Опубликовано: 1344

Покоритель Америки

Самый знаменитый казахстанский гимнаст всех времен Валерий Люкин сделал в США блестящую карьеру как тренер. Но он не просто один из лучших специалистов Америки по гимнастике. Он еще и успешный бизнесмен, его спортивные школы известны во всей стране. В эксклюзивном интервью легендарный атлет вспомнил свое казахстанское прошлое и рассказал об американском настоящем.

Детство дочери прошло в спортивном зале

Впервые фамилия Люкин появилась в олимпийских протоколах в 1988 году. В Сеуле казахстанский гимнаст Валерий Люкин выиграл золотые медали в упражнении на перекладине и в командном первенстве в составе сборной СССР. Спустя ровно двадцать лет спортивный мир рукоплескал Насте Люкиной – дочь Валерия и чемпионки мира по художественной гимнастике Анны Кочневой стала олимпийской чемпионкой в многоборье, выступая под флагом Соединенных Штатов Америки.

– Победа Насти в Пекине стала главным событием в жизни нашей семьи, – говорит Валерий Люкин. – К Олимпиаде-2008 она готовилась самоотверженно. В этой золотой медали только пять процентов удачи, все остальное – тяжелый труд. Если вы заметили, Настина фигура больше подходит для художественной гимнастики, чем для спортивной. Сейчас наш вид спорта таков, что если часами не оттачивать каждый мелкий элемент, успеха не добиться. Гимнастика стала очень сложна технически, и новые правила больше подходят таким невысоким крепышкам, как американка Шон Джонсон (ее рост 147 см, а рост Насти – 160 см. – Прим. автора).

– Как Настя отдыхает после Олимпиады?

– А отдыха никакого нет. Уже два месяца она катается с шоу по Америке, затем отправится в большое турне по Европе. После Пекина Настя дома была всего три-четыре дня.

30 октября ей исполнилось 19 лет, и мы летали к ней в Вашингтон, где она выступала с шоу. Пообедали вместе, а вечером она уже улетела. Сейчас Настя очень занята.

Рабочий день – по 10–12 часов

– Как олимпийская чемпионка переживает обрушившуюся на нее славу?

– Скажу честно, она совсем не изменилась. Настя счастлива, что долгие годы работы дали свои плоды. Олимпийская победа была ее и нашей мечтой.

– А вы помните момент, когда осознали собственную популярность?

– Это произошло уже после завершения спортивной карьеры. Когда выступаешь, то живешь в своем мире, где все равны. Позже, когда начинаешь жить обычной жизнью и к тебе подходят молодые гимнасты, общаясь с тобой как со звездой, начинаешь понимать: возможно, ты действительно добился чего-то особенного… Я делал и делаю то, что люблю. Если занимаешься любимым делом, то рано или поздно добьешься успеха. Сейчас мой рабочий день длится 10–12 часов.

“Во время декабрьских событий в Алма-Ату не пустили”

– Вы первым в мире исполнили в 80-х годах в вольных упражнениях тройное сальто назад. Как долго тренировали этот элемент?

– Назвать какой-то конкретный срок невозможно. К нему я шел с детства: сначала научился делать кувырок, потом одно сальто, затем – двойное и наконец тройное. Помню день, когда решил сделать тройное сальто. Это произошло в 1986 году на мой день рождения (Валерий родился 17 декабря 1966 года в Актюбинске. – Прим. автора). Тогда в Алма-Ате было неспокойно, и старший тренер сборной СССР Леонид Аркаев не отпустил меня домой. Мы остались с ним на подмосковной базе “Озеро Круглое”. Тогда я впервые выполнил тройное сальто назад.

– Были ли еще элементы, исполненные вами раньше всех в мире?

– Да. К примеру, “перелет Ткачева” с поворотом на 360 градусов на перекладине.

– Перекладина вообще была вашим любимым снарядом…

– Я и выиграл ее на Олимпиаде в Сеуле в 1988 году.

Жену нашел в… турне

– На тех Играх вы вполне могли стать абсолютным чемпионом, уступая перед последним видом другому советскому гимнасту – Владимиру Артемову, всего 0,05 балла.

– В то время многие гимнасты получали оценки в районе 9,9 балла. Получишь 9,8 – и отыграться уже сложно. Так получилось и в финале многоборья. Мы шли с Артемовым очень близко, и в результате он выиграл у меня всего 0,1 балла. Конечно, испытал большое разочарование, ведь золотая медаль была так близка. Но подошел тренер, поздравил меня и объяснил, что серебряная награда на Олимпийских играх – это большой успех. Только тогда я немножко успокоился.

– Вскоре после Олимпиады-1988 вы женились…

– С Аней мы знакомы с 1987 года. После чемпионатов мира (в Роттердаме Люкин выиграл золото в командных соревнованиях, а Кочнева в Варне стала чемпионкой мира в упражнениях с булавами. – Прим. автора) у нас был совместный тур по Австралии и Новой Зеландии. Там и познакомились. В декабре 1988 года мы узаконили отношения.

Свадьбу играли дважды

– Пока были действующими спортсменами, хватало ли времени на романтические отношения?

– В жизни редко когда всего бывает достаточно – так уж человек устроен. Мы много тренировались: я на одной базе, Аня – на другой. Встречаться удавалось крайне редко и только по воскресеньям. Тренер Леонид Аркаев даже шутил, что не отпустит меня со сборов на мою же собственную свадьбу.

