Опубликовано: 896

Под гнетом закона

Под гнетом закона

Выращивая хлеб в зоне рискованного земледелия, североказахстанские крестьяне сегодня связывают свои риски не столько с капризами местной погоды, сколько с обязательным сельхозстрахованием. По воле закона, став принудительными клиентами страховщиков, земледельцы еще вынуждены и обивать пороги судов, чтобы получить свои страховки.

Ждали защиты – получили проблему

Проливные ливни, град, проламливающий крыши, или изнурительная засуха, что выжигает все живое, – это обычные погодные условия, в которых за короткое северное лето в регионе выращиваются хлеба. Их даже россиянам хватает. Не зря Северный Казахстан именуется не иначе как хлебная житница страны. Ежегодно после жатвы чиновники рапортуют об очередных победах на североказахстанских полях, но одним лишь крестьянам известно, какой ценой достаются рекордные урожаи.

Закон “Об обязательном страховании в растениеводстве”, принятый в 2004 году, местные аграрии ждали с надеждой, что он облегчит их нелегкий крест в зоне рискованного земледелия. Правда, с появлением этого закона проблем у североказахстанского крестьянства только добавилось. Погода ласковее не стала, а права свои по этому закону теперь приходится отстаивать в суде, да и сам закон нужно защищать от вольных толкований страховщиков.

Красиво только на бумаге

14 июня крупное сельхозпредприятие ТОО “Северо-Казахстанская сельскохозяйственная опытная станция” заключило договор обязательного страхования. Страховка 4100 гектаров посевов пшеницы и прочих злаков обошлась земледельцам более чем в 750 тысяч тенге. Как по року судьбы, на следующий день, 15 июня, на только что застрахованные поля обрушился недельный беспросветный ливень. По заключению комиссии, созданной согласно Закону “Об обязательном страховании в растениеводстве”, посевы хозяйства оказались уничтожены более чем на 500 гектарах.

Исходя из нормативов затрат, утвержденных постановлением правительства, пострадавшее хозяйство надеялось получить от страховой компании компенсацию порядка 1 800 000 тенге. Причем в десятидневный срок, как говорится в договоре. Ведь, по мнению комиссии, произошла полная гибель посевов на данной части застрахованной площади. И в этом случае – порядок таков.

Но не тут-то было. У страховой компании обнаружилась другая логика. Платить она отказалась категорически, сославшись на то, что на полях хозяйства имела место не полная, а частичная гибель посевов. Мол, ни одно поле не погибло полностью – значит, гибель частичная.

Для одних – игра слов, для других – мучения

Закон “Об обязательном страховании в растениеводстве” оговаривает, что гибель посевов, за которую страховщик должен выплатить страховку, может быть полной и частичной. Разница между этими понятиями – не просто игра слов. За ними стоят деньги. Те самые, которые надеется получить крестьянин от страховой компании.

При частичной гибели посевов страховая выплата делается по совершенно иной схеме, чем при полной гибели застрахованных посевов. В этом случае о десятидневном сроке выплаты ущерба можно не мечтать: придется ждать завершения уборки урожая, только потом считать потери.

Формулировку “частичная гибель посевов” североказахстанские крестьяне считают синонимом неполучения страховки. Дело в том, что в этом случае доказывать убытки непросто. Тут в расчет берется совокупный доход от реализации, например, зерна со всех полей хозяйства и нормативы затрат на гектар посевов. Хозяйственники в один голос твердят, что даже в самые неурожайные годы они все равно покрывают свои расходы доходами. Вопрос – в размерах этих доходов.

Погибли – значит полностью

В споре, как погибли посевы ТОО “Северо-Казахстанская сельскохозяйственная опытная станция” – полностью или частично, точку поставил специализированный экономический суд Северо-Казахстанской области. Он полностью признал правоту крестьян и сделал вывод: “Полная гибель посевов – последствие воздействия неблагоприятных природных явлений на посевы, при которых затраты на дальнейшее выращивание и уборку урожая превышают предполагаемый доход от урожая”.

Аналогичное решение по делу, схожему с этим как две капли, воды на днях суд вынес и в споре другого крупного хозяйства области, ТОО “Кедр”, со страховщиком. Из 646 гектаров посевных площадей “Кедра” ливнем было уничтожено 120 гектаров.

Только за разгадкой головоломки насчет частичной и полной гибели посевов в суд сегодня обращаются в основном крупные и сильные хозяйства. Те, кто может осилить судебные тяжбы. Большинству же североказахстанских крестьян это просто не по карману.

Инна ЛОПАТКО, фото автора, Петропавловск

Загрузка...