Опубликовано: 3351

Последний дозор “Арканкергена”

Последний дозор “Арканкергена”

Год назад, 30 мая 2012 года, погиб пограничный пост “Арканкерген” Ушаральского пограничного отряда на границе с Китаем. Потом здесь обнаружили сгоревшую казарму, останки солдат и егеря. Эта трагедия потрясла страну. На этой неделе в Ушарал приехали родственники погибших ребят.Отряд

Еще 5–6 лет назад пограничный отряд жил своей жизнью круглые сутки. Во всем чувствовалось присутствие массы служивого народа. Как в большом зале кинотеатра, когда гаснет свет, зрители замолкают, но зримо ощущаешь, что ты здесь не один. Так и в отряде. Пройдет наряд, прошмыгнет солдат, наведается в казармы лейтенант или прапорщик, грозно продефилирует офицер-воспитатель, постоянно заходят проверяющие...

Сейчас такого нет. По крайней мере, в Ушаральском отряде, куда нас пригласили. После 22 часов на плацу тишина. Свет в окнах казарм не горит. Только на КПП дежурит пара контрактников да наряд обходит территорию.

Все объяснилось просто на следующее утро. Пограничные войска резко сократили призыв солдат срочной службы. Основную работу теперь выполняют контрактники, которые служат и на должностях сержантов, и на должностях солдат. Они после службы стремятся выйти в город, к семьям. Солдаты-срочники теперь служат только на границе. Но и здесь их сильно разбавили контрактниками.

– За полгода солдата не научишь пользоваться всем оборудованием на заставе. Поэтому контрактники у нас работают специалистами. В наряд старшим тоже идет контрактник, – рассказал “Каравану” начальник штаба Ушаральского отряда подполковник Максим ГОРДИЕНКО.

Солдаты

Срочники в отряде только обучаются в учебном центре. Но их служба жестко регламентируется офицерами-преподавателями и инструкторами. Так жестко, что любой шаг солдата контролируется: на каждом этаже пятиэтажного учебного центра установлено по 6–8 видеокамер. Учебные классы, коридоры, казармы, умывальные комнаты – все выводится на мониторы, которые установлены на посту дежурного по центру. Жизнь солдат рассматривается, записывается и протоколируется.

– Мы делаем выводы из урока “Арканкергена”, – говорит начальник учебного центра подполковник Андрей ПОРТНОВ. – Система видеонаблюдения помогает контролировать неуставные взаимоотношения между солдатами. Любой человек, зная, что за ним наблюдают, держит себя в руках. Наблюдение ведется 24 часа в сутки. Все записи хранятся на защищенном сервере. И никто, даже я, не имеет права стереть эти записи.

Другой вывод – надо восстанавливать систему отбора в пограничные войска. Сейчас в военкоматах снова начали работать психологи. Среди весеннего призыва в Ушаральский отряд только 40 процентов молодых солдат имеют среднее образование. Остальные – с дипломами о среднем специальном и высшем образовании. Но попадаются и откровенно неграмотные люди, пожаловался начальник “учебки”. Некоторые не знают даже таблицы умножения!

Пост

Река. Горы. Мобильная связь не ловит. Дорога есть, но для вездеходов.

Метров 200 ниже вертолетной площадки темнеет пятно пожарища. Следователи, работавшие по делу “Арканкергена”, пока не разрешают убрать место трагедии. Поэтому бывшая казарма огорожена проволочным заграждением, за которым все так же лежат обломки кроватей, стекло, остатки конструкций, обожженный кирпич и камень. Только печка возвышается над пепелищем.

Тут и там в землю воткнуты пронумерованные колышки: каждый такой номер обозначает тело солдата после побоища, рассказывает кто-то из офицеров. В углу ограждения, у печки, колышки стоят как-то особенно плотно. Номера от 2 до 10. Здесь нашли сразу 9 погибших ребят.

Родители солдат с гвоздиками в руках останавливаются за ограждением. Потом расходятся по пожарищу. Каждый из них совершенно точно знает, где погиб их сын. Каждый знает, к какому номерку ему идти.

Между тем пограничный пост действует. Неделю назад сюда прибыла группа от заставы “Сары-Боктер”. Полтора десятка пограничников живут в палаточном городке метрах в 400 выше бывшего здания поста. Капитальное здание начнут строить этим летом.

Памятник

В среду, 29 мая, в городе Ушарале установили памятник пограничникам, погибшим на посту “Арканкерген”. Формально он назван обелиском в память всех пограничников, погибших при исполнении своих обязанностей. Но все понимают, что он посвящен именно солдатам с того поста.

Родители двоих солдат – Дениса РЕЯ и Мейирхана ИМЕНОВА – чьи тела не были опознаны, не захотели, чтобы имена их детей были выбиты на черном камне. Поскольку их до сих пор не признали официально погибшими.

Родители

Кроме поминовения и открытия обелиска родителей пригласили в Ушарал и по вполне прозаической причине. Пока никто из них не получил положенной по закону денежной компенсации за смерть сыновей. Родителям солдат должны выплатить более 800 тысяч тенге. Вдове капитана Алтынбека КЕРЕЕВА – сумму, равную денежному довольствию ее мужа за 5 лет.

– За прошедший год были подготовлены документы для выплаты, – рассказал журналистам заместитель начальника регионального управления “Шыгыс” Пограничной службы КНБ Казахстана Муратбек СЕРИКБАЕВ. – После открытия памятника все документы родителям будут выданы.

Непонятно, правда, как быть родителям Дениса Рея и Мейирхана Именова.

– У нас нет ни одного документа о судьбе сына, – рассказала Татьяна Рей. – Ни свидетельства о смерти, ни документа о том, что он пропал без вести. Каждую ночь я кладу фотографию Дениса под подушку. Прошу: “Приснись мне. Скажи, что погиб”. Но он не приходит. Поэтому мне не верится, что он погиб…

Ушарал – Алматы

Загрузка...