Опубликовано: 2174

Победитель WSB-2011 Канат АБУТАЛИПОВ: Просыпался, заводил машину и думал: а куда мне ехать?

Победитель WSB-2011 Канат АБУТАЛИПОВ: Просыпался, заводил машину и думал: а куда мне ехать?

Как и четыре года назад, первым спортсменом, завоевавшим право выступить на летней Олимпиаде, стал боксер. Но если у Берика Абдрахманова главные турниры еще впереди, то Канат Абуталипов, выигравший Всемирную серию бокса в 2011‑м, карьеру завершил в августе 2012-го. Сейчас участник двух Олимпиад – старший инспектор СОБР ДВД Астаны, живет в спортивной семье и ни о чем не жалеет.“Немного

соскучился”

– Еще до Олимпийских игр в Лондоне я все решил: как бы они для меня ни закончились, ухожу из спорта, – вспоминает Канат АБУТАЛИПОВ. – Потому что тогда боксом наелся. Сейчас, когда прошло два с половиной года, немного соскучился, на ринг тянет, но понятно, что в спорт не вернусь. Я нашел себя в жизни вне спорта, полтора года назад мне присвоили звание капитана.

– Чем занимаетесь в СОБРе?

– Мы и преступников ловим, и бойцов готовим по рукопашному бою. Я куратор по физподготовке. Каких-то экстремальных опытов, как у Серика Елеуова (бронзовый призер Олимпиады-2004 прошел 70-километровый марш-бросок с полной боевой выкладкой. – Прим. авт.), у меня не было. Но вот стреляю я хорошо, и кроме этого все зачеты сдаю на отлично. Спасибо спорту, проблем с физподготовкой у меня нет никаких.

– Считаете, что на Олимпиаде в Лондоне вас засудили в бою против ирландца Невина?

– Да. Я не раз пересматривал этот бой. Мне еще до поединка говорили, что судьи будут помогать ирландцу. Но когда в первом раунде я наношу несколько ударов в голову и оказывается, что проигрываю 5 очков, все становится ясно: меня засуживают. До конца боя судьи преимущество Невина в 5 очков и удерживали.

– Чиновники Федерации бокса постоянно заявляют, что делают все, чтобы наших боксеров не засуживали…

– Скажу так: в том поражении я сам виноват. Не надо было бежать на ирландца, а стоило боксировать так, как обычно: спокойно, грамотно. Но…

– Вы завершили карьеру в 29 лет. Не хотели изнурять себя еще одним олимпийским циклом?

– В моем весе до 54 кг важна скорость. Я устал, потому что прошел три олимпийских цикла. На две Олимпиады съездил, а на самую первую – в Афины – не попал. Не повезло. Тренеры сборной решили: на чемпионат Азии, где разыгрывались первые олимпийские лицензии, поедет победитель первенства страны. Если он не сможет выиграть, то на следующий турнир отправится второй боксер, а потом, в случае неудачи, – третий. Я, как чемпион страны, отправился на первенство Азии. Но в бою с корейцем столкнулся с уникальной ситуацией: сначала победу отдали мне, а потом судьи стали совещаться и решили, что выиграл кореец! Так я остался без путевки в Афины. В итоге лицензию завоевал Миржан Рахимжанов, сделал это на последнем отборе в Пакистане, где серьезных соперников у него не было.

Обо всем забыли

– Вспоминаете выступления за “Астану Арланс”?

– Конечно! Как такое можно забыть?! Это был новый интересный проект, хорошие ребята, непростые поединки. Было непривычно боксировать без шлема, по пять раундов. Чувствовал, что от боя к бою становлюсь сильнее и выдерживаю физически все раунды. Но больше всего рад тому, что не проиграл ни один из восьми своих поединков.

– Вы стали первым победителем индивидуального турнира Всемирной серии бокса (WSB). Для вас ценно это звание?

– Да. Даже сейчас, после завершения карьеры, встречаю людей, которые считают меня чемпионом мира. Приятно. Тот финальный бой с французом Нордином Оубали хорошо помню. Тогда сложилась интересная ситуация: наши клубы должны были встретиться в финале, а через три недели по плану боксировали мы. Но французы Нордина не заявили – берегли для индивидуального первенства, а я выступал и там и там. Оба боя выиграл.

– В финале с Оубали вы впервые отбоксировали 7 раундов…

– Выиграл потому, что грамотно рассчитал свои силы. Еще до выхода на ринг решили с тренером: “Пусть француз делает все, что хочет. А я напрягаться не стану. У меня будет еще пять раундов”. Так и получилось. Нордин вымахался, а когда много бьешь и не попадаешь, то и уверенность пропадает. В третьем раунде в его глаза смотрю и вижу: он выдохся. А я свежий – до этого работал нырочками, уклонами, в удары не вкладывался, так что мог прибавить.

– О вас сейчас вспоминают, скажем, в Республиканской федерации бокса? Или в управлении спорта Астаны?

– Ха-ха-ха! Хороший вопрос. Не вспоминают. Хотя, когда был спортсменом, мне постоянно говорили, что должен честь Астаны отстаивать, побеждать везде. За свой город с детства выступал, сколько чемпионатов страны выиграл! А сейчас тишина, обо всем забыли. Но я ничего ни от кого не ждал. Хотя вы спросили, и я задумался: после завершения карьеры мне никто не звонил, не спрашивал, не нужна ли помощь, может, помочь в трудоустройстве? Ни из Казахстанской федерации бокса, ни из городской, ни из управления спорта ни одного звонка не было. Ушел из спорта – и все. Хорошо, что вы, журналисты, о нас вспоминаете.

