Опубликовано: 1453

Певец экрана

Певец экрана

Наши корреспонденты побывали в гостях у знаменитого актера Нуржумана Ихтымбаева. В кино он сыграл более сотни ролей. Старшему поколению он полюбился, например, по фильму “Великий самоед”. А молодежь знает актера по обоим “Дозорам” – “Ночному” и “Дневному”.

Не имея профессионального образования, но обладая уникальным голосом и музыкальным талантом, он нашел свое место на экране. В кино, как говорит сам Нуржуман, его привело умение петь и играть на домбре. В гостях у актера мы убедились: домброй он владеет виртуозно. Играет также на многих других струнных, а также духовых инструментах.

– В оркестре я шел сзади со своей трубой, и вся пыль оседала на меня, – смеется актер. – Подумал, что надо выдвигаться вперед, где шли кларнетисты и трубач. Шесть месяцев учебы, и я стал кларнетистом.

Ихтымбаев – актер, которого знал весь Советский Союз. Он и сегодня востребован. Снимался на “Мосфильме” у культового сегодня режиссера Тимура Бекмамбетова в “Дозорах”. Лента этого года – “Подарок Сталину”. Скоро выйдет в прокат казахстанско-американский боевик “Ближний бой”. Есть предложение из Индии.

Пригласив нас в гости, известный актер показал свою мастерскую, где чеканит ремни из серебра. “А здесь я отдыхаю от кино”, – отметил он с улыбкой.

Разговор с мастером экрана получился неформальным. Он ушел от рассказа о своих находках и заслугах, а просто стал вспоминать случаи, оставившие незабываемый след в его богатой на события актерской жизни.

От домбры до кино – один кюй

Перед публикой Нуржуман выступает с 12 лет... Он обладатель Гран-при Московского фестиваля художественной самодеятельности: Ихтымбаев пел и играл на домбре. После этого уже на концерте в Алма-Ате в его гримерку зашла высокая девушка.

– Она представилась Сарой и говорит: “Хотите в кино сниматься?”. Прихожу на киностудию, захожу в павильон – там дым, пыль, грязь, накурено. Когда пробы закончились, уехал домой, в село Алтын Алматинской области, не оставив своих координат. Не понравилась мне тогда киношная атмосфера.

Новое знакомство с киноискусством у Ихтымбаева состоялось в 1966 году, когда он преподавал в Жаркентском педучилище музыку, вел драмкружок и еще работал… тренером по боксу.

– Приехала киногруппа, искала сильных ребят – я рекомендовал своих, – продолжает Нуржуман. – Вдруг приезжает администратор и кричит: “Там твои пацаны избили всех киношников!”. Думал: ох, разборка меня ждет. Подхожу, смотрю стоит Сара, с которой мы 6 лет назад общались. Она оказалась вторым режиссером.

В тот же день его познакомили со снимавшимся в картине основоположником оперного театра Курманбеком Жандарбековым. Вся съемочная группа отмечала его день рождения. Ихтымбаев спел под домбру. Потом снова спел… И так до конца праздника:

– Слово старика было законом, Курманбек сказал режиссеру фильма Абдулле Карсакпаеву: “Ты искал эпизодника, давай снимай его”. “Умеешь скакать верхом?” – спрашивает меня режиссер. А я – аульский парень, как надо скакать, так и буду: с седлом – без, с уздечкой – без нее. Так я получил свою первую роль в “Тревожном утре”.

Первые партнеры на “Мосфильме” – легендарные Рыбников и Ларионова

Молодого актера заметили. Пригласили в Алма-Ату.

– Пока несколько месяцев ждал вызова из столицы, понял для себя, что полдуши уже ушло в Алма-Ату, – не скрывает Нуржуман. – Когда я приехал, оказалось, что люди, приглашавшие меня, уехали на совещание в Москву. Замдиректора предложил подождать и перекантоваться несколько дней на диване в коридоре киностудии, а там – клопы, спать не давали. Вспомнил, что еще пацаном приезжал в Алма-Ату с отцом на байгу. Пошел искать дом, в котором мы останавливались. Оказалось, что это родственники семьи. Они меня отмыли, побрили, одели.

Поехав на Зеленый базар, Нуржуман увидел объявление о наборе актеров в кукольный театр. Нужно было всего лишь спеть. А уникальный голос всегда был козырем Ихтымбаева. Его взяли на работу актером-кукловодом. Впоследствии “Казахфильму” пришлось платить “компенсацию” кукольному театру за время отсутствия Нуржумана на съемках. А в 1967 году он стал одним из первых штатных актеров “Казахфильма”. В 1968-м уже снимался на “Мосфильме”.

– Первым моим партнером по съемкам был знаменитый актер Николай Рыбников, – вспоминает Нуржуман. – Потом – известная во всем Союзе красавица Алла Ларионова, Ольга Сошникова, знакомая многим по фильму “Семнадцать мгновений весны”… Играть в трех-четырех картинах в год было нормой. Снимался на “Казахфильме”, “Мосфильме”, Свердловской и Одесской киностудиях. В неделю по три дня проводил в самолетах.

Послушай, не идет ли дождь?

Ихтымбаев – лауреат Государственной премии СССР за ленту о целине “Вкус хлеба” (1979). Многие помнят Нуржумана по фильмам “Песнь о Маншук” (1969), “Конец Атамана” (1970)… Но не менее важной в своей актерской биографии он считает роль ненецкого художника Тыко Вылке в двухсерийной картине “Великий самоед” (1981). Сценарий написал знаменитый писатель Юрий Казаков (он перевел “Кровь и пот” Абдижамиля Нурпеисова на русский язык).

