Опубликовано: 1037

Подружка Боря

Подружка Боря

Народный артист России Борис Моисеев после многолетнего перерыва вновь посетил Казахстан. Но два концерта – в Костанае и Астане – пришлось отменить. Поэтому алматинцам и карагандинцам, жаждавшим чувств и зрелищ от шоу-программы Моисеева “С любовью о любви”, можно сказать, повезло.

Шахтеры любят Моисеева

В двух казахстанских столицах – северной и южной – билеты продавались плохо. Зато в Костанае и шахтерском городе Караганде их раскупали охотно. Правда, Костанай концерт отменил. Духовные лидеры настояли. Зато Караганда встретила Моисеева с распростертыми объятиями. Сразу оттуда он прилетел в Алматы. Здесь в отличие от Астаны концерт решили не отменять. Все-таки билеты на четыре ряда раскупили. Из аэропорта еще пребывающего в эйфории от теплого приема Моисеева повезли сразу во Дворец Республики. У входа толпились бальзаковского возраста дамы с цветами, видимо, из алматинского фан-клуба Моисеева. Борис, оглядев присутствующих, сказал: “Девочки мои, видимо, единственный мужик сегодня – я”…

Моисеев бодро выскочил на сцену. Его манера поведения, сценические костюмы, которые он пару раз менял во время шоу, все раскрывало в нем клоуна и паяца. Но клоуна всегда выдают глаза – грустные и проницательные. Что касается всего шоу, его режиссерская постановка была просто отменной. Как и звук, свет, отличный балет, демонстрирующий пластику и эротичную чувственность далеко не голубого представления.

Зал реагировал бурно, не стесняясь проявления чувств. Моисеев, воодушевившись, между песнями общался с “моими девочками”, раздавая направо и налево комплименты. Критики, которые пришли “чисто поржать”, видимо, тоже свою порцию кайфа получили сполна.

Многодетный “папочка”

После шоу охранники (или телохранители) Моисеева сурово заявили: “Интервью не будет”. Продюсер певца объяснил: “Борис не в настроении. Смотрите – зал пустой”.

– Но в зале же были люди. Певец гонорар свой получил. Какая разница, получил – отработал.

– Вы не представляете, каково это. Мы продали практически все билеты в Костанае. А концерт отменили. Нам так и сказали: “Агашки не разрешили”. Какая может быть свобода и независимость! Кто кого растлевает? Претит тебе – не ходи на концерт! Ладно, идемте, Боря сейчас сам расскажет, если захочет.

Моисеев с гримасой обиды сидел в гримерке, но быстро вошел в разговор, сдабривая свои тирады непечатными выражениями. Естественно, они убраны из текста интервью и лишь в некоторых местах заменены на приличные – блин, крантец, долбанул…

– В вашей книжке “Птичка. Живой звук” постоянно звучит тема одиночества. А вы никогда не задумывались, скажем, о продолжении своей фамилии?

– Ну, слушай… такой вопрос… С порога начинается. О детях хочешь спросить? Я о детях всегда думаю. И мои дети – все, кто тут танцует, шарохается и бултыхается. Они получают у меня образование и работу. Что такое одиночество? Одиночество – это состояние, которое можно иметь, живя в полной семье из двадцати пяти человек! Я, например, получаю удовольствие от сцены. Да! Сегодня так случилось, что зал почти пуст. Честно сказать? Я не хотел ехать в Казахстан, у меня часто бывают здесь отмены. То с продюсерами не везло, то кризис сейчас как долбанул – между нами, девочками, говоря. Я думаю, вы не обидитесь, что я называю нас девочками?! (Обращаясь к оператору/) Я вас не имел в виду, мужчина, вы очень симпатичный!.. Вы думаете, только у вас пустые залы?! Приедь в Москву – крантец… То, что тут, в Казахстане, рекламу не дали там, сям – бывает такое. А может, город не хотел мое лицо ставить. Тут же в Алматы будут Ша-ту-нооов! МакSим! Би-ла-аан!”. А у Моисеева и так все в шоколаде: и квартиры, и дома, и одежда, и лицо красивое. А еще шарашится по всему миру, на всех забил. Так и пиши! Это не мои неудачи! Если бы я обоср…ся на сцене сегодня, вот это – неудача!

Любимая песня – “Сегодня праздник у девчат”

В кармане Моисеева заиграл мобильный: “Сегодня праздник у девчат”. Борис затих с улыбкой, потом довольный стал подпевать: “Стоят девчонки, стоят в сторонке…”

– Моя любимая песня, – пояснил Моисеев. – Недавно я вернулся из Мюнхена, с Европейского большого фестиваля. На нем бывают самые богатые и знаменитые. Меня пригласили туда, видимо, как клоуна. Ну и что? МакSим же как клоунессу не пригласили, и Билана не пригласили. Значит, я неплохой клоун! А в Казахстан ехать не хотел. Тем более в деньгах особо не нуждаюсь. И артисты мои хорошо зарабатывают. Минимально – 6 тысяч евро, а в хорошие месяцы – 9–10. Конечно, можно было набрать в рот г...на и плюнуть. Но я считаю, что надо брать дорогих артистов. Это как одеваться, скажем, в Москве. Что там можно купить?! Фуфляк!.. И, конечно, мне было неприятно, что народа в зале мало. Я вообще не люблю большие залы. У меня такая фобия.

– И все-таки никогда не возникало даже мысли о продолжении рода?

