Опубликовано: 7 3776

Почему казахстанскому бюджету не нужны налоги от проституток

Почему казахстанскому бюджету не нужны налоги от проституток

Дожили! Путаны написали письмо Президенту. Наши путаны нашему Президенту. Просят принять закон о легализации коммерческого секса.

Взамен обещают платить налоги и постоянно улучшать сервис. Иначе готовы выйти на общенародный митинг протеста. И, похоже, они таки слетятся на митинг, потому что никто до сих пор не вступил с ними в диалог.

Всем, кто нас знает и любит!

“Президенту Казахстана Н. А. Назарбаеву, премьер-министру К. К. Масимову, генеральному прокурору Ж. К. Асанову, депутатам парламента Казахстана, Организации Объединенных Наций, ОБСЕ и Совету Европы, международным правозащитным организациям, всем, кто нас любит, и всем, кто нас знает!” – адресовано обращение, опубликованное на блог-платформе Yvision 13 мая.

597 “подписей”. Среди подписантов – по всей видимости, широко известные в узких кругах Марго, Лолита, Жанна, Аселя, Виолета, Лаура, Вика, Зарема, Жасмин, Анеля, Дина, Антонио, Джон, Слава, Марсель, Леон, Иван, Марлен, Фируза, Руслан и Макс.

Чего хотят?

Главное – срочной разработки и принятия “закона о легализации коммерческого секса”. “Мы призываем создать цивилизованный, прозрачный и медицински защищенный рынок интимных услуг. При этом мы готовы платить налоги в бюджет страны, и это немаленькая сумма!” – пишут “ночные бабочки”.

С одной стороны, взыграла, видимо, гражданская сознательность – захотелось помочь родной стране в кризисные времена. С другой – припекло. “Мы, – пишут работники коммерческого секса, как они требуют себя называть, – не имеем возможности защитить свои права, а иногда и жизни; нас обирают сутенеры и менты; находимся в постоянном страхе, что нам не заплатят клиенты; сталкиваемся с дикой конкуренцией со стороны девочек из Узбекистана, Киргизии и Украины – работающих нелегально; живем в условиях общественного порицания, не можем открыто заявить о своей профессии”.

Живо представляю себе проститутку, которая заполняет анкету для ребенка в школу, и, дойдя до графы “Место работы родителей”, роняет голову на стол и начинает рыдать. От безысходности, от необходимости скрываться, от постоянного страха…

Ну а если серьезно, то все эти аргументы известны и выглядят весьма убедительно. Настолько убедительно, что в Германии, Голландии, Австралии, частично в Швейцарии проституция как род занятий легализована. Потому что победить, искоренить ее тяжело, а, как сказала бы Гульжана Карагусова, “организовать и возглавить” в интересах родины (это уже другие ребята сказали) – можно.

Строго говоря, проституция в нашей стране преступлением не является. Приставание в общественных местах, содержание притонов и сутенерство, склонение к занятию проституцией – вот это правонарушения. А если отдельно взятая гражданка (или гражданин) решает оказывать “услуги по вызову” за специальную плату – имеет, как говорится, полное право.

Но при таком раскладе проституция оказывается в “серой зоне”: государство за это не преследует, но и наличие такого явления не признает, а потому никак не регулирует. Отсюда и все эти обиды по поводу общественного порицания и проблемы с неуплатой налогов.

Падшие женщины пали еще ниже

Пока на обращение жриц любви откликнулись только некоторые депутаты мажилиса. Да и то после того, как к ним обратились наши коллеги из портала zakon.kz. Судя по их ответам, всерьез это обращение никто рассматривать не собирается.

Депутат мажилиса Глеб ЩЕГЕЛЬСКИЙ вопрос встретил с улыбкой и отметил, что не отнесся серьезно к требованиям представительниц древнейшей профессии:

– Я, честно говоря, не сильно вникал в эту тему, но мне понравился один комментарий в Интернете – о том, что казахстанские девушки не должны работать проститутками. Вот и всё. Мне кажется, надо обществу с другой стороны смотреть – надо с детства воспитывать нормально. И не будет этого вопроса, – заявил г-н Щегельский.

