Опубликовано: 2249

Почему головастые не едут на родину

Почему головастые не едут на родину

Выпускник физико-математического лицея Усть-Каменогорска Иван УСТИНОВ выдержал жесточайший конкурс в университет Ecole Polytechnique. Между защитой первого диплома магистра и зачислением на вторую магистерскую специальность получил диплом Новосибирского университета. Во время каникул Иван объяснил “Каравану”, почему выпускники мировых вузов не спешат на родину.

Тет-а-тет-обучение

– Для поступающих в технический университет Ecole Polytechnique в Париже запредельный конкурс – больше сотни человек на место. Зачем тебе понадобились такие испытания?

– Я учился в Новосибирском госуниверситете, там три курса проходят в бешеном интенсиве, с большими учебными нагрузками. А потом о тебе, условно говоря, забывают. Четвертый курс бакалавриата отведен под написание диплома, но по факту он делается за два месяца. Поэтому после третьего курса никакого прогресса нет. Даже если ребята выходят на международный уровень, это очень узкоспециализированная сфера. У Новосибирского университета да и всех постсоветских вузов такая политика: мы вас на­учили думать, а дальше вы сами. Хотя как нас учили думать? Просто давали очень большую нагрузку. Поэтому после трех лет я постарался покинуть Новосибирск.

– С чем пришлось столкнуться во Франции?

– На первых порах нагрузка оказалась еще интенсивней. Во-первых, французы в целом сильнее, чем наши студенты. Если в НГУ я был среди лучших по математике, в “Эколь Политехе” стал одним из худших. У французов очень сильная математическая база, именно университетская. Поэтому на первом-втором курсах пришлось наверстывать.

– Получилось на­вер­стать?

– Там целая система помощи студенту  – tutorat. Приходишь в деканат и говоришь: у меня проблема с таким-то предметом. Тебе выделяют преподавателя-тютора, и он занимается столько, сколько надо. Раз в неделю, три раза в неделю. Такое обучение тет-а-тет позволяет быстро прогрессировать.

– Какой резон “Эколь Политеху” собирать студентов со всего мира, если французские абитуриенты на голову выше?

– Чтобы сделать его более популярным в других странах. Чем шире география выпускников, тем выше репутация вуза. Чем он известнее, тем больше спонсоров. В “Эколь Политехе” стипендии студентам платит не столько государство, сколько частный фонд. Формируется из спонсорских взносов. Фонд абсолютно открытый, на сайте указано, куда что идет. Французы ради продвижения своих университетов создали консорциум из политеха, горного университета, института мостов, телекома. Это показывает, насколько государство нацелено стать европейским лидером в высшем образовании.

Проблема мотивации

– У нас родители во что бы то ни стало стремятся дать детям высшее образование. А во Франции?

– Во Франции в 9-м классе фильтруют на склонность к гуманитарным или техническим предметам. Кто учился на техническом профиле, может поступать только в технический вуз, и наоборот. Есть classe pre’paratoire – вроде подготовительных курсов. Два года там  интенсивно обучают математике и физике, чтобы пройти фильтр для поступления в тот же “Эколь Политех” или в grande écol (высший университет). Нагрузка сумасшедшая: чтобы поступить в класс-препар­туар, нужно тоже пройти конкурс. Везде система фильт­ров, начиная со школы. Отсеиваются все, кому, по большому счету, не надо учиться. Сейчас во Франции – большая проблема мотивации. Надо в себе силы найти, чтобы учиться в класс-препартуаре, потом в гранд-эколе, хотя можно хорошо зарабатывать сразу после школы.

– Так в чем все-таки мотивация?

– Возможно, в том, что выпускники гранд-эколей через 3–4 года обычно становятся директорами. Примерно 20 процентов выпускников “Эколь Политеха” основывают новые предприятия. Во Франции просто открыть стартап: 25 тысяч долларов дают всем, кто придет с идеей и коллективом 4–5 человек. Идея может быть даже бредовая. В правительстве посчитали, что выгодней вложить деньги в новый проект: четыре месяца люди не просят пособия по безработице, пытаются что-то создать. И главное – рождаются реальные предприятия, которые, возможно, станут основой новой экономики Франции.

– На такую программу нужны немалые средства…

– Все за счет налогов. Чем больше зарплата, тем выше налоги, не всем нравится такая модель. Пока у власти социалисты – это работает. Придут правые – все поменяется.

Равнодушная родина?

– Какие планы у тебя после защиты второго магистерского диплома?

– В Казахстане, чтобы получить доступ к финансовым ресурсам, надо попасть во власть. Даже если ты болашаковец, не факт, что тебе предложат интересную работу. Из-за этого многие не возвращаются на родину. Пытаешься предложить какой-то проект, например, очистить воздух Усть-Каменогорска – поставить углеродные фильтры. Но оказывается, что никому это не надо, проще платить за выбросы в окружающую среду. Это дешевле и привычней. Такой настрой, что никто ничего менять не собирается, отпугивает молодежь.

– И все-таки где ты видишь свое будущее?

– Сейчас айтишники все чаще выбирают работу по “удаленке”. Можно уехать в деревню, где классная природа, или купить землю. У нас в Восточном Казахстане – природа, которую редко где встретишь. Если я увижу здесь возможность интересного проекта и хорошего заработка, конечно, выберу эти места. В Новосибирске, чтобы покататься на сноуборде, приходилось ездить за сотни километров, а здесь снежные горы рядом.

Усть-Каменогорск

Загрузка...