Опубликовано: 1203

Предъявите преступление или верните человека!

Мы продолжаем следить за судьбой Виктора Ершова, который 19 мая этого года был увезен из дома для водворения в закрытую психиатрическую клинику. Он был объявлен психически невменяемым преступником, особо опасным для общества.

В №22 от 29 мая в нашей газете был опубликован материал “Неугодных – в психушку?”. Мы рассказали о сложном и запутанном деле, имевшем место в Осакаровском районном суде Карагандинской области, в результате которого 44-летний житель села Есиль Виктор Ершов, ранее не судимый, был помещен в закрытую психиатрическую клинику. Перед этим Ершов подал жалобу частного обвинения на односельчанина, обвинив его в нанесении телесных повреждений. Медицинская справка прилагалась. Осакаровский суд в принятии жалобы отказал. Однако спустя три месяца уже односельчанин подал встречную жалобу на Ершова и обвинил его в клевете. В ходе судебного разбирательства суд произвел судебно-психиатрическую экспертизу, признал Ершова невменяемым, опасным для общества и направил в закрытую психиатрическую клинику.

Жена Виктора – Ольга Ершова – по сей день не увидела постановления суда и результатов судебно-психиатрической экспертизы, которые бы объяснили ей: как ее муж, обычный сельский шофер, стал особо опасным элементом? За что и на какой срок лишен свободы и помещен в психиатрическую тюрьму?

Письмо за подписью главврача Республиканской специализированной психиатрической клиники с интенсивным наблюдением, полученное Ольгой после публикации в газете, – единственный официальный документ, имеющийся у нее на руках.

Пострадавший или обвиняемый?

Мы обратились за помощью в Карагандинский филиал Казахстанского бюро по правам человека и соблюдению законности. Правозащитники направили свои запросы, приложив газетную статью, в областной суд, прокуратуру и департамент внутренних дел.

– Полученные ответы только добавили вопросов, – говорит юрист бюро Анатолий КИМ.

Вот что отвечает Карагандинский областной суд: “…по фактам была проведена служебная проверка с истребованием уголовного дела… Установлено, что нарушений при рассмотрении уголовного дела в отношении В.В. Ершова судьей Р.Р. Рымбаевым не установлено. И.о. председателя М.С. Шегенов”.

Нас этот ответ чрезвычайно озадачил.

– О каком уголовном деле в отношении Виктора Ершова идет речь? – вопрошает Анатолий Ким, – когда оно было возбуждено, по какой статье?

Областная прокуратура, вероятно, также не в курсе. В ответе надзорного органа нет никаких упоминаний об уголовном деле: “Установлено, что в Осакаровский суд поступило заявление Ершова о привлечении к ответственности В. Ямкового за нанесение телесных повреждений… Согласно заключению стационарной судебно-психиатрической экспертизы, у Ершова обнаружены признаки хронического бредового расстройства…”, в связи с чем он “нуждается в применении принудительных мер медицинского характера и в принудительном лечении в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением. Заместитель прокурора области А. Маженов”.

Суд убежден, что Ершов – обвиняемый по уголовному делу. Прокуратура считает, что он потерпевший, пусть и невменяемый, но потерпевший! И кто из них прав?

Свидание – 15 минут

Ольга Ершова навестила мужа в психиатрической клинике в поселке Актас Талгарского района Алматинской области. Свидание длилось 15 минут.

– Везде решетки. Присутствовали надзиратели, – в слезах рассказывает женщина. – Виктор спросил про адвоката. Надзиратели сразу в крик: прекратить посторонние разговоры! Через 15 минут его увели. Я пошла к врачу, умоляла дать еще одно свидание. Говорила, что больше не смогу приехать, – далеко это, мне не по карману. Он разрешил еще одно свидание на 20 минут. Как дальше нам быть? Куда писать, кому жаловаться? Это же тюрьма!

Да, это фактически тюрьма. Виктор Ершов содержится в закрытой психиатрической клинике, куда по постановлению суда направляют отбывать наказание психически больных преступников, признанных судом виновными в совершении противозаконных деяний.

Суд и дело

– В деле Виктора Ершова допущены, на мой взгляд, нарушения практически по всем статьям главы 54 УПК РК “Судопроизводство по делам о применении принудительных мер медицинского характера к невменяемым”, – комментирует Анатолий Ким. – Перечислять долго, но грамотные юристы поймут, о чем речь.

Даже если предположить, что суд признал Ершова виновным в клевете, – это не относится к тяжким преступлениям. И Осакаровский суд не мог применить к Ершову принудительные меры медицинского характера.

Правозащитники намерены довести дело Виктора Ершова до конца. Дойти до международных судов и инстанций. Сейчас направлены запросы в Генеральную прокуратуру РК и уполномоченному по правам человека в РК, в которых юристы убедительно просят “предпринять меры реагирования для сообщения заинтересованным лицам достоверной информации, касающейся законности и правомерности действий государственных органов и должностных лиц, допущенных в отношении В. В. Ершова”.

Татьяна ТЕН, Караганда

Загрузка...