Опубликовано: 3469

Почему от чиновников мало проку

Почему от чиновников мало проку

Концепция модели государственной службы Казахстана была принята в 2011 году. Заканчивается срок этой программы в этом году. Что помимо правильных слов дала она полезного стране? Не в том ли причина неудач, что бюрократический аппарат просто не в силах реализовать намеченное?

Кадры: что за правильными словами?

В концепции модели госслужбы много правильных слов – меритократия, развитие системы обучения госслужащих, внедрение системы оценки и карьерного планирования для госслужащих, совершенствование этических норм и т. д.

Термин “меритократия” в переводе означает “власть достойных”. Это система, при которой положение и оплата труда человека должны определяться способностями и результатами его работы. Этот принцип стали внедрять в 2010 году на уровне акимов. Бауыржан БАЙБЕК, тогда заместитель руководителя Администрации Президента, сообщил, что акимов районов и городов областного значения решено оценивать поквартально по 23 показателям, акимов областей, Астаны и Алматы – по 35 показателям. Какую реальную пользу принесли эти рейтинги? Через два года, в декабре 2012-го, Бауыржан Байбек сообщил, что по итогам рейтинга от должностей освободили 12 акимов. Больше об этой работе не упоминалось. А в июле 2015-го руководитель аппарата агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции Айгуль ШАИМОВА заявила, что с 2016 года оплата труда административных госслужащих будет основана на факторно-балльной шкале:

– Предполагаемая шкала учитывает не только иерархию должностей, но и реальную нагрузку служащих и вклад в достижение стратегических целей и задач.

Факторы оценки (их 8) вновь называются правильные – управление сотрудниками, ответственность, самостоятельность, уровень специальных знаний и контактов, последствия принимаемых решений и т. д.

– Возникает ощущение, что все это ради декларации. Главная проблема региональных властей – это временщики, – считает политолог Досым САТПАЕВ. – Большая часть акимов не рассматривает возможность что-то изменить в регионе. Главные их задачи – не спровоцировать серьезный конфликт на месте, не испор-тить отношения с местными кланами и по максимуму использовать свои материальные возможности. Наконец,  никто не хочет брать на себя ответственность. Если в правительстве есть люди, которые понимают, что надо что-то модернизировать, то в регионах больше консерваторов, которым удобно жить по-старому.

Квалификация: учили не те и не тому?

Обычному человеку часто кажется, что административная реформа делается во благо чиновников. Но ее цель как раз обратная – ограничить вмешательство государства в жизнь общества лишь основными функциями. Для этого нужно, чтобы госслужащие были реальными управленцами. А это зависит от профессионального уровня чиновников. Еще в 2001 году бывший председатель агентства по делам госслужбы Заутбек ТУРИСБЕКОВ говорил в одном из выступлений:

– Центром инфраструктуры обучения станет Академия госслужбы, она будет осуществлять подготовку кадров для высшего управленческого звена по элитным программам. Совместно с акимами областей ведется работа по созданию региональной сети центров для повышения квалификации госслужащих в соответствии с потребностями на местах.

Согласно тексту концепции уже в 2011 году каждый третий чиновник проходил “обучение на курсах повышения квалификации, благодаря чему в течение трехлетнего периода обеспечивается стопроцентное обучение государственных служащих”. Казалось бы, проблемы решены. Но в июне 2015 года агентство по делам госслужбы и противодействию коррупции вдруг пересматривает программы обучения чиновников.

– Планируется пересмотреть программы обучения по повышению квалификации и переподготовке, – указано на сайте агентства. – Особое внимание будет уделено повышению квалификации профессорско-преподавательского состава, активному привлечению практиков госслужбы к проведению занятий, что существенно отразилось бы на качестве обучения.

Выходит, все эти годы госслужащих учили не те, не тому и не так?

– Государственные программы реализуют люди, которые часто не понимают, для чего это надо, – считает Досым Сатпаев. – А если и понимают, то во главу угла ставят другие интересы – свои или ведомственные.

Итоги: коррупция и недоверие населения

Теперь об этике, борьбе с коррупцией и доверии населения. Эти понятия жестко увязаны: без доверия населения невозможно эффективное госуправление, без этики – установление нормальных рабочих отношений, и все это легко ломает коррупция внутри госорганов.

– Коррупция реализуется, как правило, через “лояльных” людей. Чтобы предотвратить эти негативные явления, нам поручено предусмотреть в проекте закона нормы, препятствующие “командному переселению душ”, – говорил в 2012 году глава агентства по делам государственной службы Алихан БАЙМЕНОВ.

Однако такие факты до сих пор имеют место на всех уровнях. И вот снова предполагается ввести запрет на перевод госслужащих из одного госоргана в другой.

– Механизм перевода госслужащих из госоргана в другой госорган будет минимизирован, – заверил 7 июля 2015 года заместитель председателя агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции Саян АХМЕТЖАНОВ. – Только сохранится для некоторых должностей. Это советники, помощники, пресс-секретари первых руководителей, политических госслужащих. Для всех остальных переход из госоргана в госорган будет проводиться путем открытого конкурса.

А вот что на лекции в академии государственного управления Киргизии в феврале 2015-го сказал Алихан Байменов уже в качестве руководителя образовательного хаба агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции:

– Нужны не только карательные меры, но и меры профилактики и общественного порицания. В развитых странах это поняли давно и ввели так называемых “комиссаров по этике”, в ряде стран их назвали “честный советник”. Это работник госоргана, который проходил специальные курсы по корпоративной этике, дисциплинарному контролю, антикоррупционному поведению.

Эти слова вполне можно расценить как признание, что в части борьбы коррупции и доверия населения планы тоже не выполнены. Следовательно, можно поставить под сомнение саму концепцию модели госслужбы.

– У нас словно забыли, что реализацией государственных программ занимается бюрократический аппарат, центральный и региональный, – поясняет Досым Сатпаев. – Было много программ, практически все они провалены. И, не закончив дело, принимались за новые экономические документы, реализацию которых снова возложив на неэффективный бюрократический аппарат.

Загрузка...