– Уговаривать пришлось?

– Нет, конечно. На свадьбе была вся сборная Советского Союза по гимнастике. Мы дважды гуляли свадьбу: сначала в Москве (Анна родилась в столице СССР. – Прим. автора) в “Национале”, а потом в Алма-Ате – с моими друзьями в одном из ресторанов по дороге на “Медео”.

– Вы перед свадьбой еще и руку сломали…

– Как раз восстанавливался после перелома. Вообще за карьеру у меня было много травм. В этом плане я был невезучим. Ту же руку ломал несколько раз.

В Америку – на заработки

– Настя перед Пекинской Олимпиадой в отличие от вас по нескольку недель на сборах не сидела?

– В Америке совсем другая система подготовки. Здесь на сборы отводится всего четыре дня в месяц, и представляют они собой проверку состояния спортсмена. Основное время Настя работала дома, со мной. Она очень хотела победить, поэтому мне легко было убедить ее в необходимости большой ежедневной работы.

– Двадцать лет назад при подобном подходе сами стали бы чемпионом?

– Считаю, что залог успеха не в продолжительности сборов, а в дисциплине спортсменов. Аркаев сумел сделать команду, которую боялся весь мир. Вопрос состоял не в том, кто победит, а каким будет отрыв сборной СССР от всех остальных.

– В 1991 году чемпионат мира проходил в Индианаполисе. В то время среди советских спортсменов было модным покидать команду и оставаться в США…

– К нам тоже подходили с подобными предложениями, причем иногда прямо во время тренировок. К тому времени я уже собирался заканчивать спортивную карьеру. Были предложения поработать не только в Америке, но и в Южной Африке, Германии.

– То есть в Штаты вы поехали не на пустое место?

– В США я не эмигрировал, а уехал по рабочей визе. Вместе со мной уехал наш известный акробат Женя Марченко, чья воспитанница, гимнастка Карли Пэттерсон, выиграла Олимпиаду-2004 в многоборье.

Школа выживания

– Как возникла идея создания в Америке собственной гимнастической школы?

– Гимнастика была единственным, что мы знали и умели. В нашей стране в начале 90-х что-либо планировать было трудно. Я еще хотел выступать, но мой личный тренер уехал во Францию. Федерация же спортивной гимнастики Казахстана была слабой в финансовом плане, приходилось самому и визы оформлять, и билеты покупать. Это тоже в какой-то мере подтолкнуло к отъезду. Очень многие соревнования проводились в Америке, оттуда было удобнее летать на турниры в другие страны. К тому же я был женатым человеком, родилась Настя. Менялась жизнь, и нужно было принимать новые решения. Создание своей гимнастической школы стало следующим шагом в моей жизни.

– Вы еще успели выступить за сборную Казахстана на чемпионате мира 1993 года и Азиатских играх-1994…

– Перед чемпионатом мира я уже два года гимнастикой не занимался, открыл свой бизнес. Поэтому и выступил в Бирмингеме (Англия) неудачно (в нескольких видах программы Валерий был в восьмерке финалистов. – Прим. автора). С Азиатскими играми в Хиросиме получилось еще сложнее, я был не в форме. Хотел помочь команде, но понимал, что о каких-то высоких личных результатах речи не идет.

В Казахстане – редкий гость

– Сейчас с Казахстаном что-нибудь связывает?

– К нам на соревнования ежегодно приезжают гимнасты из Казахстана. Сам я был у вас года четыре-пять назад – чаще приезжать не позволяет время. Работы очень много. Кроме Насти у меня есть большая группа, в которой 20–25 учеников. Да и школа у нас с Марченко уже не одна, а три. Конечно, я, как владелец зала, могу и не заниматься тренерской работой, но мне это интересно. Я чувствую себя скульптором, вылепливая из маленького нескладного ребенка хорошую гимнастку. Через Настю я показал всему миру, какой я вижу гимнастику. Это сложно описать словами.

– Настя была в Казахстане?

– Очень давно, когда ей было два года (Настя родилась в Москве. – Прим. автора).

– В 2005 году стенд о вас появился в Международном зале славы гимнастики в Оклахоме…

– Это один из величайших моментов в моей жизни. Просто мурашки по коже, когда представляешь свое фото рядом с фото таких великих гимнастов, как Николай Андрианов, Александр Дитятин, Борис Шахлин, японских спортсменов.

Рекордный улов – 90 килограммов

– Расскажите немного о своем кинематографическом дебюте в картине Stick It…

– Это был больше не мой дебют, а Настин. В фильме она играла саму себя, чемпионку мира. Сейчас Настя продолжает сниматься в различных молодежных программах на ТВ, в журналах мод. А я до сих пор получаю процент от проката фильма и продаж DVD.

– Знаю, что вы – заядлый рыболов. Какой у вас рыболовный рекорд?

– Однажды поймал рыбу весом 90 кг. Кроме рыбалки я люблю охотиться, нырять с аквалангом. Еще с алма-атинских времен люблю кататься на лыжах.

– Вместе с вами в 1988 году олимпийским чемпионом в командном первенстве стал еще один алма-атинский гимнаст – Владимир Новиков, который тоже живет в Штатах…

– Мы с ним встречаемся, правда, очень редко. Насколько я знаю, он не тренирует, а занимается бизнесом, и его работа с гимнастикой не связана.

Сергей РАЙЛЯН

Загрузка...