“Хорошо, что смог найти работу”

– Жизнь после спорта у многих складывается непросто…

– Первые два месяца после завершения карьеры были сложными – получил удар, которого не получал и в ринге. Потому что тогда все было понятно, устроено, а тут пришлось выкарабкиваться самому. Два месяца лежал и смотрел в потолок. Иногда заводил будильник на 7 утра и думал: “Все, начинаю двигаться”. Но вставал, выходил из дома, заводил машину и думал: куда поеду, что буду делать? Хорошо, что смог найти работу.

– Кто из ваших соперников бил сильнее всех?

– Ирландец Невин. Парень мощный, физически крепкий. Бьет от души. Но за всю карьеру не был в нокауте, не сидел на полу.

– А сами чистым нокаутом побеждали?

– Такого, чтобы ударить, а человек упал и не встал, не было. Хотя у меня был хороший удар справа, а также левый встречный прямой. Многие соперники признавали, что бью сильно.

– Неужели так и говорили?

– Да. Когда в WSB выступал, дважды боксировал с одним корейцем. В том числе у него дома. После второго боя он ко мне подошел, взял мою правую руку, к себе поднес и говорит: “Больно”. Он молодец, мужик, не боится признаться, что кто-то сильнее. Я тоже, когда проигрывал сопернику, никогда не валил на судей, на кого-то еще, а винил только себя.

“У детей выбора не было”

– У вас спортивная семья – супруга Наргуль боксом занималась.

– Когда в 2004-м в Казахстане стали развивать женский бокс, она со своей сестрой-близняшкой Назгуль была первооткрывателем в этом виде спорта. Мы часто были вместе на сборах и как-то даже на одном турнире выступали. В Турции она выиграла, а я стал вторым.

– Многие жены боксеров своих мужей не понимают: у них постоянные сборы, турниры…

– Мне в этом плане повезло. Жене не надо было объяснять, почему мало времени провожу дома, зачем надо постоянно ездить на сборы. Хотя друзья подкалывали: она же бьющая, не повезло тебе! Вспоминали, что она была чемпионкой мира по кикбоксингу, и добавляли: “Ссориться с ней не надо, ты только руками бить можешь, а она и ногами!”.

– Что вы отвечали?

– Тоже шутил: “Ничего страшного. По очкам я выиграю”.

– У вас двое сыновей. Они спортом занимаются?

– У них выбора не было. Они на бокс со мной ходили, супруга их кикбоксингу обучает. Подтягиваются, плавают, отжимаются, катаются на коньках. Ну и руки у них поставленные, конечно.

– Вы завоевали олимпийскую лицензию за год до Игр. Какой совет дали бы Берику Абдрахманову, которому практически ничего не помешает выступить в Рио?

– Пусть готовится спокойно, без нервов и ездит на крупные турниры – надо соперников просмотреть, изучить. На чемпионате мира в этом году ему надо обязательно выступить. Но главное – слушать себя и своего тренера. Помню, как радовался, когда завоевал лицензию. Сразу попал в национальную сборную, мог целенаправленно готовиться к Олимпиаде. Участвовал в турнире в Баку, где видел бои того же Невина. И хотя не считаю, что в Лондоне ему проиграл, ни о чем не жалею.

Попытка номер два

В казахстанском боксе Канат Абуталипов не единственный, кто выступал на двух Олимпиадах, но оставался без медали. “КАРАВАН” вспомнил всех файтеров, сумевших пробиться на Игры дважды.

Выступить на одной Олимпиаде и добиться высокого результата для многих бойцов является недостижимой мечтой. А Болат Жумадилов и Ермахан Ибраимов, мало того что выступили в 1996 году в Атланте, так еще и с медалями вернулись. Жумадилов – с серебряной, а Ибраимов – с бронзовой. Спустя четыре года в Сиднее Болат вновь повторил свой серебряный результат, а Ермахан, выиграв в финале у румына Симона, стал олимпийским чемпионом.

Тогда же, в 2000-м, в Сиднее свой главный карьерный подвиг совершил тяжеловес Мухтархан Дильдабеков, выйдя в финал. Спустя четыре года на Олимпиаде в Афинах казахстанцу откровенно не повезло с жеребьевкой. Уже в первом поединке он встретился с обладателем сиднейской бронзы немцем Кобером, которого победил. А в четвертьфинале Дильдабеков проиграл будущему чемпиону турнира россиянину Поветкину.

Кстати, именно тогда в Сиднее свою первую попытку добыть олимпийскую медаль предпринял Нуржан Каримжанов, но уступил в четвертьфинале. Через четыре года на Олимпиаде-2008 в Пекине также в четвертьфинале его откровенно засудили в поединке с болгарином Георгиевым.

Первым казахстанским спорт­сменом, кто, будучи олимпийским чемпионом, защищал свой титул, был Бахтияр Артаев. Триумфатор Олимпиады-2004 в Афинах на следующих Играх в Пекине провел два отличных боя, в одном из которых в блестящем стиле обыграл россиянина Коробова. Но в четвертьфинале Бахтияр неожиданно уступил британцу Дигейлу.

К слову, в китайской столице не смог пройти дальше четвертьфинала и Серик Сапиев. Но спустя четыре года боксер снова выступил на Олимпиаде, а что там произошло – известно всем. Его золото – высшей пробы.

Загрузка...