Опубликовано: 1349

Полвека вместе

Полвека вместе

Они вместе уже более полувека. Знаменитый футболист, нападающий 50-х годов Владимир Сергеевич Болотов и его супруга Алевтина Михайловна.

Владимир Болотов – легенда казахстанского футбола. Одна из самых ярких звезд 50-х. Выступал за алма-атинские команды “Динамо” (1951–1953), “Локомотив” (1954), “Урожай” (1955), “Кайрат” (1956–1958).

Именно Болотов стал главным героем первого официального международного матча казахстанских футбольных клубов. Осенью 1957 года “Кайрат” в Алма-Ате разгромил финскую “Ваасу” – 4:0. Два мяча в той игре забил Владимир Сергеевич. Закончив играть, он в разные годы работал тренером в ведущих казахстанских командах – алматинском “Кайрате”, карагандинском “Шахтере”… Был в жизни Болотова и период, когда он работал в Сирии.

Этого парня знала вся Алма-Ата

– Мы познакомились в 1953 году в самом популярном ресторане Алма-Аты, который стоял по улице Джамбула между Мира и Коммунистическим, – вспоминает Алевтина Михайловна. – Я пришла со своей компанией, а Володя – с ребятами из футбольной команды. В тот вечер он пригласил меня танцевать.

– Вы тогда не знали, что Владимир Сергеевич популярный футболист?

– Нет. Я футболом и не интересовалась-то совсем. Чужая для меня среда была. Я в то время танцами увлекалась, ходила в Дом офицеров. Ну и работала, конечно. Проектировала мосты, эстакады, малые дорожные сооружения.

– Соседи раскрыли глаза на то, кто ваш парень?

– В моем доме его, оказывается, все знали. Говорили, что я встречаюсь со звездой казахстанского футбола. А мне было все равно, он мне просто нравился.

– Наверняка у Владимира Сергеевича не было отбоя от поклонниц?

– Футболисты, без сомнения, были очень популярными личностями. А по поводу поклонниц… Девчонки мне говорили, что сам патриарх московского “Спартака” и один из его основателей Николай Петрович Старостин, когда в ссылке работал в Алма-Ате, собирался за Володю отдать свою дочку. Не знаю, насколько это было правдой.

Казахстанский Лаутон

– После знакомства с Владимиром Сергеевичем на футбол стали чаще ходить?

– Домашние игры не пропускала. Помню, как в первый раз увидела Володю на футбольном поле: красивая фигура, ноги. И бег очень мощный.

– Наверное, приходилось выслушивать с трибун разные реплики по поводу игры наших футболистов…

– Болельщики никогда в адрес игроков ничего плохого не кричали. Мне нравилось, как они, стоя, аплодисментами встречали выход команд на поле. Очень любили футболистов. Когда Володя бежал с мячом, трибуны скандировали: “Лаутон! Лаутон! Лаутон!” (Томми Лаутон – знаменитый центрфорвард сборной Англии 30–40-х годов, участник исторического матча “Челси” – “Динамо” (Москва) в 1945 году. – Прим. авт.).

– Я уже и не вспомню, кто придумал мне это прозвище, – вступает в разговор Владимир Сергеевич. – Наверное, оно у меня еще со времен выступлений за команду Зооветеринарного института. Как играл Лаутон, я, конечно, не видел.

Сыграли матч – и сразу в речку

– Сейчас любят сравнивать условия, в которых тренировались и играли футболисты раньше и сейчас…

– Это, конечно, небо и земля. К примеру, у нас на стадионе “Спартак” в Парке культуры и отдыха имени Горького не было нормальных душевых. После игр и тренировок умывались под обыкновенной колонкой или купались в озерце по соседству. Бутсы покупали сами, а на стадионе “Динамо” был знакомый сапожник, который набивал нам на них шипы.

– А.М.: А форма какой была? Майки простые, некрасивые. Примитив был ужасный, но публика все равно собиралась – от интеллигенции до рабочих. Вместимость “Спартака” была небольшой, так люди сидели на заборе, висели на деревьях. Трибуны состояли из деревянных некрашеных скамеек, на которых можно было легко занозу посадить.

– Футбольные мячи раньше были не в пример нынешним, легко размокали под дождем…

– А мы на хитрость шли, покрывали их водоотталкивающей краской. У “маленьких” команд на это средств не было, но “Кайрат” к ним не относился. Даже когда вышли на международную арену, продолжали мячи красить.

– Кстати, в ресторанах популярных футболистов угощали бесплатно?

– Ну что вы. Мы в грязь лицом не падали, расплачивались сами. В команде выдавали талончики в столовую. Так мы их обменивали на деньги, и в карманах пусто не было.

Главное восстановительное средство – сахар с водой

– С восстанавливающими витаминами в ваше время напряженка была?

– В. С.: Когда играл за команду Зооветеринарного института, ректор нас сахаром поил. Размешивал сахар на полстакана и давал пить. Больше силы восстанавливать было нечем. В “Локомотиве”, пока не появились врач и массажист, сами друг друга похлопаем по мышцам – и готово.

