Опубликовано: 2314

Под кем кресло закачалось, или Как мы министрам работу искали

Под кем кресло закачалось, или Как мы министрам работу искали

На прошедшей неделе произошли очередные перестановки на политическом олимпе. По какому принципу происходят очередные отставки и назначения, обывателю понять порой сложно.

“КАРАВАН” решил взглянуть на кадровую политику высших эшелонов власти глазами простого агента по трудоустройству. И подобрать кресла для наших чиновников по житейским и эффективным критериям.

Представьте себе, если бы наши министры, сенаторы и прочие чиновники высокого полета, оставшись не у дел, начали бы искать себе работу, как обычные граждане страны. Понимаем, что выглядит это невероятно, но представить-то можно? Так вот, что бы они написали в своем резюме и насколько успешно прошли бы собеседование у потенциального работодателя?

Понятно, что в правительстве свои правила большой политической игры и там принимают на работу по особым критериям. Но все же…

В свете последних перестановок мы решили внимательно присмотреться к политическим кадрам. Ведь понятно, что третья волна рокировок далеко не последняя. В качестве экспертов мы привлекли как политологов, так и обычных специалистов рекрутинговых агентств.

Продать себя – уметь надо!

На вопрос, какие качества важны при трудоустройстве, специалист одного из крупнейших рекрутинговых агентств Светлана КИМ сообщила, что самое главное – уметь себя продавать.

– Не важно, на какую позицию претендуете, – вы должны уметь себя показать, представить, заинтересовать работодателя. Также важно правильно составить резюме. Большое значение имеют опыт работы, рекомендации. Одни работодатели смотрят на то, как долго человек работал на одном месте, что, по их мнению, свидетельствует о его надежности и профессионализме. Другие, наоборот, приветствуют специалистов, которые меняют работу раз в три года, при этом каждый раз улучшая свои позиции, то есть тут важен момент карьерного роста.

По этим критериям наши чиновники, которых постоянно тусуют в политической колоде, могут похвастаться самым разнообразным опытом. И если составить каждому из них резюме, то можно ахнуть от послужного списка!

О засидевшихся

Впрочем, есть и те, кто засиделся на своих местах достаточно долго. Настолько, чтобы пошли разговоры, будто вот-вот их подвинут на новые места.

Так, например, аким Алматы Ахметжан ЕСИМОВ уже шесть лет “мэрствует” в южной столице. И последние три года кто только не пророчит – дескать, не сегодня-завтра пойдет аким в новый кабинет. При этом и новые кабинеты называют самые разные. И в кандидаты на освободившийся пост акима Алматы тоже разных людей народная молва предлагает.

Особенно почему-то любят обсуждать этот вопрос торговцы на барахолках и таксисты (они-то точно знают все!). Так вот, эти представители малого бизнеса почему-то уверены, что придет в город Умирзак ШУКЕЕВ. Он уже три года “рулит” в “Самрук-Казыне”, а Алматы как-никак финансовая столица, да и весь основной предпринимательский бомонд здесь тусуется. Но политологи не спешат с кардинальными выводами.

– Разговоры идут уже давно насчет Ахметжана Есимова, а он сидит в своем кресле и демонстрирует неплохой результат. Если он долго сидит, то его работу оценивают положительно, я так думаю, – считает политолог Эдуард ПОЛЕТАЕВ. – Наша кадровая политика демонстрирует постоянную ротацию кадров. Если мы возьмем американский учебник по менеджменту, то часто там повторяется – мол, человеку надо менять работу каждые три года, чтобы развиваться и не засидеться на месте. Понятно, что у нас кто-то не досиживает, кто-то пересиживает этот срок. Если человек остается на своем месте, то, возможно, он показывает эффективную работу. Нужно понимать конъюнктуру момента, при определенных внешнеэкономических показателях та или иная политическая фигура могла и дальше сидеть на месте и исполнять свои обязанности. У нас целеполагающий документ – это Послание Президента, реакция государства на изменения в мире. В результате появляются новые задачи, и под это уже подбираются соответствующего уровня и компетенции руководители. Наша кадровая система в политике не носит застойный характер. Кадровая чехарда происходит постоянно, идут реформы, страна пытается нащупать верный путь.

На самом деле это неплохая школа. Политических госслужащих стало меньше, но они имеют опыт работы в разных отраслях. Это, конечно, не американская система, где приветствуется узкая специализация.

Чему учились бастыки

– Разумеется, работодатель смотрит на образование соискателя работы, – продолжает наш эксперт по кадрам Светлана Ким. – Прошли те времена, когда диплом был просто бумажкой о получении высшего образования. Сейчас работодатели ищут специалистов, им нужны люди, которые будут работать по той специальности, которую изучали. Получение второго, третьего образования некоторыми приветствуется, но есть и такие работодатели, которые расценивают это как неудачные попытки найти себя или как простой трюк по коллекционированию дипломов. Ведь многие помнят, как в стране продавались не только дипломы, но даже ученые степени.

