Опубликовано: 1873

Праздничные закупки “казахендойче”

Праздничные закупки “казахендойче”

Непридуманная история про бывшего павлодарца, угодившего в “немецкий переплет под Новый год”

Больше всего Эдуард ненавидит бесконечные супермаркеты, фломаркты и рождественские ярмарки. А его жена Элла, напротив, их обожает.

За пару недель до 31-го глава безработного семейства собрал волю в кулак и уныло поплелся за “половинкой”. Но уже через пять минут стал омрачать сладостный процесс изучения прилавков своими поторапливаниями. Затем, как всегда, не выдержал. И досрочно покинул магазин относительно дешевых продуктов системы “Лидл”.

– Похоже, вы совершаете ошибку, – раздалось вдруг над ухом Эдуарда. Перед ним стоял подтянутый, сухощавый человек лет эдак семидесяти и приветливо улыбался. Говорил этот немец до того отчетливо и неторопливо, что понимать его было одно удовольствие.

– Похоже, вы оставили без присмотра супругу, – продолжал слово­охотливый незнакомец. – А я вот себе такого при закупках не позволяю уже полвека...

– Почему? – растерянно уточнил наш бывший соотечественник.

– Это же разорение для семейного бюджета! Я всегда сопровождаю свою Ренате. А перед самой кассой непременно пользуюсь этим...

Компактный калькулятор возник в ладони немца как по волшебству.

– Строгий мужской контроль позволяет экономить в месяц до пятисот евро!

Эдуард, получающий в качестве социальной помощи чуть более трехсот, шумно сглотнул и глубоко призадумался.

– Не обижайся, родная, – решился он перед следующими закупками. – Мы вечно с тобой в пособие не укладываемся. Позволь мне попробовать самому...

– Ах так! – вспыхнула жена и заперлась плакать в ванной комнате.

Ну и ладно, решил Эдуард, взял сумку на колесиках и побрел по хорошо изученным местам.

– Вот! – с гордостью отчитывался он незадолго до боя курантов. – В “Эдеке” красным было написано: “Скидка, только 8 евро!”. Как было не взять?

– В “Альди” тот же килограмм шампиньонов стоит меньше четырех, – холодно уточнила жена

– Да... Но черешня, вот смотри, черешня! На рыночной площади ее сначала продавали за девять, а затем сбросили до пяти...

– Идиёт! Я такую же беру у турков за трешку.

– Ну а хлеб хотя бы... Посмотри, радость моя, какой я принес душистый и свежий хлеб – всего за рупь с небольшим...

– Я знаю место, где почти такой же – за 49 центов...

Эдуард сплюнул, швырнул кошелек на стол, выскочил во двор, нервно закурил и подумал: “Эх, был бы я помоложе, да в своей стране, и попался бы мне там этот советчик... Ох, и начистил бы я ему рожу!”.

Собственный корреспондент “Каравана” в странах ЕС

Загрузка...