Опубликовано: 3 1512

Полный Каракас. Как не надо управлять страной

Полный Каракас. Как не надо управлять страной

Крупнейшей нефтедобывающей стране Америки угрожает голод. Уже второй месяц в Венесуэле действует режим чрезвычайного положения. Именно поэтому власти так активно работают в ОПЕК, пытаясь стабилизировать добычу нефти, а значит, и поднять цены на нее. Во многом благодаря этому курс тенге немного отыграл у доллара.

Супермаркеты Каракаса сегодня выглядят именно так

Хороший тон для нашей прессы – ругать правительство. На самом деле, в Казахстане кризис. И довольно сильный. Тенге стал дешевле в 2 раза. В общем, ничего хорошего. Но всё познается в сравнении. Обычно говорят о двух государствах: Норвегии и Объединенных Арабских Эмиратах. Но это не те страны, с которыми нас можно равнять. Население Норвегии – 5 миллионов человек. ОАЭ – 5,5 миллиона. Обеспечить высокий уровень жизни им всем большого труда не составляет.

Рядом с Казахстаном нужно ставить нефтедобывающую страну с населением 15–30 миллионов. Одна из таких – Венесуэла.

Население – 30 миллионов человек. Она никогда не обладала развитой промышленностью. Сельское хозяйство слабенькое. Услуги не развиты. Но есть нефть. В 2014 году добывали 2,7 миллиона баррелей в день. Казахстан с его 1,3 миллиона и рядом не стоит. Потому Венесуэла – ключевой член ОПЕК. И там населению сегодня нечего есть.

Страна на коне…

Запасы нефти Венесуэлы, по подсчетам British Petroleum, крупнейшие в мире – 296,5 миллиарда баррелей, или около 18 процентов от общемировых. Это больше, чем в Саудовской Аравии. Добыча нефти дает больше 80 процентов доходов от экспорта, 30 процентов ВВП, половину от доходной части бюджета государства.

Именно в этой стране был кардинально решен вопрос, кому принадлежат доходы от продажи нефти. В 1976 году нефтяная промышленность Венесуэлы была национализирована. Но только в 2003 году Уго Чавесу удалось взять отрасль под контроль государства.

Уже в 2007 году ВВП на душу населения в Венесуэле стал самым большим в Южной Америке – 6,7 тысячи долларов. Что позволило говорить об успехе “боливарианской экономики” – местного варианта мягкого социализма.

Правда, рост экономики был связан только с ростом добычи нефти. Своего, отечественного производства там никогда не было. Внутренний рынок обеспечивался за счет импорта. Чтобы дать право каждому на достойную жизнь, были введены талоны на основные продукты питания. И по ним можно было купить товары по установленным государством ценам. В теории. Своим был только бензин. Все это время литр 95-го в Венесуэле стоил примерно 1 цент.

…и на дне

В 2007 году правительство разработало пакет мер по стабилизации внутреннего рынка. В это время инфляция была на уровне 2 процентов в месяц, курс доллара быстро рос. Это не позволяло наладить поставки продовольствия на рынок и привело к дефициту мяса, молока, сахара. Здесь следует отметить, что все это время в стране действовали талоны.

Что в примерно такой же ситуации предложило правительство Казахстана? Для увеличения производства – стимулировать кредитование экономики, для чего был выделен кредит банкам. Для обновления средств производства Нацбанк субсидирует процентную ставку по кредиту. Для покупки новой техники – развивает лизинг.

Правительство Венесуэлы сделало все ровно наоборот. Продажа валюты была квотирована – 10 тысяч долларов в год на человека. Талоны не отменили. Но и цены тоже подняты не были, что не решило проблему дефицита. Одновременно Каракас повел “фронтальную борьбу со спекулянтами и укрывателями продовольствия”. Отказ торговать мясом по госценам расценивался как незаконная забастовка предпринимателей, “лишающая население конституционного права на снабжение продуктами питания”.

В 2007 году цены на нефть были на уровне 60–80 долларов за баррель. Потом они выросли за 100 долларов, и в стране все было хорошо. Расходы бюджета росли. Внутреннее производство не развивалось.

Падение цен в 2015 году спровоцировало дефицит валюты, а затем и продовольствия. Власти Каракаса ограничили посещение государственных супермаркетов для малоимущих двумя днями в неделю. За этим следят полицейские со сканерами, которые снимают отпечатки пальцев. За попытку перепродажи продовольствия венесуэльцы рискуют оказаться в тюрьме. Официально инфляция в 2015 году составила 181 процент. В реальности, по подсчетам американских экономистов, более 500.

Примечательно, что о кризисе в экономике местные экономисты начали говорить еще весной 2015 года. Нацбанк РК в это время усиленно тратил деньги Нацфонда и поддерживал курс тенге. У Каракаса таких запасов не было. Однако обязательства сохранились.

4 января 2016 года президент Венесуэлы Николас Мадуро объявил о введении чрезвычайного экономического положения в стране сроком на 60 дней. Как отмечается в соответствующем указе, эта мера была принята для защиты социальных прав граждан в области образования, здравоохранения, жилья и спорта. Судя по всему, власти Венесуэлы будут применять для борьбы с кризисом испытанные меры, описанные выше.

Николас Мадуро уже назвал обвал нефти экономической войной США против его страны. Одновременно он путешествует по миру в поисках кредитов, которые “дадут достаточно кислорода, чтобы справиться с ситуацией”, и пытается поднять цены на нефть.

Алматы

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