Опубликовано: 2129

Плата за ноты

Плата за ноты

У казахстанских артистов появилась своя “крыша”!

Казахстанское общество по управлению правами исполнителей начинает настоящую охоту на тех, кто “угощает” посетителей чужими музыкальными произведениями.

Теперь за то, что в вашем ресторане играет музыка, придется платить исполнителям – за этим и будет следить Казахстанское общество по управлению правами исполнителей.

Правда, информация об этом с трудом воспринимается владельцами заведений общепита, мы сами это увидели, отправившись в рейд с представителями общества.

Впрочем, общество, защищающее артистов, это не смущает, оно намерено идти до победного гика, и если потребуется, то и судиться!

Бесплатно – только Бах

Слушая в какой-нибудь кафешке приятную музыку, вы и не подозреваете, что становитесь свидетелем нарушения прав исполнителя – ведь за это удовольствие им никто не платит. Ловить нелегалов будет теперь Казахстанское общество по управлению правами исполнителей. Не путать с КазАК – Казахстанским авторским обществом, которое занимается только правами авторов, но не исполнителей и производителей фонограмм.

Вместе с генеральным директором общества Асетом БЛИЕВЫМ с “инспекцией” мы нагрянули в один известный алматинский ресторан. На летней площадке играет музыка.

– Мы бы хотели с вами поговорить о том, что необходимо выплачивать авторское вознаграждение исполнителям, – начинает разговор Асет.

– Ой, у нас же музыка неживая, так, фоновая, – поясняет девушка-администратор.

– Не имеет значения, фоновая она или нет, в соответствии с Законом “Об авторском праве и смежных правах”…

– В таком случае мы будем ставить исключительно Баха. За него же не надо платить?

– Не надо, – соглашается А. Блиев.

– Вы знаете, это нормальная практика для всех цивилизованных стран, – вмешиваюсь я в разговор.

– Не знаю, возможно, – отвечает администратор. – Но я первый раз с этим сталкиваюсь.

– Законом нам позволяется прийти к вам и проверить. Но сначала мы предлагаем заключить договор, – уговаривает Асет.

– Хорошо, а куда идут деньги?

– Они распределяются между исполнителями.– В любом случае эти вопросы я не решаю, говорите с управляющим. Но можно мы еще сегодня в обычном режиме поработаем?

– Для такого ресторана 20 тысяч тенге в месяц – это совсем небольшие деньги, – рассуждает, покидая заведение, Асет Блиев. – Когда мы разрабатывали ставку, то взяли за основу опыт наших партнеров из Всероссийской организации интеллектуальной собственности. Там ставки высчитываются в процентном выражении, 3–5 процентов от дохода заведения. Но мы пошли более демократичным путем – от количества столиков. С расчетом по 300 тенге за каждый стол.

Пока Казахстанское общество по управлению правами исполнителей заключило соглашения с 60 казахстанскими исполнителями, посредством Всероссийской организации интеллектуальной собственности – с более 10 тысячами российских артистов и через Гильдию авторов и исполнителей Узбекистана – с более 1000 узбекских музыкантов. Переговоры же ведутся со всеми организациями от Америки до Азии. Согласно соглашениям, если произведения наших исполнителей используют за рубежом, им также собирают вознаграждение и отправляют в Казахстан. Управление своими правами обществу уже доверили Роза Рымбаева, Макпал Жунусова, Батырхан Шукенов, группа “Орда”, Бахыт Шадаева и многие другие.

Будем точечно судиться!

Только в Алматы работает более 3 тысяч заведений общественного питания, отдыха и развлечения. Организация планирует собирать вознаграждение со всех малых и больших кафе по всему Казахстану. В среднем ресторану, где прослушиваются или исполняются композиции, данная услуга обойдется в 20 тысяч тенге, кафе или бар должны выложить от 10 тысяч тенге, для караоке-клубов – тоже свой тариф.

– Даже если это будет шашлычная на три столика, где играет маленький магнитофончик, все равно придется оплачивать! Это справедливая оплата артистам. Ведь автор и исполнитель вложил свой труд, средства в создание песни, но он не получает никакого вознаграждения за то, что его песни всюду исполняются.

