Опубликовано: 1521

“Правило первое – изучи договор”

“Правило первое – изучи договор”

Виктор Сологуб – представитель одной из самых таинственных профессий в культурной среде. Он считает себя даже не создателем саундтреков, а “модулятором частот” и не любит применять к себе слово “композитор”. Сейчас российский музыкант работает над озвучанием казахстанских картин “Возвращение в А” и “Астана, сердце мое”.

Когда-то Виктор Сологуб активно участвовал в таких группах, как “Deadушки” и “Странные игры”. Сегодня он известен по фильмам “Побег”, “Золотое сечение”, “Консервы” и др. Нам удалось поговорить, когда, решив рабочие вопросы в Астане, Виктор приехал в Алматы для встречи с режиссерами новелл о казахстанской столице.

Тексты не удовлетворяют

– Как вы стали заниматься киномузыкой?

– Я к этому стремился давно, потому что музыкой для рекламы занимаюсь с 90-х годов. Уже тогда понял, что мне интереснее работать с картинкой, чем с текстом. Сложно сделать очень хорошую песню – большое значение имеет то, о чем ты поешь. Меня давно перестали удовлетворять тексты современных поэтов.

– Они недостаточно глубоки?

– Они для меня недостаточно интересны. Когда я играл в многочисленных рок-группах, уже тогда мы придерживались концепции: если не можешь написать стихи, лучше возьми проверенные. Все песни, которые я играл в 80-х, были на стихи французских поэтов начала XX века... Сейчас такое состояние, когда понимаешь, что про колбасу петь ты не будешь, быть несогласным – это не искусство. Чтобы петь о любви – ты уже не мальчик, а о старости – не хочется. Поэтому над картинкой работать интересно: она меняется в течение фильма. А если тебе герой не нравится, ты можешь его немножко унизить при помощи музыки, не сообщая об этом режиссеру (смеется).

– И как часто вы так поступаете?

– Я так не делаю, но мог бы. Музыка в кино задает настроение. Кроме нее, есть еще много интересного: тембр голоса актера, например. Или звук взрыва. Когда я смотрю картинку, уже понимаю, что там, где идет бой, вообще не стоит ничего писать – все равно никто не услышит. Иногда музыки не должно быть в моментах, когда важно, допустим, слышать дыхание актера.

Сценариев не читаю. Категорически!

– Как происходит сам процесс написания музыки?

– Когда мне рассказывают сюжет фильма, я уже начинаю сочинять музыку. Сценариев категорически не читаю! Это мое второе правило, первое – внимательно изучить договор, третье – посмотреть предварительный монтаж картины. Вот после этого можно начинать работу. Хотя, если бы я читал сценарий по Пелевину, мог бы сразу писать музыку.

– Музыка рождается в голове? Вы ее запоминаете и потом записываете?

– Возникает не мелодия, а концепция. Думаешь: вот здесь должна быть какая-то тревога, потом начинаешь искать звуки под нее. Перебираешь их в голове, руках, медиатеках, настукиваешь... Когда находишь то, что считаешь нужным, тогда начинаешь это развивать.

Как Шнитке

– Саундтрек может не только добавить, но и испортить впечатление от фильма?

– Конечно! И иногда после завершения работы мне кажется, что музыка лезет изо всех щелей, она слишком громкая! Надо мной как-то звукорежиссер посмеялся: “Второй раз работаю с таким композитором, который сам просит сделать музыку потише. Первым был Шнитке!”.

– А как вы понимаете, что все удалось, как задумано?

– Есть несколько этапов: ты начинаешь сочинять, чувствуешь подъем, все получается. Потом складываешь все это в картинку, видишь, что есть начало и конец, плавные переходы... Затем на перезаписи, когда картинки не видно, нужно составить баланс инструментов, и все звучит еще богаче, чем дома, в студии. Самый счастливый момент, когда это накладывается на визуальный ряд, с речью, шумами. Через некоторое время пересматриваешь фильм и не веришь, что это ты сделал!

– Режиссер может диктовать свое видение музыки?

– Может. Когда я работал над картиной “Москва, я люблю тебя”, мне показалось, что одна режиссер просто выпендривается. Крайне редко бывает, чтобы режиссер с первого раза отказался от моей музыки. Мне даже показалось, что меня унизили. Я уехал домой. И только тогда понял, что нужно попробовать что-то другое. Когда я пообщался с ней по телефону, то сделал новую версию. Лучше, интереснее и проще.

В прокуренных подвалах не работаю

– А вы не скучаете по сцене?

– Немножко. Дело в том, что у меня большой концертный опыт, и от этого получаешь огромное удовольствие. Выступления держат в спортивной форме – непросто же двигаться с гитарой. Потом это ушло на задний план. Я понял, что не могу работать в подвалах, прокуренных клубах. Я сам не курю и мне тяжело находиться в такой атмосфере. Я с удовольствием бы продолжал играть на каких-то этнических вечеринках. При этом – чтобы клуб был в лесу. А работа – только днем! Или на больших площадках, фестивалях, где все веселые, добрые и не пьяные.

– Какую музыку вы предпочитаете как слушатель?

– Музыку стараюсь не слушать. У себя в машине стер все музыкальные каналы, оставил только новости и литературные передачи. Ищу такую музыку, которую не умею делать, – чтобы изучить. В этот момент происходит рождение собственных идей.

– Какой жанр кино вы любите?

– Я все жду, когда мне предложат озвучить мистический триллер. А вот комедии я страшно не люблю. Может, у меня чувство юмора отсутствует – мне правда не смешно. Я помню, что первый раз я смеялся как сумасшедший, когда смотрел “Маленького купальщика” с Луи де Фюнесом, а потом очень долго не смеялся до картины “Смысл жизни по Монти Пайтону”.

“Дают советы, как строить”

– Что еще вас увлекает так же, как ваша работа?

– Я, например, ругаюсь со всеми в Интернете по поводу того, что современной русской литературы нет. Я не согласен. У нас есть Виктор Пелевин, я даже фильм Generation II смотреть боюсь. А вот Сорокина и Рубиной для меня нет в литературе. Еще могу вдохновенно говорить о строительстве, потому что окончил строительный факультет. Так что, когда кто-то покупает землю, прошу показать мне, и когда спрашивают, даю советы: где делать фундамент, в какой цвет красить стены... Готовить очень люблю, пытаюсь не пропустить ни одной кулинарной передачи.

– В Казахстане вы ведь не впервые?

– Да, я здесь в третий раз. Алматы мне напоминает горный городок в Швейцарии или во Франции. Такое же ощущение, словно ты в чашке, а вокруг все такое красивое. До этого я был в Алматы в неинтересное время, в ноябре. А сейчас хочется гулять – все зеленое!

Загрузка...