Опубликовано: 3215

Поэт Евгений ЕВТУШЕНКО. Масло, колбаса и девушка с веслом

Поэт Евгений ЕВТУШЕНКО. Масло, колбаса и девушка с веслом

Судьба не раз забрасывала признанного мэтра поэзии Евгения ЕВТУШЕНКО в Петропавловск, он был здесь проездом и приезжал специально, чтобы выступить перед публикой, а еще искал красавицу, в юности покорившую его сердце.Осталось в душе

“Большой русский поэт” – так называют Евтушенко. Всенародную любовь он снискал пронзительными строками, известными каждому из поколения 60-х и 70-х. “Хотят ли русские войны”, “Идут белые снеги” – эти и многие другие произведения гремели на всю огромную страну, а автора ждали в каждом ее уголке. Евгений Евтушенко охотно “ходил в народ”, несмотря на популярность, не страдал звездной болезнью и читал свои стихи не только на именитых сценах, но и в деревенских домах культуры. Не счесть, сколько точек на карте мира посетил поэт, но Петропавловск точно запал в его душу. О нем он собирался даже написать в автобиографической книге. А задолго до ее выхода уже родившийся в сердце текст главы о Петропавловске Евтушенко озвучил петропавловскому коллеге – поэту Валерию Любушину.

“Волчий билет” довел до Казахстана

Вот что рассказывал Евгений Евтушенко, приехав в очередной раз в Петропавловск в конце 90-х:

– Мне только что исполнилось 14, и я жил в Москве. Москва 1947-го – город голодный, город дворовой шпаны. Я учился тогда в школе в Марьиной Роще, ее москвичи шутя называли школой для дефективных. Не знаю, как насчет дефективных, но сплавляли в нее самых трудных и непокорных, хулиганистых мальчишек. Директором был фронтовик с седым бобриком волос, которого мы любили и уважали. Но именно он сыграл черную роль в моей жизни. Как-то исчезли все журналы. Их сожгли на школьном крыльце, при этом стукнули по голове и оглоушили сторожа. На первое я еще был способен, но на второе – никогда. И вот здесь приходится признать, насколько к ошибочным последствиям приводит иногда железная логика. Директор узнал, что я имел три кола по разным предметам, и потому эта вопиющая и преступная акция – якобы дело моих рук.

Собрали весь класс, пришли преподаватели… И тут директор объявил, что Евтушенко совершил этот гнусный поступок. Я встал и сказал “честное слово”, не пионерское, не комсомольское, а просто “честное”, что я не совершал этого. Мне не поверили. Я был исключен из школы. Вдобавок мне дали “волчий билет”, по которому меня не принимали в московские школы. Пытался поступить в техникум – отказ, ходил по заводам… В отделах кадров читали мою характеристику и тоже отказывали в приеме на работу.

Родители страшно переживали эту историю, особенно мама. Но отец нашел выход. Он работал в геологоразведочных партиях в Сибири и Казахстане, его хорошо знали и уважали как геолога. Он связался с коллегами из Казахстана и договорился, что меня возьмут на работу в геологическую экспедицию. Так я, 14-летний подросток, а был я тогда такого же высокого роста, только очень худой, поехал в далекий Казахстан из Москвы. Это была трудная школа жизни, в которой я возмужал и окреп.

Глазами голодной Москвы

В геологоразведочной партии, вспоминает Евтушенко, работали русские, украинцы, казахи и киргизы, с которыми он подружился. Но больше всего было уголовников, бывших зеков. Поэт писал, что многому научился в этой трудовой “одиссее”. А когда она закончилась, предстоял путь обратно в Москву. Дорога проходила через Петропавловск. Так впервые Евтушенко познакомился с городом, в который потом приехал уже как именитый мастер поэзии.

