Опубликовано: 2623

Почем снос для народа?

Почем снос для народа?

Стройки замерли, а вот скандалы с изъятием земель продолжаются. Более того, сейчас в этом непростом вопросе еще больше неразберихи.

Работы у государственного предприятия “Алматыжер” по-прежнему много. Но уж теперь, как говорят его сотрудники, дома алматинцев сносят исключительно ради государственных нужд! Аргумент приводится убедительный: денег у большинства строительных компаний нынче не так и много. А потому не могут они себе позволить такую роскошь, как выкуп земли на приглянувшихся участках.

Чтобы убедиться в том, что же на самом деле происходит на наиболее активных в смысле изъятия участках, мы выехали в рейд вместе с сотрудниками “Алматыжер”.

Нас с фотокорреспондентом сопровождали начальник юридического управления Сергей Чайкин, ведущий специалист пресс-службы Селина Тайсенгирова и главный специалист, курирующий изъятие на восточной объездной дороге, Асель Сарымбетова.

ПУТЬ К БОГАТСТВУ ИЛИ К НИЩЕТЕ?

Первая остановка – на первой очереди восточной объездной дороги. По словам Асель Сарымбетовой, строительство дороги разбито на два этапа – 2008-й и 2009 год. Непосредственно попадающих под снос прямо на полотне дороге – 149 собственников. Выкуп ведется за счет средств местного бюджета, но только в границах полотна дороги.

– Сколько собственников уже получило компенсации?

– На нулевом этапе в 2007 году было выкуплено 9 строений, в этом году договоры заключены с 27 собственниками. В срочном порядке выкупаются дома там, где должны быть возведены мост, тоннель и железный мост. По остальным объектам идет процедура оценки. Это обжитый район, люди здесь живут по сорок и более лет. Встречаются как старые строения, так и с нулевым физическим износом. И, надо сказать, изъятие не вызывает агрессии собственников, почти все понимают, что оно обусловлено действительно государственной нуждой.

– А какова процедура оценки? Ведь на деле трудно сказать, сколько стоит то, что не продается и не покупается?

– До получения оценки на руки от оценочной компании мы собственнику никаких сумм не называем. Договоры с оценочной компанией подписывает администратор программ – департамент пассажирcкого транспорта, после этого мы исполняем. В большинстве случаев собственники выходят на мировое соглашение в досудебном порядке. Те, кто не согласен с нами, добиваются своей оценки в суде. Зачастую их требования намного превышают рыночную стоимость.

В разговор вступает начальник юридического управления “Алматыжер” Сергей Чайкин. Показывая на два стоящих рядом дома по улице Луганского, он рассказывает:

– Вот здесь снос затормозился – идет судебное разбирательство. Один из хозяев потребовал около 400 миллионов тенге, другой – 280 миллионов. Суд вынес решение в их пользу. Однако акимат сейчас оспаривает эти суммы. Из бюджета на выкуп и изъятие выделены средства в расчете 40 тысяч долларов за сотку и не более 2 тысяч долларов за квадратный метр жилья.

КОТТЕДЖ НАМ ПОМОЖЕТ

Мы поинтересовались у директора исполкома Казахстанской ассоциации оценщиков Александра Калинина, которому часто приходится выступать экспертом в судах в случае возникновения судебных споров у собственников и оценочных компаний, как проводить оценку сносимых в верхней части города домах коттеджного типа?

– Мы проводим мониторинг стоимости недвижимости в этой части города, находим объекты, аналогичные по площади и строению. Вычитаем износ и по нему выходим на цену объекта.

Цену земли определить трудно, много участков в залогах – они не используются, теряют цену. Я думаю, что сейчас, в связи с тем, что земли в городе изъято и передано в собственность крупных землевладельцев довольно много, ее цена будет резко падать. Сейчас уже можно встретить в газетах объявления о продаже крупных участков по 5–6 гектаров, и цена их не так высока.

