Опубликовано: 2307

"Постмонгольский период кончается только сегодня"

"Постмонгольский период кончается только сегодня"

В Алматы один из идеологов политического ислама, видный российский общественный деятель Гейдар Джемаль дал на вопросы нашего корреспондента парадоксальные и экстравагантные ответы.

Ислам с “марксистским” лицом

Нынешней весной Гейдар Джемаль приезжал в Алматы, как значилось в пресс-релизе, ради встреч с “интеллигенцией, общественностью, журналистами, политологами”. Темой интеллектуальных посиделок был определен глобальный кризис и его последствия.

Вместе с Гейдаром Джемалем в Алматы на встречи приехал также известный российский журналист Максим Шевченко. Во время публичных встреч они поднимали вопросы подлинности протоколов сионских мудрецов, роли мирового еврейства в мире, роста ксенофобии, политики США в отношении Индии и Пакистана и прочие животрепещущие проблемы современности.

Напомним нашим читателям, что Гейдар Джемаль является, как это принято говорить, оригинальным мыслителем. В частности, философские воззрения председателя Исламского комитета России формулируют загадочным термином “исламский марксизм”.

Неожиданные мысли и противостояние с “Блестящими”

Суть своих взглядов сам Гейдар Джемаль объяснил одной емкой фразой: “Исламская община – мировая умма – выходит на ту позицию, которую занимал в теории Маркса пролетариат”.

“Она (община) становится той сердцевиной угнетаемой бедноты, которая провиденциально квалифицирована в силу ряда свойств стать авангардом протестных сил в мире”, – предрекает теоретик им же созданного синтетического учения. Проще говоря, обделенные и угнетенные всего мира, борющиеся за справедливость, теперь должны идти на классовый бой уже не под красным, а под зеленым знаменем ислама. Столь же необычны взгляды председателя Исламского комитета России и на историю Евразии.

Среди широкой публики Гейдар Джемаль приобрел славу не как философ. Большинству людей недосуг знакомиться с трудами оригинальных мыслителей. Зато телеаудитория и читатели бульварной прессы с интересом следили, например, за скандалом вокруг клипа “Восточные сказки” поп-группы “Блестящие”. Гейдар Джемаль выступил с публичным заявлением, в котором указал на то, что танцы полуобнаженных певиц в ролике “создают атмосферу легкого фривольного разврата, не имеющую ничего общего с моралью мусульман”.

Тюрк – это этнический бренд

Естественно, во время приезда Гейдара Джемаля в Алматы мы не могли упустить возможность задать ему хотя бы несколько вопросов.

– Можно ли сейчас говорить о какой-либо общности тюркских народов?

– Всякий этноцентризм – это фикция. Тюрк – это этнический бренд, поскольку тюрки, казахи, волжские татары, – генетически разные народы. Этот бренд связан исключительно с семейной общностью языков. Это некая культурная мифология с такой вот проектной идеологической составляющей. Тюрки говорят на языках с общей основой, но с таким же успехом можно говорить, например, о некоей романской суперобщности.

Общность у людей создается исключительно на основе общности судьбы, общности духовной, религиозной, а также на понимании того, что мы братья, потому что мы смертны. Мы должны искать общий смысл нашего существования. А то, что мы говорим на близких языках, никуда само по себе не ведет.

– Если исходить из вашей концепции ислама, то получается, что он ведет нас в Средневековье...

– Средневековье было гораздо более интересным культурным феноменом, нежели современный Запад.

– То есть Средневековье было не Темными веками?

– Это были не темные века, это был период интеллектуального, духовного кипения и времени с высоким уровнем персонализма, с высоким уровнем ответственности человека перед собственной судьбой, когда в самом низу общества индивидум был значимой фигурой, не говоря уже о феодале. Оно было временной зоной колоссального подъема.

В частности, крестовые походы были организованы клерикалами для того, чтобы вырубить наиболее пассионарную часть Европы, то есть европейских воинов-рыцарей, в столкновении цивилизаций. То есть перевести этот конфликт в формат конфликта цивилизаций, после чего возникли условия для перехода к абсолютистской монархии, к массовой бюрократии и к тому безобразию, что мы видим сегодня.

Противоположное направление

– Сегодня исламский мир вынужден заимствовать технологии у более развитого Запада. А что может предложить исламский мир в этой области?

– Исламский мир генерирует смыслы, которые могут лечь в основу совершенно нового понимания реальности. В том числе в области естественных наук, потому что все естественные науки Запада, все его технологии покоятся на Архимеде, Платоне и Аристотеле. Это ряд признаков менталитета, которые фундаментально образуют некую универсальную схему, отвечающую, между прочим, на вопросы китайской цивилизации или индийской. Если вы знаете неоплатоников, то вы найдете ключ и к индуистам, и к китайцам, и к кому угодно. Ко всем – кроме мусульман, потому что то, что базируется на кораническом откровении, это принципиально альтернативная позиция.