– Слушай, отцепись! Не надо так об этом волноваться сильно! Давай поговорим о чем-нибудь еще.

– Говорят, художника легко обидеть. Вы настолько ранимы или мне показалось?

– Я очень ранимый. Я, знаешь ли, как школьница. Маленькая девочка. Помнишь, были такие, с бантами? (Неожиданно обращаясь к симпатичному парню-оператору): Ты помнишь? Тебе мама никогда не завязывала на уроки банты? (Оператор удивленно): Мне?!

Вот такие, смотри (растопыривает пальцы), бантищи носили мои одноклассницы! И я помню, они не проходили в них в дверь. Она заходит. И р-р-раз, хлопнула дверь! Голова здесь, бант там! Вот такое же чувство у меня было сегодня… как у той школьницы (кто-то из организаторов хихикнул)… Доходит? Но я отходчивый, научился себя контролировать. Мне же интересно, как я буду дальше жить. Я еще лет десять поскачу, пока силы есть. А силы есть, когда есть интерес. А он появляется, когда ты один и начинаешь много работать. Если бы не было одиночества, не было бы вдохновения. Нужно быть одиноким!.. Вот ты – молодая девушка… Кстати, ты чистая казашка?

– Я? Нет.

– А я наполовину казах!

– ???

– Посмотри, у меня же лицо казахское. Я вчера так ел конину, официанты все упали. Это ваше блюдо, как его? Ага, казы. Все говорят: “Он точно наш!”.

С Брыльской тяпнули по маленькой

– А как удается взять себя в руки в такие моменты, когда публики не много?

– Не много – это когда зал наполнен на семьдесят процентов! Уже знаешь, рожу кривишь! А когда у тебя четверть зала, это – полный крантец! Но я собрался. Наплевать!

– Вы учились в петербургском вузе на психолога, вам это что-то дало?

– Не дало. Мне даже не жалко, что меня выгнали. Я, конечно, несерьезно учился, надо же ходить, экзамены сдавать. А у меня то “Две звезды”, то большой тур по странам Востока, включая Израиль.

– В проекте “Две звезды” Барбара Брыльская не любила сначала вашу пару с Еленой Воробей, а потом бах – и поставила десять баллов! Что произошло?

– Я с пани Брыльской просто выпил коньячку. Подошел и предложил… выпить. Пообщались. А потом, когда мы “Темную ночь” спели, она, всплакнув, поставила хороший балл. Мы же оба под градусом были.

Между нами, девочками...

– У вас всегда оригинальные и дорогие костюмы, а в Москве, как вы сказали, с одеждой – полный фуфляк. Где же совершаете свои шопинги?

– За границей, конечно. Это я люблю. У меня был недавно шопинг в одной стране. Не скажу, в какой, обидятся. Я был в магазине, решил купить постельное белье. Потом думаю, как с таким пакетищем таскаться по городу. Четыре подушки пуховые, такие сумасшедшие! Знаешь, во время секса ты тоже подкладываешь подушку под спинку? Нет?! Ну, партнерша же… удобно – а-ах, а-ах (изображает стоны). Еще шесть махровых полотенец, шесть! Такие толстые, хорошие! Мы уже привыкли к этим… наждачная бумага, знаешь? Купишь это – Вьетнам или Китай, так прямо со шкурой все стираешь, прямо омолаживаешься! Что смеешься, я тебе клянусь! Ладно… Приезжаю в Москву, проходит неделя, мне дела нет до этого пакета. Что, у меня нет белья постельного?! Это просто дурь моя в голову стукнула. И как-то дай, думаю, возьму новое белье застелю. Я в тот вечер работал в ночном клубе, и вот мечтаю, что приду и лягу в такое. Горничной говорю: “Лидка, постели мне постель, только смотри, чтоб все было в гамму. И Лидка звонит, когда я в дороге был. А водитель я никакой. Правил не знаю. Что красный свет, что зеленый, один...! Ну, не важно… И вот Лидка мне звонит, говорит: “Слушай, трех полотенец нет, двух простыней нет, еще чего-то нет. И сперли это не в отеле, в магазине недодали… Тебя же интересует шопинг?! Поэтому я рассказываю, мне тоже интересно. У меня спальня такая хайтековская, но я не люблю эти кричащие цвета. Мне очень нравится, знаешь, когда постель белая. А вокруг какие-то лилии. Или маки – тоже люблю. Так смотрится! И вот такая история с шопингом. Ну ладно, давай последний вопрос.

“Я не зарабатываю на детях”

– Вы открыли школу танцев. Для кого она? Для богатых детей? Сами преподаете?

– Мне некогда. Очень много уже детей записалось. Дети очень способные пришли. У меня хорошие педагоги и низкая цена для Москвы. У других берут 15 тысяч рублей с ребенка (700$). А я сто евро беру. Копейки! Не надо на детях зарабатывать. Работать я приехал вот сюда. Думаешь, мне гонорар не заплатят? Отдадут! Это же их проблемы – был зал, не был или дефолт-мефолт… Знаешь, я вспоминаю все эти дефолты. Я же каждые пять лет квартиру меняю. И в девяносто восьмом купил сумасшедшую квартиру в центре Москвы. А тут этот черный август. И сейчас дефолт. Сейчас даже хуже ситуация… Ну присядь, что ты стоишь? (Но организаторы уже мягко вытесняли меня к двери.) Что, пошла уже? Ладно, пока!

Наталья БОЙКО, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

Загрузка...