Опубликовано: 3272

Пойдем ли мы на север?

Пойдем ли мы на север?

Эксперты давно сокрушаются: народу в Казахстане маловато. Еще хуже то, что расселяются люди неравномерно – на юге густо, на севере пусто. Правительство разработало стратегию по переселению с юга на север и восток. Но поедет ли народ?Казахи – потомки кочевников. И часто, обсуждая серьезные темы, шутят: если что-то не понравится – казах может просто откочевать! Только вот куда?Правительство, а точнее, Министерство

здравоохранения и социального развития РК, разработало серьезные поправки в законодательство, для того чтобы облегчить откочевку тем, кто захочет переселиться с теплого, но перенаселенного юга на холодный пустынный север.

Демография говорит – да, политика – нет

По прогнозам, через несколько лет Южно-Казахстанская, Жамбылская и Алматинская области будут переполнены безработной молодежью, а вот север и восток станут почти безлюдными.

По словам демографа из Усть-Каменогорска доктора исторических наук Александра АЛЕКСЕЕНКО, на проблемы переселения нужно смотреть сквозь призму трех составных: демографической, экономической и геополитической:

– Демографический подход. Если смотреть на данные по демографической нагрузке, то, на первый взгляд, удельный вес трудоспособного населения в северных регионах выше. Но в южных регионах удельный вес молодежи в 1,5–2 раза выше, чем в северных. Очень скоро эта масса перейдет в состав трудоспособного населения, но будет ли им работа? В северных регионах велик удельный вес старших, фактически пенсионных возрастных групп – почти в два раза больше, чем в южных.

Геополитический подход. Здесь нужно учитывать протяженность наших границ, которые на некоторых участках северных и восточных регионов страны почти пустынны.

Экономический подход. Самый спорный. Вызывает большие сомнения, что население из Южного Казахстана закроет экономические ниши северо-востока.

Для подобных сомнений есть основания. Промышленному производству нужны квалифицированные рабочие, а перенаселенность наблюдается в основном в сельской местности юга. Да, в сельском хозяйстве тоже нужны кадры, но есть особенности возделывания земель на юге и на севере.

Нет системы, нет стимулов

Не питает особых иллюзий в отношении программы переселения и политолог Данияр АШИМБАЕВ. Он считает, что в стране нет системы управления трудовыми ресурсами как таковой:

– Если раньше этот процесс как-то контролировался, применялись методы стимулирования, в том числе и экономические, то сейчас этого всего нет. Та же сезонная миграция, к примеру, для строительства железной дороги где-нибудь на юге страны проходит бесконтрольно. Никакого инструментария, который бы влиял на весь этот процесс, я сейчас не вижу. К тому же если взять уровень заработной платы, то он на севере также не всегда высокий. В той же Северо-Казахстанской области, которая остро нуждается в трудовых ресурсах, она самая низкая по стране. Зато в Астане, Алматы и Актау, где ощущается переизбыток трудовой силы, она намного выше. Так кто и куда поедет?

Кроме того, наше население утратило мобильность. Те, кто мог переехать, уже переехали. В том числе и за границу. Мы видим миграцию молодежи в Алматы, западные регионы, Астану, но там уже нет ресурсов для создания новых рабочих мест. Новые проекты в рамках ПФИИР в первую очередь решают проблемы местного рынка труда. Современная экономика технологична: для нее требуются химики, инженеры, математики, физики, квалифицированные мастера, но быстро подготовить их государство не успевает. Миграция извне тоже этому не способствует, наоборот: по сути, казахстанская миграционная политика, стимулируя и поддерживая оралманов, способствует дополнительному привлечению на наш рынок неквалифицированной рабочей силы.

Спрос никто не изучает

Доктор экономических наук Марзия МЕЛЬДЕХАНОВА и ее коллеги каждый год пишут научные исследования по рынку труда и миграции населения. Но реакция на эти работы со стороны чиновников бывает либо никакой, либо запоздалой.

Между тем цифры и выводы ученых наводят порой на парадоксальные мысли.

Самые главные выводы: нет прогноза потребности в кадрах на долгосрочный период. – говорит Марзия Мельдеханова. – У нас фактически так и не сложился цивилизованный рынок труда и рыночных отношений. Мы двигаемся стихийно, рывками. Считаю, что регионы сегодня должны без стеснений ставить цели и задачи, которых они хотят достичь в производстве, демографии и других сферах, а потом приглашать молодых специалистов, создавая условия для того, чтобы они закрепились в регионе: предоставлять жилье, рабочие места, детские сады, школы… Государство должно брать на себя эту роль.