Человечество, которое “открывается” ключом неоплатонизма, верит в бытие, предшествующее всякому предмету, по отношению к которому можно сказать, что он есть. Оно верит в человекобожие: поскольку бытие едино вверху и внизу, существует система перетекающих сосудов между тварью и Творцом. Это человечество верит в объективную реальность, которая находится вне нас, самостоятельна и существует независимо от нас. Оно верит в язык и в то, что объективная истина тем более объективна, чем меньше она зависит от выражения языком. То есть объективная истина одинакова вне зависимости от того, на каком языке ты ее описываешь. Это фундаментальные западные атрибуты. Из этого исходят современная физика, математика – всё. Исламская позиция – противоположна.

В поисках исламской математики и физики

– Можно сказать, что есть исламская физика или математика?

– Да, она есть, есть в зародыше, она сейчас формируется. На раннем этапе исламской истории мусульмане были слишком увлечены Платоном и Аристотелем.

– Значит, не надо было переводить древних греков на арабский?

– Почему? Надо было их критически переводить. Надо было знать, но при этом осмысливать через Коран. Они противоречат Корану. Но интеллектуальные усилия ранних мыслителей, того же аль-Фараби, ибн-Рушди, были приложены к тому, чтобы примирить Платона и Аристотеля с Кораном. Это был ложный путь, колоссальная затрата интеллектуальной энергии.

Потом пришли монголы, которые пресекли, остановили всякую критическую работу в этом направлении. Сегодня мы должны начать с домонгольского времени. Постмонгольская эпоха кончается только сегодня. То, что сделал Чингис (Чингисхан. – Прим. авт.), – взятие Багдада, уничтожение исламской цивилизации, оно привело к тому, что мы имеем. Сегодня мы уходим из этого упадка. Мы уже на рубеже, на котором начинается рассвет.

комментарий

Кайрат Жолдыбаев: Джемаль соединяет несовместимое

Кайрат Жолдыбаев, председатель отдела проповеди Духовного управления мусульман Казахстана:

– Есть очень много мыслей Гейдара Джемаля, с которыми мы не можем согласиться.

Его попытка соединить вместе ислам – религию божественного происхождения – и марксизм – продукт человеческого разума – непременно приведет к большим ошибкам. В исламе никогда не было классовой вражды, ибо богатые обязаны по шариату помогать бедным и выплачивать им обязательную очистительную милостыню – закят (не менее 2,5 процента годового дохода). Ислам призывает к демократии, но той, что учитывает и духовные потребности человека. Поэтому запрещает не только воровство, убийство или пьянство, но и ростовщичество, хулу, пустословие и ненависть к людям.

Ислам – религия высокой духовности, он учит людей самоконтролю, уравновешенности во мнениях и поведении, самокритике. “Каковы будете вы сами, таковы будут и ваши правители” – так говорил Пророк (да благословит его Аллах и приветствует!), указывая на то, что без внутреннего совершенствования невозможно говорить о каком-либо улучшении социальной жизни. Коран указывает, что физический мир, будучи творением Бога, предоставляет человеку бескрайнюю информацию о Боге. Поэтому его нужно изучать как с помощью физических наук, так и духовно-интуитивным способом, и, конечно же, вести поиск объективной истины и способов ее объяснения другим.

комментарий

Федор Пеньков: у запада и востока одни и те же звезды

Федор Пеньков, доктор физико-математических наук, главный научный сотрудник Лаборатории теоретической ядерной физики Института ядерной физики Национального ядерного центра Республики Казахстан:

– Мыслитель Гейдар Джемаль полагает, что тот путь, который избрали арабские ученые Средневековья, был ошибочным. Но ведь само слово “алгебра” произошло от искаженного при переводе арабского “аль-джабр”, “китаб аль-джабр”, от заглавия трактата великого математика аль-Хорезми. Труд аль-Хорезми, который не был арабом по происхождению, но творил в арабской культуре, определил развитие этого раздела математики на века. От имени самого аль-Хорезми произошел термин “алгоритм”.

Его труды были затем переведены на европейские языки и, таким образом, легли в основу привычной нам западной математики. Другими словами, тут нет никакого противоречия между математикой Востока и Запада, это одна и та же наука. Для Запада и Востока светят одни и те же звезды. Поэтому неудивительно, что арабские ученые продолжили астрономические наблюдения египтян и греков, а уже их наблюдения легли в основу европейской астрономии. Алхимия в Европу тоже пришла с Арабского Востока.

Если бы мы, скажем, вообразили фантастическую ситуацию, что современный ученый получил возможность общаться со своим коллегой из древности: средневековым арабом, китайцем или индийцем, то он смог бы объяснить тому все достижения науки, которые имели место за прошедшие века. Они бы поняли друг друга!

Уважаемый Гейдар Джемаль утверждает, что сейчас создаются физика и математика, которые понятны людям, исповедующим определенную религию. Лично я с восхищением бы принял новое достижение человеческого гения, поскольку опыт человечества не имеет прецедентов подобного познания мира. Равно, как и мой личный опыт.

Филипп ПРОКУДИН

Загрузка...