Опубликовано: 988

Привести в исполнение!

Привести в исполнение!

Даже если суд вынес решение в вашу пользу – не спешите радоваться. Исполнения судебного решения иногда приходится ждать годами. На сегодняшний день в стране неисполненными остаются 225,5 тысячи судебных решений.

Понятно, авторитета судам это не прибавляет. Какой смысл добиваться правды, если она так и останется несколькими строчками на бумаге?

Реформировать судебное исполнение начали давно. И каждый шаг проводился под флагом улучшения, повышения эффективности и вообще дальнейшей демократизации.

– Но первым делом почему-то ударили по индивидуальному стимулу, лишив судебных исполнителей премии в виде 5 процентов со взысканной суммы (за счет должника). Заменили их 7 процентами, но… с поступлением на общий счет “конторы”, – говорит председатель Комитета по судебному администрированию при Верховном суде РК Ирак Елекеев.

Нововведение, возможно, и вдохновило руководство, однако рядовых исполнителей повергло в уныние. Начался массовый отток опытных специалистов.

Тогда институт судебных исполнителей решили вывести из-под крыла Минюста и переместили в лоно Верховного суда, создав Комитет по судебному администрированию. Заветного стимула, впрочем, при этом не вернули (госслужащий работать должен за зарплату!) и ожидаемого эффекта так и не получили.

Мало кто знает, что по инициативе Минфина в действующий закон ввели подстегивающую должника меру: не вернул вовремя долг, с него взимаются 10 процентов сверх определенной судом суммы в доход государства. Но это опять-таки никоим образом не побуждает к оперативным действиям самого судебного исполнителя. Кто станет крутиться, выискивая имущество должника, за копеечный оклад? Потолок – 25 тысяч тенге…

А обязанности не из приятных – хлебом-солью судисполнителей не встречают. С одной стороны, старательно избегающие встречи должники, с другой – настойчивые до изнеможения истцы.

Платят и за действие, и за бездействие

По данным комитета, у нас в стране исполняется примерно 75 из 100 судебных решений. И это даже выше, чем в других странах СНГ.

Но у тех же россиян, например, для исполнения судебных решений создали военизированные подразделения, мощно экипировали их и первым делом материально заинтересовали. Сейчас у российских судисполнительных служб показатели очень выросли.

Наших же спасает лишь одно обстоятельство: поскольку приватизация жилья произошла у нас раньше и в массовом порядке, почти в каждом случае есть на что арест наложить, выставить на торги.

Но это, конечно, если сотруднику вообще захочется этим заниматься. Юристы уже давно предупреждают своих клиентов: “Без денег никто не пошевелится”. А договоры на свои услуги заключают только “до решения суда”. Дальше на многотрудном этапе исполнения судебного решения потерпевший остается один на один с системой, не срабатывающей в каждом пятом (по официальным данным!) случае. Добиться результата удается или очень терпеливым и настойчивым, или тем, кто соглашается поступиться частью взыскиваемой суммы, – это, как говорят знающие люди, как минимум 10–15 процентов от суммы. В сложной ситуации доходит и до 50.

При этом есть вероятность ответных шагов противника – предприимчивый должник тоже может материально стимулировать… бездействие судебного исполнителя. Схемы разные: не наложить вовремя арест на имущество, чтобы дать возможность произвести его отчуждение, объявить должника несостоятельным. Или просто ничего не делать…

За последние пять лет осуждено 160 судисполнителей, наложено около 2000 взысканий. Всего в стране 1700 ставок судисполнителей, в год сменяется по 600–700 сотрудников. Одних увольняют, другие уходят сами. Да и устраиваются сюда чаще всего лишь затем, чтобы заработать минимальный юридический стаж, необходимый для дальнейшего трудоустройства.

НУЖНА НОВАЯ РЕФОРМА?

Да, соглашаются в Комитете по судебному администрированию, система исполнения несовершенна, больна, неэффективна.

Что делать? Конечно же, реформировать! Только вот как? Предыдущие преобразования особых результатов не принесли.

Однако на этот раз готовится нечто новенькое (по крайней мере для нашей страны). Как нам стало известно, в недрах комитета зреет законопроект, предполагающий деятельность… частных судисполнителей.

– Да, есть такие предложения. К этому мы, можно сказать, пришли от безысходности, – признается председатель Комитета по судебному администрированию Ирак Елекеев. – Материально поддерживать судебное исполнение государство не хочет, а за взятки скоро всех сотрудников пересажаем.

Разработчики законопроекта видят несколько безусловных преимуществ в предложенной системе. Главное – в прямой материальной заинтересованности исполнителей-частников, а следовательно, в оперативности и полноте взыскания – теперь ведь для себя стараться будут. Как следствие – повысится авторитет суда, решения которого будут исполняться неукоснительно.

Кроме того, предполагается и страхование деятельности исполнителей. Сегодня за ошибки сотрудника отвечает в лучшем случае государство, в худшем – вообще никто. В будущем эта ответственность ляжет на личный страховой фонд частного судебного исполнителя.

Заранее боязно?

Законопроект еще не поступил ни в правительство, ни в Парламент, но уже обрел немало противников. В первую очередь – в органах прокуратуры и КНБ.

Там опасаются, что институт частных судоисполнителей станет этаким узаконенным рэкетом. Разработчики на это возражают – исполняться будут лишь решения суда и ничего больше.

Словом, ждет законопроект, видимо, нелегкая судьба. На обсуждение к парламентариям он попадет примерно через месяц-два. Есть время учесть все “за” и “против”.

А пока остаемся с реалиями существующей системы. Когда не исполняются сотни тысяч решений суда. Когда, не видя законного пути, люди вынуждены давать взятки, а то и вовсе обращаться к криминальным группам. Или оставаться при своем интересе с одним лишь автографом судьи на память.

Наталия БУРАВЦЕВА, Астана

Загрузка...