Мажилисмен Арман КОЖАХМЕТОВ также назвал обращение проституток “неуместным”:

– Я считаю, что это абсолютно аморальный вид деятельности, и такого рода деятельность не должна вращаться в нашем государстве. Западные ценности не должны культивироваться у нас, это негативно будет отражаться на нашей молодежи, на том, что для нас считается культом, ценностью, – материнстве.

Коммунист Владислав КОСАРЕВ переплюнул всех:

– То, что эти женщины уже делают, говорит об их неустойчивой нравственности. А то, что они обратились к Президенту и пытаются добиться легализации, это еще ниже опускает их в глазах общества, – сказал он.

Иными словами, те, кто давно пал низко, умудрились в глазах Владислава Борисовича пасть еще ниже, написав данное обращение.

И, как это обычно происходит с народными избранниками, произошла подмена понятий: их никто не спрашивал, хорошо или плохо, что у нас есть проституция, никто не спрашивал, как они относятся к этому явлению, но вопрос был: как они относятся к идее легализации проституции как своего рода бизнеса по продаже определенного вида услуг. Но мажилисмены предпочли рассуждать на темы морали и воспитания.

Этот вопрос периодически всплывает в нашем обществе: то инвалиды Караганды попросят легализовать коммерческий секс, чтобы им было удобнее отзываться на зов природы, то жители одного отдельно взятого Талдыкоргана просят легализовать проституцию у них, чтобы пополнить городской бюджет. И каждый раз журналисты обращаются к разным казахстанским политикам за комментариями. Благодаря чему мы можем здесь процитировать и других депутатов.

Например, депутат мажилиса Ирина АРОНОВА в интервью костанайской “Нашей газете” сказала так: “С одной стороны, легализовать занятия проституцией нужно в первую очередь для контроля за здоровьем женщин. Ведь легализация подразумевает открытость процесса, который сейчас у нас скрыт. Плюсы есть и в том, что от узаконенной деятельности в доход государства будут отчисляться немалые налоги. Но когда мы говорим о доходности, то подразумеваем определенную производительность труда. В данном случае производительность будет выражаться в аморальной деятельности. И получается, это палка о двух концах. Второй вопрос, насколько готово наше общество с нашим менталитетом к легализации подобного рода деятельности. Я думаю, что пока еще не готово, поэтому торопиться с этим нам не стоит”.

Ее коллега Камал БУРХАНОВ в свое время в интервью порталу tengrinews невысоко оценил экономический эффект предлагаемой легализации: “Наша страна достаточно богатая. Мы состоявшееся, процветающее государство при всех наших проблемах... Эти копейки бюджет получит от деморализации общества... Мы больше потеряем”.

Но сегодня, в разгар кризиса, возможно, уже не стоит так походя отказываться от дополнительного источника дохода для бюджета?

Кроме того, г-н Бурханов невысоко оценивает и шансы принятия соответствующего закона, ибо общество еще не готово: “Проституция на Востоке никак не согласуется с нашей моралью, религией, историей, традициями (...). Это явление постыдное. Явление, которое наша мораль, по-моему, не готова принять”.

Несколько лет назад наши коллеги из газеты “Мегаполис” провели свой собственный экспертный опрос. И вот что сказала, например, Светлана ДЖАЛМАГАМБЕТОВА, будучи депутатом сената РК: “Необходимости легализовать проституцию нет. Если мы легализуем, тем самым мы как бы сами будем создавать дома терпимости, открыто признавать проституцию”.

А Владимир НЕХОРОШЕВ, тогда депутат мажилиса, высказался иначе: “Если мы не можем побороть болезнь, то необходимо искать решение вопроса, а не делать вид, что ничего не происходит. Многие государства боролись с этим, но не смогли ничего изменить, проституция есть и там, где она чуть ли не смертной казнью карается... Раз уж мы не можем легализовать полностью, то хотя бы нужно как-то контролировать эту лавочку! Ведь вокруг этого огромный криминал!”.