– Мы с Юрой как братья были, – говорит Нуржуман. – Домбру он мог часами слушать. “Кара кул ботан” – его любимая песня. Это история об аксакале-охотнике, который принял своего внука за олененка и застрелил… Однажды мы вместе летели на самолете в Москву, я пел “Кара кул ботан”, и пассажиры стали перемещаться в хвост послушать нас. Пилот кричит: “Что вы делаете! Самолет баланс потеряет!”. В 1982 году Юра умер, в его дневнике нашли описание этой песни… Французы решили снять фильм-посвящение Казакову. Он переводил и французскую классику. Стали искать меня. Юра всегда называл в своих записях меня Жаном. Искали во Франции, России… Кто-то подсказал обратиться в Алматы. В 1995 году раздался звонок из Парижа и приглашение сыграть в фильме о Казакове “Послушай, не идет ли дождь?”, – снимал Аркадий Кордон.

Перед смертью Казаков написал лишь название нового рассказа: “Послушай, не идет ли дождь?”. Ленте дали это название. Нуржуман в ней много играл на домбре и во второй раз попал на Северный Ледовитый океан:

– Впервые я оказался на Новой земле, когда снимали “Великого самоеда”, мы плыли 6 месяцев на корабле.

Зритель не прощает халтуры

В ближайшие месяцы должен выйти в прокат казахстанско-американский фильм “Ближний бой”. Ихтымбаев сыграл в нем отца главного героя – корейского бойца Кунг Ли.

– Я когда у него на корейском языке попросил сигарету, Ли аж подпрыгнул, – улыбается актер.

Фильм – на английском языке. Снимался в Нью-Йорке и Шымкенте.

– Режиссер мне говорит: “Вы так без остановок разговариваете, наверное, английский знаете?” – делится Нуржуман. – А я ему: “Нет! У меня есть свой секрет.” Как закончилась съемка, режиссер пристает – ну расскажите. У меня всегда с собой белый лейкопластырь – на нем пишу текст, клею там, где снимаем. Например, играем в бильярд, я обклеил весь бильярдный стол и даже шар. Режиссер чуть не упал, мол, надо же до такого додуматься!

А еще голосом Нуржумана Ихтымбаева говорит множество персонажей русского и зарубежного кино. У него имеются даже награды за озвучивание.

– Прибалтийский и русские актеры так разговаривали у меня по-казахски, что никто не мог придраться, вот так качественно мы делали, – смеется Ихтымбаев. – А то, что происходит сейчас, – это называется дикторский перевод. Хорошее озвучивание добавляет 30 процентов образу, плохое – делает хуже. Зритель ни в чем не терпит халтуры! В фильме “Подарок Сталина” приготовили для меня пенопласт, а рядом – настоящий камень, три человека поднимали. Я поднял пенопласт – видно, что халтура. Я оператору говорю: вдруг я подниму, ты будь начеку. Я поднял эту глыбу, вся группа кричала: “Брось, аға!” – боялись, что надорвусь. А я, наоборот, вылечился. У меня болела спина, не мог разогнуться, но до того напрягся, что все мои позвонки на место встали…

Сейчас Ихтымбаеву поступило предложение от режиссера из Индии. Однако пока камера не крутится, об этом не принято говорить. Актеры – они ведь суеверные...

Марина ХЕГАЙ. Фото Тахира САСЫКОВА и из личного архива Нуржумана Ихтымбаева

последние работы

“Ночной Дозор” (2004) и “Дневной Дозор” (2006)

До съемок Нуржуман не был знаком с режиссером фильма Тимуром Бекмамбетовым. Все началось с того, что однажды ему позвонили: “Вы не хотите сниматься на “Мосфильме?”. На что последовал ответ: “А что здесь такого, это мой родной дом, не Голливуд же?!”. Ихтымбаев играет Зоара – хранителя мела, которым можно переписать судьбу. Зоар олицетворяет вечность и мудрость. Это габаритный и мистический персонаж. В фильме он весь из золота – загримированы были даже зубы. Сцены фильма снимали в Алматы и в Москве. После оглушительного успеха обеих частей картины Зоара – Ихтымбаева стало узнавать и молодое поколение.

“Записки путевого обходчика” (2007)

Журналисты из Москвы хвалили режиссера Жанибека Жетыруова, который нашел такого хорошего слепого (его сыграл Нуржуман). Они не поверили своим глазам, когда им представили зрячего актера. Даже давняя знакомая актриса Ирина Алферова не узнала Ихтымбаева в этом образе! Фильм получил 11 международных призов на кинофестивалях, из них 5 – Гран-при. Сам Ихтымбаев был удостоен приза за лучшую мужскую роль на Московском фестивале “Верное сердце-2007”.

“Подарок Сталину” (2008)

Трогательная история о мальчике, который вылепил игрушку и просит передать ее Сталину, чтобы он отпустил его родителей. Ихтымбаев сыграл роль контуженного старика, который усыновил этого мальчика и нашел его родственников в далекой Москве. Расставание с ребенком стало ударом для персонажа Нуржумана. Отправив ребенка в столицу, старик приходит домой и умирает.

Марина ХЕГАЙ. Фото Тахира САСЫКОВА и из личного архива Нуржумана Ихтымбаева

Загрузка...