Опубликовано: 1649

Подводная братва

Подводная братва

В конце 50­х годов минувшего века в Советском Союзе начали строить атомные подводные лодки. Члены экипажей первых субмарин долгое время оставались в безвестности. В архивах военно­морского флота они значились под грифом “совершенно секретно”.

В их числе – Билял Мукашев, житель Семея. Ветеран­подводник, старший лейтенант в отставке – единственный казахстанец, который был занесен в Книгу Почета подводников ВМФ.

Служба под секретом

18­летнего Биляла Мукашева призвали в армию в 1959 году. Из трех тысяч новобранцев отобрали всего двести человек. Из них – два казахстанца. Так они оказались на службе в засекреченной бухте, где разместилась первая бригада атомных подводных лодок СССР. Биляла Мукашева определили на службу в составе экипажа подводной лодки К­8, его земляка Ашимбека Байназарова, уроженца Балхаша, – на К­19.

Почти 4 года жизни в морском флоте протекали в условиях полной секретности, даже на занятиях им выдавали учебные тетради, строго пронумерованные, а после снова забирали и даже пересчитывали в них листочки.

Подводные лодки того времени были не слишком надежны. Первая авария с огромной утечкой радиации случилась в 1960 году. Тогда многие из сослуживцев Биляла получили изрядную дозу облучения и долго лечились.

Чуть позднее с товарищами, служившими на К­19, произошла страшная катастрофа – авария в атомном реакторе. Когда был получен сигнал SOS, на спасение отправили и экипаж К­8, на котором служил Мукашев.

– Мы шли к месту аварии двое суток, без остановок. Когда прибыли, экипаж лодки уже забрал эсминец, прибывший первым. Тогда сразу погибли 9 человек, остальных отправили в Ленинград, позднее многие из них от полученной дозы радиации скончались.

У Ашимбека Байназарова в момент катастрофы на К­19 как раз был отпуск, он приехал только через месяц. И оказался единственным уцелевшим из того экипажа…

9 лет в ожидании признания

Отслужив положенный срок, Билял Мукашев вернулся на родину. О том, что атомная подводная лодка К­8, на которой он служил, затонула в Бискайском заливе, Билял Мукашевич узнал только спустя 23 года. Об этом написала газета “Труд”. Среди погибших, а это 52 члена экипажа, были и его друзья…

О том, что первые испытатели атомных подводных лодок приравнены к участникам Великой Отечественной войны и могут иметь ряд привилегий, Билял Мукашев узнал случайно, когда однажды увидел программу “Час пик”. Известный телеведущий Влад Листьев принимал гостя – адмирала ВМФ России. Он­то и рассказал об этом.

На следующий день Мукашев отправился в военкомат, но там ему не поверили – ведь в военном билете ветерана была единственная, ничего не значащая фраза – “служил на корабле со специальной энергоустановкой”.

Только спустя год пришел сухой ответ на его запрос из Центрального военно­морского архива: “…проходил службу в в/ч 10412 (на атомной подводной лодке) в должности машиниста трюмного. 13 октября 1960 года произошла радиационная авария”.

Но это военных чиновников не убедило. Переписка с разными ведомствами длилась более 9 лет! Пока наконец Билял Мукашев не отправил свою просьбу с приложением всех полученных справок и ответов Владимиру Путину. И только после этого пришла долгожданная бумага – тогда Биляла Мукашева признали пострадавшим и приравняли к участникам Великой Отечественной войны со всеми положенными льготами…

Рассказывая о своей службе, Билял Мукашев признается, что только сейчас, по прошествии стольких лет, ему действительно становится страшно.

Тогда, много лет назад, молодые моряки страха не испытывали, даже после того, как погибла К­19.

Как будто это был страшный сон, как будто с ними этого не могло случиться…

Оксана Приведенная, Семей

Загрузка...