Опубликовано: 1428

Почему в больницах умирают дети?

Почему в больницах умирают дети?

Когда годовалая Джанет Мердаулет опрокинула на себя пиалку с горячим чаем, родные даже не думали, что случилось непоправимое. Девочку привезли в больницу и верили – врачи помогут.

Но через четыре дня малышки не стало. И никто не может толком объяснить родным, почему умер ребенок.

Родные девочки – бабушка Эсмеральда КОЖИКОВА и дедушка Мердаулет МАХАНОВ написали заявления в прокуратуру, департамент внутренних дел, департамент здравоохранения.

– Двадцать второго сентября мы похоронили нашу Джанет, – плакала у нас в редакции бабушка. – Дочь и зять – в шоковом состоянии. Это был долгожданный ребенок в нашей семье, всеобщая любимица, красавица… Я понимаю, что девочку не вернуть. Но считаю, полиция, департамент здравоохранения должны разобраться, почему в стенах больницы от незначительного ожога умирают дети. А что тогда говорить о тех детях, которые получают более серьезные травмы? У нас есть медицинская карточка. Ребенок вообще не болел, а за два дня до этого случая прошел осмотр врача, получил допуск к прививке…

“Мы почувствовали: от нас что-то скрывают…”

На следующий день после их визита в редакцию приехал папа Джанет, Алмасбек МАХАНОВ, и рассказал, что произошло в тот день.

– Вечером 15 сентября дочка опрокинула пиалу с чаем, через пятнадцать минут приехала скорая, – с трудом сдерживая слезы, вспоминает отец. – У малышки кожа покраснела на плече, левой руке, немного на груди. Врач “скорой” сказала, что это ожог первой и второй степени, предложила поехать в больницу. В больнице ребенка посмотрели, сказали: ничего страшного, можете идти. Мол, сейчас ребенка успокоим и завтра переведем из реанимации в ожоговое отделение, где она будет лежать вместе с мамой.

Рано утром мама Джанет, Диана, была уже в больнице. Но к дочери ее не пустили, сказали, после обхода врачей пустят.

– Мы переговорили с врачами, те сказали, что еще на один день Джанет останется в реанимации, – продолжает отец. – При разговоре с заведующим реанимационным отделением мы почувствовали неладное: он явно от нас что-то скрывал… После обеда жена начала требовать, чтобы ее пустили к ребенку. А утром 17-го заведующий сказал, что наша дочь впала в кому, еще вечером 16 сентября. До 20 сентября дочка была в коме.

– Когда врачи стали говорить, что у ребенка сахарный диабет, высокий сахар в крови и все якобы из-за этого, мы привезли знакомого эндокринолога, профессора, – говорит бабушка. – Она посмотрела анализы ребенка и сказала: у девочки не было сахарного диабета!

20 сентября вечером Джанет не стало. В присутствии отца это объявили… другой женщине, которая пришла навестить свою дочь.

“Нам предлагали утром забрать тело и не делать вскрытие”

– После смерти внучки я обратилась к заведующему реанимационным отделением Камбару Дулатовичу, спросила: как так получилось? – говорит бабушка. – Он сказал: я сам в растерянности, в моей практике такое первый раз! Мол, когда ребенок приехал, мы его хотели успокоить, сделали укол. На второй день она якобы проснулась, кушала, играла… Потом поднялась температура и начались судороги. Сделали укол против судорог, но девочка впала в кому.

– Уже после смерти нам врачи сказали: если хотите, не делайте вскрытие, можете с врачом договориться и завтра утром забрать тело. Но мы настояли на вскрытии, чтобы все было по закону. Через 20 дней будет готова экспертиза, – продолжает бабушка. – Думаем, просто слишком много лекарств давали ребенку…

– У вас есть на руках назначение – какие препараты кололи малышке в больнице?

– Мы попросили назначение, но врачи нам сказали – все забрала прокуратура.

Что говорят врачи?

Мы позвонили заместителю главного врача больницы Николаю ДЬЯЧЕНКО, попросили прокомментировать ситуацию.

– Ребенок к нам поступил с ожоговой травмой, обжег себе шею, грудную клетку (переднюю поверхность), конечности верхние, – сказал он. – Диагноз при поступлении – ожог 10–12 процентов. Ребенка положили в отделение реанимации. В соответствии со стандартами и утвержденными методиками проводили лечение, несмотря на которое, он умер от ранней ожоговой болезни.

– Но родные говорят – ожог был несильный…

– По площади ожог небольшой, но, учитывая возраст ребенка, это достаточно приличный ожог.

– Ребенок на второй день впал в кому, родителям девочки ее даже не показывали…

– Родители заходили, я сам их заводил. Это же реанимационное отделение, мы не можем туда пускать всех желающих!

– Родители говорят, что, когда врачи привезли ребенка, им сказали, что ожог незначительный…

– У детей ожоговые травмы очень серьезные. Токсины, которые всасываются в кровь, воздействуют на центральную нервную систему и весь организм.

– Родственники умершей девочки считают, что была передозировка лекарств.

– Такого просто не может быть…

От редакции:

Мы не эксперты и не можем ответить на вопросы безутешных родственников. Огульно обвинять врачей тоже не можем. Но, согласитесь, ситуация весьма странная – совершенно здоровый до этого ребенок погиб в больнице от незначительной, по мнению родителей, травмы. Надеемся, компетентные органы дадут ответ на главный вопрос:

что же все-таки произошло?

И из-за чего умер ребенок?

Анна СУРДИНА, Алматы

Загрузка...