Как же у нас обстоят дела с дипломами чиновников высшего эшелона власти?

Мониторинг биографий показал, что большинство высоких чиновников имеют несколько образований, при этом первое, как правило, техническое, “народное”, а уж потом “экономическое”, “юридическое”. Некоторые защищали докторские.

– У многих политиков несколько высших образований, ученые степени, – говорит Эдуард Полетаев. – Диплом учитывается при восхождении по карьерной лестнице. Но помимо этого важны лидерские качества, умение ставить задачи и выполнять их. Далеко не каждый отличник после окончания вуза может руководить эффективно даже двумя-тремя людьми, не говоря уже о целых коллективах.

Но все же, что было бы, если бы наши чиновники пошли работать по диплому?

Тогда бы недавно назначенный на пост министра обороны Имангали ТАСМАГАМБЕТОВ возглавил бы Министерство образования. Ведь он окончил педагогический институт по специальности “учитель географии и биологии”. А Адильбек ДЖАКСЫБЕКОВ, в недавнем прошлом госсекретарь и министр обороны, согласно первому диплому должен, по идее, возглавлять Министерство культуры, ведь окончил он институт кинематографии. Министр сельского хозяйства Асылжан МАМЫТБЕКОВ, которому, кстати, тоже пророчат кадровые передвижения, оказался бы в кресле министра юстиции, так как окончил он вовсе не сельхозяйственный факультет, а юридический.

Впрочем, по специальности у нас в стране некоторые министры все-таки работали. Так, упомянутый выше Ахметжан Есимов окончил сельскохозяйственный институт и дважды был профильным министром. А Касым-Жомарт ТОКАЕВ – из плеяды “штучных” дипломатов, в далекие 70-е он окончил МГИМО МИД и очень успешно работал по специальности в правительстве, теперь же возглавляет Сенат, где навыки дипломата ему, видимо, очень пригождаются.

Вопросы в тему

– Какие самые “козырные места” в политической вертикали власти

– Посты Премьер-министра, главы Сената и Мажилиса, госсекретаря, главы Администрации Президента, ну и министров, конечно.

Где родился, там и поработал?

Ну а мы продолжаем дальше заполнять резюме нашей политической власти, пользуясь советами агента по трудоустройству.

– Немаловажный факт, где проживает человек и где он родился. Работодатель спрашивает обычно, готов ли потенциальный работник к переезду, сможет ли он ездить в командировки. Если, например, соискатель работы привык к климату Южного Казахстана, сможет ли работать в северных регионах, – поясняет Светлана Ким.

Территориальный принцип при политических назначениях очень даже специфический. С одной стороны, понятно, что человек, работающий там, где родился и вырос, лучше знает местные проблемы, знаком с неписаными законами, традициями. С другой – может, и лучше, что работает подальше от многочисленной родни. А что думает наш эксперт-политолог?

– Я бы не сказал, что это основополагающий принцип. Но есть у нас примеры, когда выходцы из области позже приходили руководить ею. Это тот же Даниал АХМЕТОВ, родившийся в Павлодаре и возглавлявший одно время Павлодарскую область. Есть и примеры, когда областями руководят приезжие акимы. Возьмем для примера акима Мангистауской области Алика АЙДАРБЕКОВА, он родился в  Алматинской области. Понятно, что назначение своих же выходцев на местах имеет плюсы, человек знает жизнь региона, чувствует его. Но такие люди не всегда могут заметить некоторые проблемы, глаз замылен, опять же… – считает Эдуард Полетаев.

Старые кадры и молодая кровь

Еще один принципиальный кадровый вопрос, кого работодателю предпочесть: молодого специалиста или старого матерого спеца?

– Ситуация на рынке труда сейчас меняется. Некоторые работодатели готовы взять молодого специалиста даже без опыта работы, но с учетом, что он окончил хороший вуз. Работодатель в таком случае сам обеспечивает практику соискателю. И мы действительно наблюдаем сейчас ситуацию, как молодые кадры стремительно замещают старые, – говорит Светлана Ким.

И политологи тоже отмечают эту тенденцию в кадровой политике страны.

– Если вести разговор о том, кто у нас на скамейке запасных – о кадровом резерве, то бытует мнение, что у нас из кресла в кресло кочуют одни и те же люди. Но я не совсем с этим согласен. У нас большая плеяда выпускников западных вузов, вливается новая кровь. Их начинают натаскивать на позициях замов, которые растут под крылом первых руководителей. Поэтому резерв есть.

Ну а куда же денется “старая гвардия”? Мы всерьез начали переживать за судьбу нашей политической элиты…

– Старая гвардия у нас в Сенате и Мажилисе, – считает Эдуард Полетаев. – И это логично. Люди, получившие большой опыт в исполнительной власти, переходят в законодательную.

Что же касается грядущих назначений, политолог не ждет сенсаций. Неужели основные политические рокировки уже состоялись?

Загрузка...