– Серьезные травмы обходили стороной?

– Мениск повредил в свое время. Колено до сих пор раздуто, болит. Ну и частые стрессы дают о себе знать. После поражений негативные эмоции накапливаются в организме. Выбрал бы другую профессию, может, все спокойнее было бы.

– Знакомства с известными людьми Алма-Аты заводили?

– Больше командой дружили. Вместе с ребятами, их женами и подругами ходили в театр, на концерты. Мне, кстати, говорили, что я похож на артиста Театра имени Лермонтова Юрия Борисовича Померанцева.

– У жен футболистов была своя компания?

– А.М.: Между собой мы, конечно, дружили. Но встречались нечасто. Я, например, работала с 8 утра до 6 вечера. Выходной день был тогда только один – воскресенье. Его надо было ребенку посвятить, домашним делам. Дома не было ни душа, ни теплых батарей. Печки углем сами топили. Вот и таскаешь на второй этаж то уголь, то воду. На развлечения сил уже не оставалось.

Тактика Брежнева: то похвалит, то разнос устроит

– Для вас, Владимир Сергеевич, футбол был единственным источником дохода?

– Зимой подрабатывал хоккеем с мячом. Ездили с командой в Красноярск, другие города. Так что работал, получается, круглогодично. У всех зимой отпуск, а я снова занят делом.

– А как обстояли дела с заграничными командировками?

– Когда был игроком, за рубеж не выезжали. А вот уже тренером с “Кайратом” несколько раз бывал за границей. Такие поездки помогали в приобретении дефицитных товаров. Привозил оттуда подарки, жене платья, кожаное пальто. Сыну как-то привез нейлоновый плащ, который тогда только в моду вошел. Он пошел в нем в кино, так хулиганы ему там его и порезали.

– Как складывались отношения с партийными властями?

– Партийное руководство часто ходило на футбол. Леонид Ильич Брежнев, когда в середине 50-х годов возглавлял ЦК Компартии Казахской ССР, нередко вызывал в свой кабинет. То нагоняй устроит, то похвалит. Сильно болел за нашу команду. Другие боялись к нему обращаться, а мы легко заходили.

Спортсмен – находка для чекиста

– Одно время вы работали за границей. В КГБ не пытались сделать из вас своего агента?

– Были попытки. Когда я работал в Сирии, представители КГБ выходили на меня, хотели подключить к разведке. Правда, какую именно работу они мне намеревались предложить, я так и не узнал. Подняли они мое личное дело, а там написано, что мой сын в органах работает. После этого отстали.

– А.М.: Сын работал на космодроме Байконур шифровальщиком. Первым получал сводки, расшифровывал и докладывал начальству. Однажды встречали они президента Франции Шарля де Голля. Повезли показывать Байконур, выстроив над кортежем огненный коридор из ракетниц. Де Голль испугался от неожиданности.

– Завершив игровую карьеру в “Кайрате” после чемпионата СССР 1958 года, вы снова появились в алма-атинской команде в год ее дебюта в высшей лиге…

– В.С.: В 1960 году “Кайрат” принял москвич Николай Яковлевич Глебов. Он меня и позвал в команду работать тренером. Очень интересный был человек, из интеллигентной московской семьи. Все правительство знал, истории всякие рассказывал. От Глебова можно было получить любую информацию.

Жизнь получилась непростой. Но счастливой

– Знаю, что вас звали играть за российские команды…

– Приглашали в Челябинск, Свердловск, Подмосковье. Мы с Алевтиной все думали: переезжать или нет. Но, как вернусь домой с выезда, увижу Алма-Ату, и покидать ее не хочется.

А.М.: Каким город тогда был! Чистым, красивым. Вдоль улиц по каменным арыкам текла прозрачная вода. Запрещалось в ней тряпки полоскать или что-либо в арык выливать. В случае чего могли такой штраф задвинуть, не рассчитаешься.

– В главный женский праздник – 8 Марта, футболисты, как правило, находятся на сборах. У Владимира Сергеевича получалось вас поздравлять?

– Один случай запомнился сильнее всего. Володя был на сборах в Сочи, а мне предстояла операция. Как я ни пыталась это от него скрыть, он все равно узнал. Моментально примчался в Алма-Ату с букетом цветущих магнолий!

– Современное поколение мало что знает о героях прошлых лет…

– А. М.: Согласна. Но не так давно с нами произошел удивительный случай. Опаздывали, вышли не на той остановке. Пришлось останавливать машину, а там ребята молодые. Довезли, но деньги с нас брать отказались. Мы, говорят, с футболистов плату не берем. Оказывается, у них династия футбольных болельщиков и про Владимира Болотова они много слышали. Повезло попасть на таких ребят. А раньше, конечно, подвозили бесплатно. Все только про футбол расспрашивали. Очень долго Володя был узнаваемым в городе. Но от дел он уже давно отошел. Шутка ли, этим летом 80 лет исполнится. Жизнь мы вдвоем прожили трудную, но счастливую.

Загрузка...