Инспекторы уже разнесли письма владельцам алматинских кафе и ресторанов с разъяснением, на основе каких законов работает Казахстанское общество по управлению правами исполнителей. И с предложением – заключить договор в течение 10 рабочих дней о выплате вознаграждения за использование фонограмм и исполнения на этих фонограммах.

Идею, мягко говоря, не приветствуют. В лучшем случае говорят: “Сюда не приходите, за нами стоят та-акие люди!” – и пальцем куда-то наверх показывают. Бывает, что и силой за порог выставляют!

Но инспекторы общества не унывают.

– В гражданском порядке мы можем подавать иски о выплате компенсаций по принуждению, через суд. Если надо, то будем точечно ходить и судиться с каждым! – говорит Асет.

В идеале все должно выглядеть так: рестораторы ежемесячно заполняют рапортичку с указанием исполнителя, автора песни и количества раз ее звучания в стенах заведения. В европейских странах есть электронный аппарат, который за месяц сам все это “считает”.

Батыра с Мадонной не сравнить

По закону, принятому многими странами мира, авторские права исполнителя охраняются в течение всей его жизни и 70 лет после нее. Так, за исполнение произведений Элвиса Пресли по всему миру его наследники заработали около 40 миллионов долларов только в прошлом году!

– Во всем мире исполнители зарабатывают на продаже своих дисков. Но самый успешный диск, проданный в Казахстане, – это “Отан ана” Батыра, куплено примерно 5 тысяч экземпляров… Не сравнить с миллионными тиражами Мадонны, – объясняет нам положение Асет Блиев по дороге на наш второй объект – в паб.

– Письмо получили, но еще не читали, – сразу признался парень из администрации, – но вам надо к нашим юристам обратиться. А у нас Казахстан представляет интересы зарубежных групп? – любопытствует администратор.

– Подобные общества есть в каждой стране, пока мы только разъясняем, что оплачивать нужно, – терпеливо растолковывает Асет.

– Мы тут просто работники, нам в принципе все равно. А если исполняют сами казахстанские исполнители, что тогда? – интересуются в пабе.

– Если исполняют собственную песню, то вопросов нет. А вот если перепевают кого-то... Уголовным и Административным кодексами предусмотрена защита авторских и смежных прав.

Молодой человек пообещал донести информацию до начальства...

Под кого сидеть будем?

Мы заходим в последнюю точку на нашем маршруте – ресторан национальной кухни. Асет привычно начинает объяснять цель визита.

– Все понятно, – говорит старший менеджер. – Но я не хозяйка.

Пока девушку кто-то отвлекает, замечаем, что в самом центре зала на экране “за бесплатно” поет Нурлан Абдуллин.

– Значит, в рапортичке они должны указать, что у них крутился клип Абдуллина и сколько раз. Они должны будут ему заплатить как человеку, первому исполнившему данную композицию.

– У нас больше поют народные песни, – поясняет менеджер. – Если современные казахские, то мы часто приглашаем самих артистов, недавно Беркут приезжал. А вот в другом зале у нас поет девушка не свои песни. Мы не против вознаграждений, но решает директор…

В общем, даже наш небольшой рейд показал: работы тут – непочатый край! И чем дело кончится, пока непонятно. Может, труд музыкантов и впрямь будет достойно оплачиваться. А может, сидеть в кафешках мы будем исключительно под музыку Баха…

Адиль ЖАМБАКИЕВ, композитор, исполнитель, группа “Дервиши”:

– В регионах ситуация вообще провальная. Что делается: играется лицензионная фонограмма, а “сверху” поет местный исполнитель. Пусть в таком случае берут инструменты и играют! Мы же не говорим – не исполняйте! Если он вживую сядет и сделает обработку – мы подойдем и поблагодарим! Исполняя нашу песню, они зарабатывают на нас гораздо больше, чем мы! Он за заказ берет 500–1000 тенге. А одну песню за вечер могут и десять раз заказать! Мы за концерт столько не получаем…

Болат СЫЗДЫКОВ, музыкант, дуэт “Мюзикола”:

– Наш коллектив много лет работал в Москве, там давно работают общества по охране смежных прав. Не то, что мы рассчитываем на какие-то деньги, главное, что наши права будут защищены! До этого у нас никто и никогда их не защищал! Вся эта обстановка на постсоветском пространстве интересна – нигде не наблюдается законности!

Марина ХЕГАЙ, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

Загрузка...