В целом, по словам экспертов, нам сегодня надо развивать наукоемкие отрасли, легкую промышленность и агропромышленный комплекс.

– Если бы у нас был развит агропромышленный комплекс на высоком уровне, та сельская молодежь, которая работает в городах, могла бы вернуться в село. Мини-производства на местах по переработке молока и мяса дали бы не только рабочие места, но и обеспечили бы внутренний рынок продовольствия.

Первые ласточки переселения

Одним из первых стал принимать переселенцев город Риддер Восточно-Казахстанской области.

Начальник отдела занятости Алматинской области Алия ЕСЕНЖАНОВА рассказала “КАРАВАНУ”, что первые восемь семей переселенцев из области уже устроили свою жизнь в Риддере:

– Они обратились к нам с запросом по поводу работы в других областях. Поскольку у нас с Восточным Казахстаном есть меморандум, то мы направили туда их резюме: по этому соглашению людям предоставили жилье, работу и субсидии. Среди специальностей, которые были нужны, – охранник детского сада, медсестра в поликлинику, сотрудник аппарата акима города Риддера.

Лодка бьется о быт?

Но на деле не все так гладко. В Восточном Казахстане пилотный проект по привлечению трудовых ресурсов с юга республики споткнулся о квартирный вопрос.

Регион испытывает острый дефицит специалистов и квалифицированных рабочих. С прошлого года на сайте облакимата висит электронная карта востребованных специальностей – по каждому городу, каждому району. В целом, по информации управления координации занятости и социальных программ, в области не хватает 18 тысяч специалистов и рабочих.

В прошлом году в облакимате уверяли: ситуацию переломит трехлетний комплексный план “Шанырак”, в рамках которого местная исполнительная власть якобы готова предоставить 474 дома, 254 земельных участка под индивидуальное жилье, свыше 1 200 гектаров земли для создания крестьянских хозяйств. Тогда же на всю республику сообщили о “первых ласточках” – 22 семьях из Мангистауской, Кызылординской, Алматинской, Южно-Казахстанской, Жамбылской областей, которым вручили ключи от квартир в Риддере.

Всего три месяца назад в перечне желающих переехать с юга в Риддер числилось 227 семей. Сегодня эта цифра перевалила за 300. И вакансии есть: в том же управлении занятости заявили, что отобрали в резерв еще 36 семей. Но… поселить негде.

Пора бить тревогу!

– Если республика поддержит дополнительное строительство жилья, возможно, эти люди и переселятся, – отметила руководитель управления Айжан САДЫКОВА.

Остро нуждаются в рабочих руках приграничные села Восточного Казахстана. Аким Курчумского района Алтайбек СЕИТОВ в прошлом году высказал надежду: мол, при условии поддержки со стороны правительства можно возродить 11 приграничных сел.

– Построить жилье, дать кредит, чтобы могли купить скот, технику, – поделился мечтами глава района. – Парни из села, которые сейчас в городе на озеленении, дорожных работах, с удовольствием вернулись бы на таких условиях.

Во всем Курчумском районе площадью 2,25 миллиона гектаров проживает около 30 тысяч человек.Казалось бы, вот где бить тревогу, проводить масштабное переселение трудовых ресурсов! Но пока ни в правительстве, ни в областном акимате о поддержке программы нет и речи.

Южный Казахстан: жалко пастбища оставлять…

К программе по переселению из южных регионов на север в Южно-Казахстанской области относятся скептически.
Дело в том, что подобные программы пытались реализовывать уже неоднократно, в частности “Приглашает ВКО”. Однако на юге местные жители крайне неохотно меняют место обитания. Даже внутренняя программа “С дип-ломом – в село”, по которой специалистам, желающим ехать в сельскую местность, предлагались обеспечение жильем и подъемные, отнюдь не вызвала в области ажиотажа. Хотя переезд предполагался в пределах области.
В то же время в самом Южном Казахстане есть поселки, официально признанные бесперспективными. Там нет никаких условий для жизни, жителям предлагается переезд в более благополучные села области, однако... они отказываются покидать насиженные места. Главным образом потому, что там у них обильные пастбища.

Загрузка...