Опубликовано: 3 2773

Почему в Казахстане не расстреливают коррупционеров по примеру Китая

Почему в Казахстане не расстреливают коррупционеров по примеру Китая

Говорят, уничтожить коррупцию полностью невозможно. Но стоит ли уничтожать тех, кто прикладывает к государственной кормушке руку?

О том, почему Казахстан более мягко карает коррупционеров, чем соседний Китай, общественникам Семея рассказал заместитель руководителя департамента агентства РК по делам государственной службы и противодействию коррупции по Восточно-Казахстанской области Токтамыс ЖУМАГУЛОВ (на фото).

Расстрел через день. А толку нет

Как известно, одно из самых беспощадных к взяточникам законодательств действует в Поднебесной. Китайский чиновник, позарившийся на мзду, рискует не только лишиться пухлого портфеля и мягкого кресла, но даже и самой жизни, поскольку законами этой страны предусматривается смертная казнь за коррупционные преступления.

– Я часто слышу, как многие говорят, что взяточников нужно расстреливать, как это происходит в Китае. Но это не выход, – считает Токтамыс Жумагулов. – За последние 12 лет в Китае было приговорено к смертной казни 10 тысяч чиновников, обвиненных в коррупционных преступлениях. Еще 120 государственных служащих этой страны были приговорены к 10–20 годам лишения свободы. Но проблема коррупции стоит по-прежнему остро. Как показывает практика, карательные меры не настолько эффективны.

Однако представители общественных организаций считают, что жесткость наказания может стать одним из тормозов для нечистых на руку чиновников.

Наказание или премия?

– Расстрел, конечно, не выход, но не премировать же взяточника! – заявил руководитель ОО “Независимый социологический центр” Алексей КОНОВАЛОВ. – Необходимо повышать как материальную, так и моральную ответственность государственного служащего, совершившего коррупционное правонарушение.

Социолог рассказал, что регулярные исследования доказывают: не менее 15 процентов чиновников пытаются использовать свою должность для пополнения личного кармана.

– Реформы в отборе кадров в государственные ведомства отстают от реального распространения коррупции, – убежден Коновалов. – Госслужащие успевают приспособиться к любым условиям, как, например, это происходит в сфере тендеров и конкурсов государственных закупок.

– Каждый чиновник должен знать о неизбежности наказания, – заявил вице-президент Семипалатинской ассоциации некоммерческих организаций Николай ИСАЕВ. – Нередко факты коррупции трудно доказуемы. Специалисты проводят колоссальную работу, чтобы привести чиновника на скамью подсудимых. Но в итоге коррупционер отделывается простым вынесением замечания или выговора. И мы знаем много таких примеров. Я считаю, в случаях, когда за подобные правонарушения дается мягкое наказание, проверке должен быть подвергнут и тот, кто вынес его.

Чтобы не было поводов подмазывать

Между тем в этом году впервые в Казахстане начата аналитическая работа по изучению поводов для коррупции.

– Она существует во всем мире, даже в самых развитых странах. Уничтожить ее полностью невозможно. Поэтому мы хотим найти пути для того, чтобы сократить ее, насколько это возможно, – сообщил Токтамыс Жумагулов. – В течение девяти месяцев в 20 различных государственных ведомствах мы проводили специальные исследования по снижению коррупционных рисков. Практически везде есть характерные причины, присущие всем госслужбам: это несовершенство законов, которое позволяет двояко толковать какую-то ситуацию, а также необходимость передавать часть государственных функций в частный сектор.

Сингапурские реформы

Впрочем, у коррупции есть не менее опасный конкурент, имя которому – отсутствие профессионализма. Увы, этот недуг государственных служащих порой наносит гораздо больший урон, чем банальное взяточничество.

– Сегодня реформы пишут кабинетные мальчики и девочки, а частота таких реформ вызывает недоумение, – посетовала глава организации ветеранов здравоохранения Семея Нина ГЛАДЫШЕВА. – Например, в советское время система первичной медицинской помощи в сфере здравоохранения была лучшей в мире. Но Казахстан почему-то заимствовал опыт Сингапура и Америки. В итоге сейчас из-за сокращения койко-дней в стационаре человек выходит из медучреждения полубольным. Откуда такие реформы? Зачем нам Сингапур? Почему не учитываются наш собственный прошлый опыт и наши сегодняшние реалии?

Другой пример непрофессионализма привел сам заместитель департамента агентства по делам госслужбы, напомнив нашумевшую историю восточноказахстанской пенсионерки, которую из-за нелепой ошибки одного из чиновников признали умершей.

– Практически 67 процентов государственных служащих не могут успешно пройти тестирование, – признался Жумагулов.

Поэтому чиновники возлагают надежды на то, что исправлению ситуации поможет… новая реформа! А точнее, новый закон о государственной службе. Насколько обоснованны эти надежды, покажет будущее.

Семей

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