому хочу, к тому иду домой: к Владимиру Вернадскому или Федору Щербатскому… Ученый Иван Шмальгаузен говорил обо мне: “У ребенка хороший аппетит”. Он еле съедал одну котлету, а я – сколько дадут. Они отдавали мне продукты, вещи. Так я помогала выжить своей семье.

Книги присылали со всего Союза

Самой крупной фигурой из группы прибывших академиков был естествоиспытатель и общественный деятель Владимир Иванович Вернадский. Известно, что в Боровом он продолжал писать огромный научный труд, который называл главной работой своей жизни: “Химическое строение биосферы Земли и ее окружение”. Эту книгу он начал еще в 1937 году.

– Вместе с Вернадским жили его жена Наталья Егоровна, ее сестра и личный секретарь Анна Шаховская. Они жили в даче № 37, – вспоминает Амина­апа. – А в 36­й даче была библиотека. В ней хранилось около 70 тысяч книг. Когда приехали академики, заведующая библиотекой Александра Винокурова писала запросы по всему Союзу, чтобы ей присылали книги. У ученых ведь были высокие требования. Каждые 10 дней у них проходили декады академиков, где они решали свои вопросы. Все что­то писали, исследовали, а дети их преподавали в школе. Приезжие, как и все, сеяли, пахали, выращивали овощи…

Вернадский жил в отдельном домике, напоминавшем ему домашнюю обстановку. Среди эвакуированных ученых была и бывшая гражданская жена великого писателя Максима Горького – актриса Мария Андреева. Говорят, что она была душой этой компании, задорная и очень красивая женщина.

– В том же доме, что и Вернадский, но с другой стороны жила Мария Федоровна Андреева, она приехала вместе со своей дочерью, – продолжает наша собеседница. – Однажды все смотрели кино, я сидела рядом с ней и, неудачно упав со скамейки, сломала ногу. Она стала за мной ухаживать.

Вернадский научил делать спички

Известно, что с академиками, временно переселенными в Казахстан, очень тесно общался наш знаменитый ученый Каныш Сатпаев. А история со спичками, производство которых было налажено с легкой руки Вернадского, вообще стала легендой!

– Во время войны спичек не было, мы из дома в дом ходили за огнем, чтобы печку затопить, – рассказывает свидетельница тех времен. – Вернадский написал Сатпаеву письмо, как можно, живя в сосновом бору, не иметь спичек! Владимир Иванович описал процесс производства. И за 200 граммов хлеба несколько девушек в Щучинске стали делать спички.

Владимир Вернадский – один из крупнейших русских ученых XX века. Круг его интересов был широким. В него входили геология, минералогия, геохимия, кристаллография, радиогеология, биология, философия… Бесспорно, что деятельность Вернадского оказала огромное влияние на развитие наук о Земле, а также на становление самой Академии наук СССР. Его перу принадлежат более 700 различных научных трудов. Говорят, что Вернадский был очень скромным человеком, преданным любимой науке и супруге.

Сколько Вернадский жил в Боровом, никогда не разрешал отмечать свой день рождения, он встретил здесь и свое 79­летие, и 80­летие. Говорил: “Если торжественное что­то придумаете, я тут же встану и уйду”.

Наука для народа

В годы войны в живописном Боровом собрались ученые разных профилей: от химиков до востоковедов. О некоторых Амина­апа отзывается особенно тепло:

– Академик Михаил Алексеев много рассказывал о Китае, Владимир Сукачёв занимался сельским хозяйством, Лев Берг интересовался водой, рыбами, воздухом нашего края. Академик Кржижановский жил в Боровом несколько месяцев, но за это время организовал в детском санатории электротехнический кружок, а Мария Андреева там же открыла драматический кружок. Владимир Вернадский дружил с Николаем Зелинским. Оба ходили в шляпах, часто прогуливались, сидели в беседке. Я носила им письма, ходила к ним пить чай. Академик Александр Орлов подготовил здесь русско­казахский словарь на 5 тысяч слов. У него был переводчик, который картавил, – это директор нашей школы. Орлов услышал, что я говорю яснее, попросил меня помочь. Я ему рассказывала легенды и сказки о батырах Кобланды, Алпамысе, он все перевел на русский язык. Это был огромный человек, шутник.

Тыл жил для фронта

Отголоски страшной войны долетали даже до Борового, в этих местах было организовано несколько госпиталей для раненых. Среди эвакуированных ученых многие имели медицинское образование и помогали врачам.

– Лечил раненых в основном врач Николай Гамалея, – говорит Амина Турсынбаева. – Если у нас, например, резали быка, он тут же посылал девочек, чтобы принесли ему бычьи глаза: с помощью их лечили туберкулез. Один из госпиталей был расположен в столовой. И мы, дети, между солдатскими койками ставили раненым концерты… Как­то, еще до распада Союза, когда я работала в детском санатории, вдруг приехало много людей, они плакали и обнимали деревья, я еще подумала: сумасшедшие какие­то... Потом они рассказали, как жили в Боровом во время войны – их, 659 детей, привезли из Москвы. Они здесь жили, занимались хозяйством, сажали деревья.

Последнее пристанище

Не все из академиков и членов их семей, приехавших в Боровое переждать войну, вернулись домой. Многие из них были в преклонном возрасте и скончались на казахстанской земле.

– В Боровое из Москвы ходил продовольственный вагон специально для ученых, – продолжает рассказ Амина­апа. – Доставленные продукты делила жена Щербатского. Однажды привезли много хлеба, поезд шел шесть дней. Наталья Егоровна, жена Вернадского, съела черный хлеб и через сутки умерла. Отравилась. Я видела, как Владимир Иванович плакал и говорил: “Ната подохла!”. Она на три года была старше его, такая умная, начитанная женщина. Все, что писал Вернадский, редактировала она. Наталью Егоровну похоронили в Боровом. К 125­летию Вернадского мы сделали ей новую могилу. Однако первым умер химик Михаил Ильинский – в 1941 году. Вернадский тогда сказал: “Вот и к нам пришла смерть”.

На местном кладбище также похоронены академики: востоковеды Федор Щербатской и Агафангел Крымский, химик­органик Михаил Ильинский, лингвист Борис Ляпунов, жены Вернадского, Ляпунова, Щербатского, Ильинского, Гамалеи, Маслова. Сам Вернадский прожил в Боровом с 1941 по 1943 год, после чего вернулся в Москву и немногим пережил свою жену – скончался великий ученый в январе 1945 года.

Марина ХЕГАЙ, Иван БЕСЕДИН (фото), Боровое

Загрузка...