Что касается оценки квартир, то сейчас цены на вторичном рынке упали на 60 процентов, на первичном – на 35–40, на элитное жилье – всего на 10, на коттеджи тоже незначительно, до 15 процентов.

ЛЫКО НЕ В СТРОКУ

Однако на деле не все и не всегда выглядит так благостно, как нам попытались нарисовать в “Алматыжер”. К нам в редакцию обратился профессор Тынысбек Коныратбай, у которого правдами и неправдами пытаются изъять участок и дом.

Дело осложняется тем, что во время легализации земли ему, несмотря на положительное решение комиссии по легализации, выдали… договор аренды земельного участка на 10 лет, урезав участок при этом почти на полторы сотки. Профессор пытался узнать, почему же на 10 лет, а не на 49, как прописано в Земельном кодексе? Ответа так и не получил. А когда пришла пора строить восточную объездную дорогу, это стало удобным поводом, чтобы изъять у него участок размером 4 с лишним сотки всего за… 62 тысячи тенге! Мотивировка была самой простой: участок находится в водоохранной зоне!

Хотя участки рядом, по словам профессора, выкупили за гораздо большие суммы. Профессор Коныратбай обратился за помощью в республиканскую финансовую полицию, где все изложенные выше факты приняли к сведению и обязались проверить.

Однако и в деле о сносе его дома тоже не поставлена точка. В “Алматыжер” нас заверили: идет переговорный процесс…

ЦЕНА СНОСА

А наш рейд продолжился. На сей раз мы проехали к массиву частных и двухэтажных домов барачного типа, что в районе улиц Гагарина – Аль-Фараби – Розыбакиева – Кожабекова. Совсем недавно некоторые жители этого района даже собирались голодать из-за несогласия с компенсацией, которую дает компания-застройщик.

Сергей Чайкин поясняет:

– Здесь на участке 7,3 гектара земли расположены 264 собственника. Они отказались от квартир и денежных компенсаций, требуют большего. Если в прошлом году была одна цена, а сейчас она в два раза ниже, то людям это тяжело принять психологически.

Мы стараемся прийти к какому-то консенсусу. К примеру, предлагали собственнице Ягудкиной взамен ее 34 квадратов 2-комнатную квартиру в панельном доме в “Орбите”. Но она предоставила справку, что не может жить в “панельке” по состоянию здоровья. Будем дальше решать вопрос.

Мы, кстати, после рейда связались по телефону с Ириной Ягудкиной. Она слов Алматыжеровцев не подтвердила:

– Никаких предложений по жилью я так и не дождалась. Более того, мою 2-комнатную квартиру в суде оценили в 34 тысячи долларов. Но даже те, кто согласился на предложенные компенсации еще в октябре–ноябре 2007 года, денег не получили.

РАЗВЯЗКА РАЗВЯЗАЛА РУКИ?

Еще один объект, куда мы направляемся с сотрудниками “Алматыжер”, – развязка на Райымбека – Розыбакиева. Здесь до сих пор пробуксовывает снос объекта, который, по словам Сергея Чайкина, был незаконно захвачен предпринимательницей Раушан Адетбековой.

В непосредственной близости от строящейся развязки мы видим небольшой магазинчик и крытую летнюю площадку.

– Владелица участка, совершившая самозахват, требует в качестве компенсации 500 тысяч долларов, – вводит нас в курс дела Сергей Чайкин. – Суд уже вынес решение о принудительном сносе и выплате компенсации за стройматериалы в размере 10 миллионов тенге. Но предпринимательница подала апелляцию.

Мы связались с Раушан Адетбековой. На поверку оказалось, что документы на “самозахваченный” участок у нее имеются. Она купила уже легализованный участок у одной фирмы за 500 тысяч долларов. В “Алматыжер” же считают, что им приходится расхлебывать последствия чьей-то халатности.

Впрочем, окончательную точку в этом деле должен поставить суд. На него уповают и те, кто сносит, и те, кого сносят. Как угодить и тем и другим?

Жанар КАНАФИНА. Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

Загрузка...