Член Комиссии по правам человека при Президенте РК Марат БАШИМОВ был еще более тверд: “Уже давно назрела необходимость легализации проституции в крупных городах. В Казахстане очень большой процент разведенных мужчин. Трудовой кодекс у нас не соблюдается, люди работают по десять часов в день вместо восьми положенных, поэтому на контакты с женщинами у них не хватает времени. И напряжение у мужчин также связано с тем, что у них нет сексуальных контактов. Отсюда многие проблемы со здоровьем и на работе… Поэтому в этом плане многие проблемы разрешатся с легализацией проституции. В Казахстане это уже существует латентно. Легализация будет способствовать государственному контролю в этой сфере, упорядочению финансовых потоков и защите права человека на здоровье”.

Наша газета тоже интересовалась мнением самых разных экспертов по этому вопросу. Вот, к примеру, что в 2009 году говорила нам президент Ассоциации деловых женщин Раушан САРСЕНБАЕВА: “Сейчас проституцию недаром называют коммерческим сексом, ведь этот нелегальный бизнес наряду с торговлей оружием и наркотиками является очень доходным. И потому его нужно вывести из тени”. По словам Сарсенбаевой, главное, чтобы “ночные бабочки” и их клиенты находились под защитой, проходили медицинское освидетельствование и платили пенсионные отчисления.

Молчание – знак согласия?

А вот мнения исполнительной власти и правоохранительных органов по данному вопросы мы, увы, не знаем.

Исключение составляет Имангали ТАСМАГАМБЕТОВ. В бытность акимом Алматы он однажды вынужден был наличие явления признать, но легализацию отвергнуть: мол, люди у нас не те, менталитет не позволит воспринять такое нововведение. А будучи акимом Астаны, Имангали Нургалиевич призывал жителей столицы, недовольных регулярными слетами “ночных бабочек” у себя под окнами, устраивать рейды против работниц коммерческого секса.

Но больше мы ни от кого из акимов и министров ничего по этому поводу не слышали. И потому хотелось бы обратиться к некоторым напрямую.

Вот, к примеру, мы читаем, что “ночные бабочки” в Нидерландах и Германии объединены в профсоюзы и приносят в казну ежегодно около 5 процентов ВВП. В связи с этим хотелось бы спросить новоиспеченного министра национальной экономики Куандыка БИШИМБАЕВА: если речь идет о таких серьезных деньгах, может быть, не надо отмахиваться? Авторы обращения утверждают: “Благодаря легализации будут выведены из тени значительные средства”. О какой сумме может идти речь?

Интересно также мнение Бахыта СУЛТАНОВА, министра финансов: если предположить, что коммерческий секс будет легализован, то на какой объем налогов может рассчитывать казахстанский бюджет?

Министра здравоохранения и социального развития Тамару ДУЙСЕНОВУ тоже хочется спросить: а как работники коммерческого секса проходят по вашей “бухгалтерии” как самозанятые? А как обстоят дела с их болезнями? Не являются ли они разносчиками венерических заболеваний и ВИЧ? Как вы считаете, не снизится ли заболеваемость, если путан взять под контроль и обязать постоянно проходить медицинское освидетельствование?

Несколько вопросов есть и к Калмуханбету КАСЫМОВУ. Господин генерал-полковник, ведется ли в возглавляемом вами министерстве внутренних дел учет сотрудников полиции, крышующих притоны и сутенеров? Насколько уменьшится уровень коррупции в рядах МВД, если перевести все эти товарно-денежные отношения на почве секса на легальную основу?

Вслед за авторами обращения хочется спросить и мнение генерального прокурора г-на АСАНОВА: Жакип Кажманович, что показывает правовая статистика, как много криминала вокруг проституции? Проводились ли исследования, позволяющие точно определить, от чего больше преступлений – от “серой” проституции или от проституции законной? И если не проводились, то, может быть, настала необходимость их провести?

Надеемся получить от всех упомянутых лиц официальные ответы. Иначе их молчание можно расценить как доказательство недооценки проблемы или как свидетельство личной заинтересованности в сохранении статус-кво.

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