Из воспоминаний о первой встрече, записанных в конце девяностых:

– Хорошо запечатлелись в памяти старый вокзал и водокачка – сейчас они приветствовали меня, как старого знакомого. Ну а самым тогда примечательным местом Петропавловска был рынок. После голодной Москвы это было чудом. Чего там только не продавали! Всё можно было купить – от топленого масла и колбасы до пулемета с набором патронов и орденов и медалей на любой вкус. Купил я большой бидон, сваренный из банок из-под американских консервов, и наполнил весь топленым маслом. Это был подарок для мамы. А еще купил полмешка конской колбасы – какой запах исходил от нее! Сейчас на месте рынка выросли дома, но я это место все равно узнал.

Полюбил и запомнил

В тот раз, когда поэт впервые был в Петропавловске, до поезда на Москву у него был целый день. И он решил провести его, гуляя по незнакомому городку. Заглянул в главную достопримечательность – городской парк. Так случилось, что эта прогулка навсегда осталась в сердце. Через 50 лет, оказавшись снова в Петропавловске, чтобы выступить перед почитателями своего таланта, Евтушенко зашел в тот самый парк:

– Как пахнуло дорогими для меня воспоминаниями! Снова приветливо встретили меня гипсовые скульптуры наших классиков – Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Некрасова… И знаете, в них что-то есть, и делал их талантливый мастер… С классиками, может, сработала и аберрация памяти, но вот фигура девушки с веслом врезалась в память необычайно отчетливо. Я снова так хотел с ней встретиться, но, увы, нашел только гипсовую женщину со снопом, тоже мою старую знакомую, но не вызвавшую такого чувства, как та, стройная, спортивная. Помнится, я даже строки тогда сложил:

“И я почувствовал своим плечом,

Как девушка касается меня веслом…”.

– Я полюбил Петропавловск и запомнил его, – вспоминал поэт. – А дальше мне пришлось добираться почти неделю до Москвы на крыше вагона, привязав себя веревкой и накрыв туловищем мешок с колбасой и держа руками драгоценный бидон. Благо, что у меня был уже опыт, когда из военной Москвы я добирался до станции Зима. Время было такое, что воровали всюду и постоянно.

На Казанском вокзале сына встретила мама. Когда они возвращались домой на трамвае, сын оживленно рассказывал ей, как работал, как скучал по дому и по ней. По материнскому лицу катились крупные слезы:

– Меня эти слезы настолько потрясли, что я бросился к маме со словами: “Мама! Что с тобой, мама?.. Я живой, я денег привез, колбасу, топленое масло…”

– “Женя! Мне страшно, ты через каждое слово произносишь мат”…

После этого случая, признался Евгений Евтушенко в воспоминаниях, он больше никогда не произносил ругательств – “разве в редких случаях и про себя”.

Дорогие сердцу воспоминания

Дома сын показал дары из далекого Петропавловска. Мама обрадовалась и сказала: “Женя, твои заработанные деньги мы потратим на ремонт квартиры…”. Но будущий поэт тогда твердо сказал: “Мама, на эти деньги я куплю пишущую машинку”. Благодаря этой машинке Евтушенко смог заработать на ремонт квартиры и не только. Он стал известным поэтом и объездил почти весь мир.

“Спасибо Казахстану, где проходила моя первая трудовая сессия, спасибо Петропавловску за такое масло и чудесную колбасу, спасибо моей первой пишущей машинке, спасибо тем, кто стал почитателем моего творчества”, – эти слова навеки застыли в рассказе поэта, записанном для потомков Валерием Любушиным.

Они уже пережили многих, кому дорого творчество Евтушенко, кто тогда во время приезда поэта в Петропавловск в конце 90-х три часа слушал его стихи в петропавловском Доме культуры “Машиностроитель” и аплодировал его стихам, кто беседовал с поэтом на встрече в библиотеке имени Сабита Муканова…

Все гипсовые скульптуры давно исчезли из городского парка, оставшись только в воспоминаниях. О тех скульптурах горожане вспоминают с придыханием, и в первую очередь на ум всегда приходит девушка с веслом. Теперь это собирательный образ Петропавловска – как города детства, города прошлого, которое дорого каждому. И в этом родство душ петропавловцев с великим поэтом Евтушенко.

Петропавловск

Загрузка...